Вид — грамматическая категория глагола, обобщённо указывающая, как протекает или как распределяется во времени обозначенное глаголом действие; выражается противопоставлением частных грамматических значений и форм совершенного и несовершенного вида.
В связи с производным (гл. обр. суффиксальным) и нерегулярным характером образования видовых пар, а также с отсутствием специальных видовых показателей сов. вида и наличием глаголов несов. вида, не имеющих системных показателей несов. вида (напр., знать, колоть), ряд учёных считает категорию В. не словоизменительной, а словообразовательной и классифицирующей. Парные глаголы сов. вида и несов. вида рассматриваются не как словоформы одного глагола, а как разные глаголы, что отразилось на традиционной терминологии: говорят о «видовой парности глаголов* или о «глаголах сов. вида* и «глаголах несов. вида*. Другие учёные, обращая внимание на многочисленное противопоставление В. в рамках одних и тех же лексических значений глагола, рассматривают парные глаголы сов. вида и несов. вида как словоформы одного глагола, а категорию В.- как словоизменительную категорию. Производный характер образования видовых пар не препятствует такому пониманию (напр., образование формы прош. времени при помощи суффикса -л- от основ инфинитива). Случаи, когда лексическое значение глагола оказывается неспособным выступать в формах обоих В., объясняются влиянием лексико-семантических особенностей глагола на выражение видовых значений (ср. подобное влияние на образование форм числа существительных). В лексикографической практике видовые пары обычно не выделяются как отдельные лексемы и указываются как словоформы одного глагола. Взгляд на категорию В. как словоизменительную категорию основывается на строгом разграничении лексических, словообразовательных и грамматических значений и учёте их взаимосвязи в словоформах.
Критериями выделения видовых пар являются: 1) идентичность их лексического толкования; противопоставление глаголов по значениям способов действия не относится к видовой парности (ср. кричать — закричать, спать — поспать, болеть — разболеться и др.); 2) синонимичное употребление двух видовых форм одного глагола в историческом настоящем (ср. Он написал записку и вышел на улицу — Он пишет записку и выходит на улицу); 3) возможность синонимичного толкования видовых пар, образованных с помощью приставок, через видовые пары, образованные при помощи суффиксов, напр. делать — сделать толкуются с помощью глаголов производить — произ-
вести (действие), благодарить - поблагодарить — с помощью словосочетаний выражать благодарность — выразить благодарность.
Семантической основой противопоставления грамматических значений сов. и несов. вида является достижение/недостижение или отсутствие внутреннего предела в обозначенном действии, что формирует значение целостности действия как неделимой совокупности начала, продолжения и конца обозначенного действия — сов. вид и значение нецелостности обозначенного действия (без признаков совокупности начала и конца в осуществлении действия) - несов. вид. При обозначении действия формой сов. вида его субъект представлен вне осуществления действия во «внутреннем времени*, при обозначении действия формой несов. вида субъект представлен как сопряжённый с ас-пектуальным осуществлением действия (с его процессным осуществлением, неограниченной повторяемостью, постоянной потенциальностью); ср.: он поработал — поработает и он работал (когда я пришёл к нему) - работает - будет работать, каждый день работал; она играет на гитаре ('умеет играть'), он отлично рисует. Указанные общие значения видов выводятся из противопоставления частных значений видов. Частные значения видов - это типизированные значения видовых форм при их конкретном речевом употреблении. Они проявляют себя в определённых контекстуальных и ситуативных условиях, а также в лексических значениях глагола и в комбинации видовых форм с другими грамматическими формами глагола (см. Несовершенный вид, Совершенный вид).
Однако форма несов. вида, в отличие от формы сов. вида, может употребляться для обозначения действий без определённых видовых и других характеристик; напр.: Я читал эту книгу; Он говорил мне об этом — здесь глагольные предикаты констатируют факты в общей форме, без учёта того, имели ли они место один раз или повторялись, были ли они целостными или нецелостными; ср.: Я читал эту книгу, но не до конца; Я читал эту книгу от начала до конца. Эту функцию формы несов. вида принято называть общефактической (или общеконстатирующей), она только указывает на сопряжённость действия с субъектом, не уточняя особенностей конкретного осуществления действия. Т. о., форма несов. вида в рус. языке может выступать в видовой и в нейтрализован-но-видовой функции. Последняя широко употребительна в рус. речи и имеет свои разновидности: общефактическую, не допускающую синонимичного употребления формы сов. вида (примеры см. выше), и единично-фактическую, допускающую синонимичное употребление формы сов. вида: Кто покупал/купил эти билеты?; Ты обедал/пообедал уже? Возможность синонимии видовых форм определяется контекстом (речевым или ситуативным), к-рый однозначно указывает на то, что речь идёт о целостных действиях: Кто шил/сшил вам этот костюм? (речь идёт о готовом костюме); Что тебе брать/взять на второе? (в столовой). В качестве контекстов, нейтрализующих видовые значения сов. и несов. вида, могут выступать также высказывания о действиях в их потенциальной типичности, вне определённой вре-меннбй локализации (пословицы, поговорки, сентенции): видовая характеристика предикатов таких высказываний в принципе безразлична; ср.: Знает кошка, чьё мясо съела; От искры сыр-бор загорается; По-русски говорят/скажут так-то. В таких случаях форма несов. вида констатирует сообщённо-потенциальную фактовость действия, а форма сов. вида обозначает действие как одно из «серийных* действий (наглядно-примерная функция).
