ЯЗЫК - естественно возникшая в человеческом обществе и развивающаяся система облечённых в звуковую форму знаковых единиц, способная выразить всю совокупность понятий и мыслей человека и предназначенная прежде всего для целей коммуникации (см. Функции языка). Я. в одно и то же время - условие развития и продукт человеческой культуры. «Язык есть всегда столько же цель, сколько средство, настолько же создаётся, насколько употребляется» (А. А. По-тебня). Владение Я. составляет неотъемлемую черту человека, а возникновение Я. совпадает с временем формирования homo sapiens (см. Происхождение языка).
Естественность возникновения и развития, а также безграничность области приложения и возможностей выражения отличает Я. от т. н. искусственных, или формализованных, языков, при помощи к-рых фиксируются определённые системы знаний (ср. язык логики, математики, химии и пр.), и от различных систем сигнализации, созданных на основе Я. (азбука Морзе, знаки уличного движения, морская сигнализация и др.). В отличие от них Я. человека иногда называют естественным Я. (natural language). Способность выражать отвлечённые категории мышления (понятие, суждение) и обусловленное ею наличие дискретных и иерархически организованных значимых единиц, комбинации к-рых создают новые смыслы, отличает Я. от т. н. языка животных -набора сигналов, передающих реакции на ситуации и регулирующих поведение животных в определённых условиях.
Существующие и существовавшие конкретные естественные языки (их предположительно от 2,5 до 5 тыс.) - это многочисленные реализации свойств Я. вообще. Число языков варьирует в зависимости от различий, проводимых между самостоятельными языками и их диалектами. Общность языка составляет одну из черт, определяющих единство нации и этнических групп. В конкретных («этнических») языках выделяются универсальные и национально-специфические признаки. К числу универсальных относятся те свойства Я., к-рые соответствуют общечеловеческим формам мышления и нормам коммуникативной деятельности. Универсальны и те признаки, к-рые позволяют Я. осуществлять его назначение (наличие различительных элементов формы и значения, дискретность). Эти признаки необходимо (хотя и в разной пропорции) входят в число принципов моделирования языка, определяющих структуру его грамматик. К числу национально-специфических относятся особенности звукового состава, способы организации и выражения значимых единиц. Близость материального инвентаря, обусловленная общностью происхождения, объединяет языки в генетические группы или семьи (см. Семья языков). Совпадение структурных черт объединяет языки в типы (ср. флективные, агглютинативные, инкорпорирующие и др.). Структурная и материальная общность, возникшая в результате контактов языков (см. Контакты языковые), сосуществующих в одном ареале, объединяет языки в языковые союзы.
Различаются две формы существования Я., соответствующие понятиям «Я.» (код, система знаков) и «речь» (речевая деятельность, текст, дискурс) (см. Речь). И в качестве кода, и в своей речевой реализации Я. обладает лишь ему свойственными   чертами,   делающими   его   уникальным - многоплановым, полифункциональным и противоречивым - феноменом.
У Я. много предназначений. Я. формирует концепты и суждения, осуществляет коммуникацию -повседневную и долгосрочную, обслуживает социальные акции, участвует в совершении ритуалов, регулирует человеческие и социальные отношения, ориентирует человека в окружающей его действительности, хранит историческую и культурную память народов, выполняет эстетическую функцию. Я. служит источником знаний о человеке и его мире. Различие целей требует различных, а иногда противоречащих друг другу средств. Так, практическое назначение Я., нуждающееся в простых и недвусмысленных значениях, сталкивается с его эстетическими и когнитивными задачами, для выполнения к-рых необходимы смысловые нюансы. Наиболее существенное противоречие, к-рое должен разрешить Я в процессе своего функционирования, определяется его взаимодействием со структурой мышления, с одной стороны, и ситуациями жизни - с другой. Связь с мышлением (см. Язык, мышление и сознание) логически упорядочивает структуру высказываний, вхождение в стихию жизни требует прагматической регламентации речи. Речевая деятельность должна удовлетворять социальным конвенциям, к числу к-рых относятся: принцип сотрудничества, условие искренности, требование ясности выражения, информативная адекватность ситуации речи и др. (см. Прагматика). Речевые конвенции национально и социально специфичны.
Знаковая (семиологическая, или семиотическая) природа Я предполагает наличие в нём чувственно воспринимаемой формы (плана выражения) и значения, смысла (плана содержания). Звуковая материя является основной и первичной формой выражения смысла. Существующие виды письменности представляют собой транспозицию звуковой формы в воспринимаемую зрением или осязанием субстанцию. Идеографическое письмо, фиксирующее значения (а не звуки), так же, как и другие виды письменности (силлабический, алфавитный), исторически вторично по отношению к звуковому выражению и воспроизводит характерное для него членение и объединение значений. Поскольку звуковая речь развёртывается во времени, она обладает признаком линейности, к-рый обычно сохраняется и в формах письменности.
