Берестяные грамоты - письменные документы на бересте (берёзовой коре). Др.-рус. Б. г. (11—15 вв.) были обнаружены (и их продолжают находить) при археологических раскопках в древних рус. городах. Первая др.-рус. Б. г. была найдена в Новгороде в 1951 (в ходе раскопок под руководством А. В. Арциховского). К кон. 1994 был накоплен след. фонд Б. г.: Новгород — 753 грамоты, Старая Русса — 26, Смоленск — 15, Псков — 8, Звенигород Галицкий (под Львовом) -3, Тверь - 2, Москва - 1, Витебск - 1, Мстис-лавль — 1 грамота. Почти все Б. г., найденные в рус. городах, написаны на др.-рус. языке; несколько грамот содержат церк.-слав. текст; Б. г. на других языках (греч., лат., древнем прибалтий-ско-фин.) единичны.
Б. г. датируют археологическими методами; из их числа наибольшее значение имеет метод дендрохронологии (позволяющий установить дату рубки деревьев, использованных для постройки древних мостовых и других сооружений); этот метод датирует Б. г. с точностью порядка 20-40 лет. При установлении даты Б. г. учитываются также данные палеографии (см.) и истории языка. Датировки получают, кроме того, дополнительное подтверждение в тех случаях (довольно многочисленных), когда персонажи Б. г. отождествляются с историческими лицами, упоминаемыми в летописи.
Буквы прочерчивались (выдавливались) на бересте (обычно на внутренней её стороне) острым концом металлического или костяного стилоса (др.-рус. название - писало). Лишь две др.-рус. Б. г. написаны чернилами.
Ок. четверти известных ныне Б. г. дошло до нас в целости; прочие - это фрагменты. Размеры Б. г. различны: длина целой Б. г. от 5 до 50 (и более) см, ширина от 1 до 20 (и более) см. В силу естественного скручивания коры Б. г. обычно приобретает вид свитка. Наибольший текст, записанный на одном берестяном листе, содержит 166 слов. Совокупная длина корпуса известных ныне др.-рус. Б. г.- ок. 12400 слов, объём словника - ок. 2800 лексем.
Более двух третей Б. г. составляют частные письма. Большинство из них посвящено практическим проблемам повседневной жизни: они содержат сообщения о происшедших событиях, различные просьбы или хозяйственные указания, в них обсуждаются коммерческие и иные денежные дела, семейные проблемы, конфликты и т. д.; особую подгруппу писем составляют коллективные крестьянские челобитные. Социальный состав авторов и адресатов берестяных писем весьма широк; заметное участие в переписке принимают женщины. Всё это свидетельствует о значительном распространении грамотности в Древней* Руси (что до открытия Б. г. было неизвестно).
Помимо писем, среди Б. г. представлены также различные реестры, владельческие ярлыки, официальные документы или их черновики (завещания, рядные, купчие, расписки и др.). Особую группу составляют Б. г. учебного характера: азбуки, списки слогов («складбв»), ученические упражнения. Изредка встречаются Б. г. церковного содержания: молитвы, фрагменты литургических текстов. Имеется, наконец, несколько заговоров, загадка, школьная шутка.
В большей части Б. г. использованы т. н. бытовые графические системы. Их основные отличия от книжной графической системы: замены буквы ъ на о (или наоборот), замена ь на е (или наоборот), замена *fc на е или ь. При этом подавляющее большинство Б. г. написано достаточно тщательно, т. е. описки и ошибки встречаются здесь не чаще, чем в пергаменных документах.
Ежегодно пополняемый новыми находками фонд Б. г. является ценнейшим источником данных по истории рус. языка. Наибольшее значение Б. г. имеют для изучения др.-новгородского диалекта. Уникальный лингвистический материал, содержащийся в Б. г., позволил реконструировать этот диалект с недоступной ранее степенью полноты. Обнаружилось, что др.-новгородский диалект
существенно отличался от прочих вост.-слав, диалектов (а в нек-рых случаях и вообще от всех других слав, языков и диалектов) уже к моменту начала письменной эпохи. В частности, в нём не осуществилась вторая палатализация (см. Палатализация) заднеязычных (напр., сохранились к, г, х в к\лыи — 'целый', хЪрыи — 'серый', гв\зда, pyick, novk, сохЪ и т. п.), в им. п. ед. ч. муж. рода твёрдого о-склонения окончание было не -5, а -е (напр., хл'кбе, Иване, саме; то же в перфекте — дале, пришьле и т. д.), в род. п. ед. ч. я-склонения окончание было *fc (полъ гривънЪ, у жен'к), в наст, времени глагола отсутствовало -ть (живе — 'живёт', мълъви — 'говорит', буду — 'будут', ход* — 'ходят'). Б. г. позволяют проследить историческую эволюцию др.-новгородского диалекта с 11 по 15 вв.