Экспресивность (от лат. expressio - выражение) — семантическая категория,- придающая
речи выразительность за счёт взаимодействия в содержательной стороне языковой единицы, высказывания, текста, оценочного и эмоционального отношения субъекта речи (говорящего или пишущего) к тому, что происходит во внешнем или внутреннем для него мире.
Оценочное и эмоциональное отношение имеют различную природу. Содержанием собственно рациональной оценки является мнение субъекта о том, что обозначаемое предстаёт для него как «хорошее» (интересное, полезное, красивое и т. п.) или «плохое» с точки зрения норм бытия (как в качественном, так и в количественном их аспекте). Эмоциональная оценка, или эмотив-ность (см. Функции языка), всегда связана с к.-л. эмоциональной мотивацией, выраженной во внешней или внутренней форме слова - чаще всего образной (ср. тары-бары-растабары и пустобрёх, молотить языком и т. п.). Содержанием эмотивности является позитивное или негативное чувство (типа презрения, пренебрежения, уничижения, неодобрения или одобрения и т. п.), испытываемое субъектом по отношению к обозначаемому, что отражается в словарях в виде соответствующих помет (презр., прснебр., уничиж., неодобр., одобр. и т. п.). Структура экспрессивных знаков, начиная от слов и кончая текстом, всегда характеризуется усилением рациональной оценки эмотивностью, что и придаёт им выразительность в речи (ср. собственно оценочные выражения: Это - хороший фильм; Он - глупый человек и выражения, экспрессивно окрашенные-Это - умопомрачительный фильм; Фильм -сказка!; Он - медный лоб; У него одной клепки в голове не хватает и т. п.). Э. языковых единиц заключается в их способности отображать это содержание в виде особых признаков, к-рые придают речи оценочно-эмоциональную окраску и приводят к прагматической нагруженности как отдельных высказываний, так и более крупных отрезков текста. При разноприродности и смысловом различии оценочных и эмотивных признаков они, будучи субъективными, противостоят в языке объективному значению коммуникативных или номинативных его единиц. Именно наличие оценочно-эмоциональной окраски отличает обладающие ею наименования от значений, обозначающих и описывающих чувства и эмоции (типа презирать, любить, радостно и т. п.) или собственно эмоциональную окраску {деточка, платьице и т. п.), а также от языковых способов непосредственного выражения эмоций в форме междометий (Эх1; Тьфу1; Вот тебе и на\ и т. п.). Э. тесно связана с коммуникативной целью речевых актов и с категорией предложения. Наслаиваясь на обязательное для каждого высказывания объективно модальное значение (см. Модальность), Э., используя свои ресурсы, к к-рым принадлежат частицы и особые конструкции, привносит в смысл предложения экспрессивную окраску. Ну и тряпка же ты!; Построили дачу -не дачу, а целый дворец; Работать - так уж работать; Какой же ты осёл!; Эк его разливается!; Дважды два - стеариновая свечка или сколько прикажете и т. п. Этой же цели служат и специальные вводные слова и выражения (чего доброго, не к ночи будь сказано, к несчастью и т. п.), клишированные обороты и предложения, выражающие предостережения, пожелания, проклятия (Упаси Боже!; Дай-то Бог!; Типун тебе на язык! и т. д.). В тексте интегрируются все средства, способные создавать эффект Э.
Субъективное объективируется в актах номинации и приводит к формированию экспрессивно окрашенных единиц номинативного состава языка, образующих в нём особый пласт. Экспрессивная окраска достигается при этом разными путями: в результате образного переосмысления значений слов, при посредстве аффиксации и словосложения, к-рые могут комбинироваться, а также изменений стилистической дифференциации слов в процессах исторического развития словарного состава (медведь, белая ворона, бабёха, старушенция, блюдолиз, геройствовать, облапошить).
В связи с формальной и смысловой неоднородностью средств Э. разграничиваются экспрессивно-фонетические, экспрессивно-морфологические (словообразовательные), экспрессивно-лексические,       экспрессивно-фразеологические      и
экспрессивно-синтаксические единицы языка. В соответствии со стилистической дифференциацией номинативного состава языка принято выделять экспрессивно-стилистические значения слов и фразеологизмов, противопоставленные их нейтральным синонимам.