Противопоставление видов проявляется как в видовых парах- глаголах с одним и тем же лексическим значением, относящихся к разным видам (решить - решать, делать — сделать), так и в одновидовых глаголах, имеющих только несов. вид (сидеть, находиться) или только сов. вид (раскричаться, поспать). Выделяются также двувидовые глаголы (см.), вид к-рых устанавливается из контекста и не имеет формального выражения (казнить, конфисковать, женить).
Особенность категории В. состоит в том, что средством выражения видовых различий служит целостная структура глагольной основы, состоящая из определённой комбинации морфем. Бесприставочные глаголы в большинстве случаев относятся к несов. виду (писать, работать), приставочные - к сов. виду, если они включают одну приставку и не имеют грамматических суффиксов несов. вида, переводящих глаголы сов. вида в парные глаголы несов. вида: подписать (сов. вид) - подписывать (несов. вид).
Различаются три типа видовых пар: 1) суффиксальный, состоящий из глагола сов. вида и образованного от него глагола несов. вида при помощи суффиксов -ива-(-ыва-), -ва-, -а- (заработать — зарабатывать, заболеть — заболевать, решить — решать); 2) приставочный, состоящий из бесприставочного глагола несов. вида и приставочного глагола сов. вида, лексические значения к-рых не отличаются друг от друга (писать -написать, желтеть — пожелтеть, тонуть — утонуть); 3) супплетивный, состоящий из глаголов с разными основами, не отражающими регулярных чередований (брать — взять, класть — положить, говорить — сказать, сесть — садиться, стать — становиться). Суффиксальное образование видовых пар может сопровождаться чередованием согласных (предупредить - предупреждать, запретить — запрещать), чередованием гласных в корне (усвоить — усваивать, выкопать — выкапывать, начать — начинать) и изме-Ч ненисм места ударения (насыпать - насыпать, !2 отрезать - отрезать). Распределение суффик-
сов несов. вида —ива-(-ыва-), -ва-, -а- не имеет строгих правил: во многих случаях оно зависит от морфонологической структуры основы сов. вида (см. Имперфективация), в нек-рых других объясняется историческими факторами. Наиболее продуктивным суффиксом несов. вида является -ива-(ыва-). Приставочный тип видовых пар устанавливается в словарном порядке, т. к. в системе рус. глагола нет «чистовидовых» приставок (нек-рые учёные придерживаются иного мнения) и образование приставочной пары зависит от приравнивания значения (в т. ч. исторического) приставки и значения соответствующего бесприставочного глагола несов. вида.
Особые правила образования видовых пар имеют приставочные глаголы однонаправленного движения: приставочные глаголы, образованные от шести бесприставочных глаголов однонаправленного движения (везти, вести, гнать, идти, лететь, нести), образуют несов. вид с использованием основ соответствующих глаголов неоднонаправленного движения: вывезти — вывозить, вылететь — вылетать, зайти — заходить, догнать — догонять, привести — приводить, принести — приносить; остальные приставочные глаголы однонаправленного движения образуют несов. вид при помощи суффиксов: откатить — откатывать, выползти — выползать, перелезть — перелезать, приехать — приезжать и т. п. (см. Глаголы движения).
Тенденцию к образованию видовых пар имеют прежде всего предельно-результативные глаголы (см. Аспектология): строить — построить, ставить — поставить, лишить — лишать, подкрасить — подкрашивать. К одновидовым глаголам сов. вида относятся обычно предельные глаголы со значением одноактного действия (махнуть, кольнуть), появления неожиданного, непредвиденного результата, состояния (очутиться, опомниться), временнбй ограниченности [полежать, проспать (всю ночь), заплакать, отшуметь], подчёркнутой интенсивности действия (раскричаться, взреветь, разозлить), суммарности объективно многократного действия [переломать (все стулья), наносить (много воды)], крайней степени длительности или интенсивности действия (заждаться, изголодаться, умаяться). В ряде случаев наблюдаются нерегулярные парно-видовые образования, в к-рых форма несов. вида выступает только или преим. в значении повторяющихся действий: засидеться - засиживаться, просидеть (час) - просиживать (часы), доехать - доезжать. Приставочные глаголы на -ова-ть образуют парные глаголы несов. вида только в том случае, если ударение падает на конечный гласный основы: загримировать — загримирбвывать, но только забальзамировать; заколдовать — заколдбвывать, но только загипнотизировать.
