ЧИСЛО - грамматическая категория, выражающая: у существительного — количественные характеристики предметов (независимая функция) и синтаксическое согласование с другими существительными (синтаксическая функция); у глагола и прилагательного - синтаксическое согласование с существительным. У существительных нозможно согласование по числу в именном сказуемом и приложении, напр.: Этот город — столица государства и Эти города - столицы разных государств; У этого города, столицы государства, своя напряжённая жизнь и У этих городов, столиц разных государств, своя напряжённая жизнь. В совр. рус. языке категория Ч. основывается на противопоставлении двух членов: единственного и множественного Ч. (в др.-рус. языке эта категория была трёхчленной, т.к. включала двойственное число, см.).
Значение категории Ч. существительного во многих грамматиках понимается как обозначение количества предметов: один - более одного. По В. Н. Сидорову, это следующая оппозиция: формы мн. ч. указывают на нек-рое (неопределённое) количество более одного; в формах ед. ч. отсутствует указание на к.-л. количество - формы типа железо, терпение, ловкость, студенчество не обозначают единичного предмета; формы типа корова в контексте Корова даёт молоко, а овца -шерсть может обозначать несколько или все предметы, а в контексте Наша корова даёт молоко эта форма обозначает один предмет. Существуют и иные трактовки грамматической семантики Ч. В основе оппозиции форм видят отношения признаков: расчленённость (множественное Ч.) -отсутствие указания на расчленённость (единственное Ч.) - А. В. Исаченко, целостность - нецелостность (с асимметричным отношением для качественных и пространственно-временных характеристик - О. Г. Ревзина).
Предложены описания многошагового выбора форм Ч. в тексте: помимо денотативной обусловленности (количество предметов в конкретной ситуации) учитываются и логические отношения, а также коммуникативные, прагматические факторы, в частности, ведущие к транспозиции форм (напр., мн. ч. гиперболическое: Вот возьми *Со-временник» почитай — Некогда мне *Со временники» читать - пример из разг. речи).
Наиболее распространена точка зрения, согласно к-рой Ч. существительного - словоизменительная категория. Однако Ф. Ф Фортунатов и его последователи (П. С. Кузнецов, Сидоров, Н. А. Янко-Триницкая, Л. Н. Булатова и др.) относят формы ед. и мн. ч. к словообразованию, т. е. рассматривают существительные в ед. и во мн. ч. как слова разных грамматических классов. Подобно роду, числовые формы требуют по правилам согласования определённых форм Ч. прилагательных и глаголов.
Значение Ч. выражается в существительном вместе со значением падежа. Формы ед. и мн. ч. различаются системами флексий. В формах ед. ч. выбор флексии зависит от типа склонения (см.), во мн. ч. различие типов склонения проявляется лишь в части падежей. Подпарадигмы Ч. могут различаться, кроме того, ударением (ср.: дом, дбма и дома, дамбе; веслб, весла и вёсла, вёсел) и структурой основы - наличием особых суффиксов (колос — колосья, сын - сыновья, утёнок - утята, армянин - армяне), супплетивными основами (человек - люди). Наличие двух форм Ч. выделяет класс считаемых предметов.
У большой группы существительных есть только одна форма Ч.: единственного (singularia tantum) или множественного (pluralia tantum). К singularia tantum относятся существительные с вещественным значением (виноград, алюминий), с собирательным значением (детвора, родня), отвлечённым значением действия или признака (ходьба, горе, здоровье, ширина). К pluralia tantum принадлежат слова, называющие предметы, состоящие из двух частей (очки, ворота, кавычки), сложные или характеризующиеся пространственной или временнбй протяжённостью предметы (шахматы, кудри, мемуары, джунгли, ка никулы, сутки), действия и состояния (проводы, побои, нелады), вещества (щи, белила, отруби).
Вещественные и отвлечённые существительные, развивая конкретные значения, могут приобретать две формы Ч.: масло (вещество) и масло (вид вещества) — масла; движение (название действия) и движение (конкретное проявление действия) - движения; скорость (название признака) и скорость (конкретное проявление признака) -скорости. Все существительные singularia tantum обозначают предмет в отвлечении от идеи счёта и, следовательно, количества. Среди слов, традиционно относимых к pluralia tantum, слова типа сутки, сани могут обозначать один предмет и более одного предмета, на что указывают обычно лексические сопроводители: одни сани — все сани; одни сутки - много суток.
При определении категориальных значений форм Ч. одни лингвисты исходят только из значений соотносительных форм Ч , другие включают в обобщение и формы singularia и pluralia tantum.
Формы Ч. считаемых существительных имеют несколько частных значений. Форма ед. ч. обозначает один предмет, напр. Тетерев сидел на земле, или не несёт никакой информации о количестве предметов при родовом употреблении: Тетерев здесь не водится; День металлурга; Наш завод более пятидесяти лет выпускает ручную швейную иглу и рыболовные крючки. Форма мн. ч. представляет количество предметов как неопределённое. Оно может обозначать класс предметов: Тетерева здесь не водятся, количество более одного: Тетерева сидели на земле, неопределённое множество предметов, к-рое может проясняться как равное одному: В вагоне у нас новые пассажиры - молодая женщина с чемоданом. В определённых контекстах возможна взаимозамена форм ед. и мн. ч.; ср. Тетерев здесь не водится и Тетерева здесь не водятся.
Среди местоимений-существительных (см. Местоимение) только личные и указательные имеют корреляцию по Ч.: я — мы, ты — вы, он, она, оно - они. Семантические отношения их нестандартны (мы не означает множество говорящих, а означает 'говорящий и другие', вы может означать как множество адресатов речи, так и 'адресат речи и другие'), поэтому эти формы иногда рассматривают как разные лексемы. При местоимениях себя и кто указание на Ч. несут формы согласуемых определений самого/самих себя, кто такой/такие. Другие местоимения-существительные противопоставленных форм Ч. не имеют и требуют согласования в форме ед. ч.
Отсутствие категории Ч. является отличительной грамматической характеристикой числительного как части речи.
Категория Ч. у прилагательных и глаголов -словоизменительная, синтаксическая. Формы Ч. слов этих частей речи согласуются в предложении с формами Ч. существительных, тем самым они опосредованно указывают на то, что один предмет
или более одного предмета являются носителями данного процессуального или непроцессуального признака. В сочетании с несклоняемыми существительными форма Ч. прилагательного или глагола является единственным выразителем числовой информации. Форма мн. ч. может относиться по смыслу к группе однородных членов: На нём шапка и шуба меховые. Грамматическое значение Ч. присутствует во всех формах прилагательного, кроме синтетической формы сравнительной степени, во всех формах глагола, кроме инфинитива и деепричастия. В большинстве форм значение Ч. выражается совместно с другими грамматическими значениями одной морфемой: в полных прилагательных и причастиях -вместе со значениями рода и падежа в ед.ч., вместе со значением падежа - во мн. ч.; в кратких прилагательных и кратких страдательных причастиях, в формах прош. времени и сослагательного наклонения - вместе со значением рода в ед.ч., самостоятельно во мн.ч.; в наст./буд. времени глагола - вместе со значением лица.
Противопоставление по Ч. глагольных форм 3-го лица наст, и прош. времени несёт самостоятельную семантическую нагрузку - при отсутствии подлежащего (в односоставных глагольных предложениях). Ср.: Дом снесло и Дом снесли. Ед. ч. указывает на безличность, стихийность действия, мн. ч.- на неопределённость производителя действия - лица или лнц.