Способность соотносить звук II значение -главнейшая характеристика Я. Она лежит в основе его дефиниций, различающихся гл. обр. интерпретацией плана содержания, ассоциируемого с духом (нем. Geist), мыслью, психикой, опытом, сознанием и др. По В. фон Гумбольдту, «язык представляет собой беспрерывную деятельность духа, стремящуюся превратить звук в выражение мысли». Г. Штейнталь определял Я. как «выражение осознанных внутренних, психических и духовных, движений, состояний и отношений по-средством артикулированных звуков». Потебня считал, что «понятие языка исчерпывается известного рода сочетанием членораздельного звука и мысли». К. И. Аксаков характеризовал Я. как «одухотворённый звук». Г. Остхоф и К. Бруг-ман говорили о Я. как о «психофизическом механизме». Ф. Ф. Фортунатов определял Я. как «совокупность знаков... для мысли и для выражения мысли в речи». Н. В. Крушевский писал: «Язык представляет нечто, стоящее в природе совершенно особняком: сочетание явлений физио-лого-акустических, управляемых законами физическими, с явлениями бессознательно психическими, которые управляются законами совершенно другого порядка». По И. А. Бодуэну де Куртенэ, «собственно языковое — это способ, каким звуковая сторона связана с психическим содержанием». Э. Сепир утверждал, что «сущность языка заключается в отнесении условных, произвольно артикулированных звуков или их эквивалентов к различным элементам опыта». Ф. де Соссюр видел в Я. (как предмете лингвистики) «систему знаков, в которой единственно существенным является соединение смысла и акустического образа, причём оба эти компонента знака в равной мере психичны». Л. Ельмслев рассматривал Я. как «инструмент, посредством которого человек формирует мысль и чувство, настроение, желание, волю и деятельность, инструмент, посредством которого человек влияет на других людей, а другие влияют на него».
Вопрос о том, заданы ли отношения между сторонами языкового знака природой или установлением (законом, договором, обычаем), был кардинальным для античной философии. Сторонники естественного происхождения Я. (к этой точке зрения склонялся и Платон) искали в звуковом составе слова «идею или образ вещи». Сторонники второй концепции (Демокрит, Аристотель, софисты, александрийцы) считали Я. искусственным образованием, а отношения между сторонами знака - произвольными (немотивированными). Хотя в языках имеется фонд звукоподражательных слов (явление ономатопеи: рус. кукушка, мяукать, англ. cuckoo, mew, итал. cuculo, miago-lare, исп. сисо, cuclillo, maullar), а также звуковой символизм, ассоциирующий с тем или иным звуком определённую гамму смыслов, отношения между сторонами знака применительно к существующим языкам рассматриваются как конвенциональные, а следовательно, обязательные для членов языковых общностей. Этот тезис стал основополагающим для семиологической концепции Соссюра. Положение о произвольности языкового знака не противоречит теории естественного происхождения Я.
Совокупность единиц Я. образует его структуру, состоящую из ряда уровней (см. Уровни языка): фонологического, морфологического, лексемного, синтаксического. Они соответствуют основным разделам науки о Я. Высказывание, будучи коммуникативной единицей, принадлежит другой форме существования Я.- речи и в систему уровт ней обычно не вводится (Э. Бенвенист). Единицы более низкого уровня выполняют различительную функцию на более высоком уровне: фонема дифференцирует морфемы, морфема - слова, слово -словосочетания, словосочетание - предложения. Единицы каждого уровня организованы системными отношениями. При минимальности различий формы или значения единицы Я. образуют оппозиции по тому или другому дифференциальному признаку. Противопоставленные единицы находятся между собой в парадигматических отношениях, основанных ha их способности к различению в одной и той же позиции (см. Парадигматика). Между единицами каждого уровня существуют также синтагматические отношения, или отношения по смежности (см. Синтагматика), основанные на их способности к сочетаемости (валентности). Парадигматические и синтагматические отношения соответствуют двум основным принципам построения речи: выбору элементов Я. для выражения заданного содержания и их комбинации.
Значимые единицы большей или меньшей степени сложности (морфемы, слова, словосочетания) не выполняют сами по себе коммуникативного задания, но приспособлены к тому, чтобы, входя между собой в различные комбинации и приобретая просодические характеристики, создавать высказывание - основную коммуникативную единицу речи. Из конечного списка исходных единиц (словаря) может быть образовано бесконечное множество высказываний. Я. обладает специальными механизмами актуализации - формирования конкретных сообщений из абстрактного языкового кода; ср. правила референции, т. е. отнесения имён к объектам действительности, правила актуального членения,  создающего коммуникативную перспективу высказывания, правила адаптации сообщения к ситуации речи (выбор личных местоимений, показателей времени), правила просодики и др. Благодаря действию этих механизмов «старый» Я. может прилагаться всякий раз к новой действительности.