Среди предельно-результативных глаголов в рус. языке встречаются нерегулярные и нестабильные видовые тройки, когда форма сов. вида соотносится с двумя формами несов. вида, одна из к-рых образуется при помощи суффиксов от формы сов. вида: читать - прочитать - прочитывать, есть — съесть — съедать, слабеть — ослабеть — ослабевать, сохнуть — высохнуть — высыхать. Приставочные формы несов. вида отличаются выражением подчёркнутой направленности на результативность в осуществлении действия.
Непредельные глаголы относятся только к несов. виду и не образуют видовых пар (свистеть, беседовать, болеть), но могут образовывать предельные глаголы со значением особых способов действия (см. Способы глагольного действия): плакать - заплакать (начало действия), жить -прожить (многие годы в деревне) (ограничитель-но-временнбй способ действия), шуметь - отшуметь (финитивный способ действия) и др. Такие образования, как правило, не допускают суффиксальных форм несов. вида. Выделяются также непредельные глаголы, к-рые не образуют предельных глаголов со значением способов действия (иметь, весить, стоить, называться, отсутствовать и др.).
Категория В., в отличие от категорий времени, лица, наклонения, тесно связана с лексико-семан-тическими особенностями рус. глагола. От категории В. зависит образование причастий, деепричастий, залога, наст, и буд. времени, императива совместного действия, своеобразие функций временных форм, повелительного наклонения, инфинитива. Категория В. оказывает влияние на синтаксические связи слов и предложений и участвует в организации целых текстов. м. А. Шелякин.
В. возник в поздний период развития праславян-ского языка (см.), очевидно, непосредственно предшествовавший его разделению на отдельные славянские языки (см.). Появление В. было связано с актуализацией значения процесса, длительного действия, направленного на достижение результата - значения имперфективности. Несов. вид, с развития к-poro и началось становление категории В., возник на стыке довидовых семантических категорий определённости - неопределённости и предельности - непредельности. Исходное видовое значение процессуальности, складывавшееся в первую очередь у приставочных глаголов, сначала актуализировалось в сфере наст, времени. Для его выражения первоначально использовались особые формы наст, времени, образовывавшиеся по моделям, функционировавшим в области создания неопределённых глаголов (изме-тетъ - измечеть, наскочить - наскачеть, приле-тить — прил\таетъ и т.п.). Основной путь развития В. состоял в создании его семантического потенциала, включавшего как основные значения сов. и несов. вида, так и вторичные, частные, функциональные значения. Вместе с тем складывался и морфологический механизм для выраже-
ния главных видовых значений. Основным процессом оформления В. как грамматической категории было образование в сфере приставочных, а затем и бесприставочных глаголов видовых корреляций, бинарных по значению и, как правило, многочленных по форме, в к-рых корреляту общего В., постепенно превращавшегося в сов. вид, противостоял ряд вариантов несов. вида (накажешь — наказаетъ, наказуеть, наказываетъ). Эти варианты появлялись вследствие того, что в ходе развития категории В. для создания форм несов. вида наряду с чередованием гласных (поло-жити - полагати, высълати - высылати и др.) использовались различные модели имперфектива-ции (см.), как древние довидовые, так и новые специализированные [суффиксы -а-, -ва-, -ова-(-ева-), -ja-]. Наиболее продуктивным средством имперфективации глаголов, сложившимся на др.-рус. почве, стал и продолжает оставаться суффикс -ива-(-ыва-). С развитием нормализаци-онных процессов многочисленные корреляции превращались в двучленные видовые пары, однако нек-рые варианты несов. вида сохранились до наших дней (заготовлять и заготавливать, осушать и осушивать и т. п.).
На протяжении всей истории рус. языка в тесной связи с развитием категории В. шло преобразование др.-рус. системы глагольных времён, в процессе к-рого первичные видовые формы наст, времени несов. вида приобрели полную парадигму (см.), т. е. формы всех глагольных времён, а также соответствующие формы инфинитива и причастий, получив, т.о., грамматический статус отдельного слова. Существенным этапом этого процесса была утрата древних форм прош. времени — аориста (см.), имперфекта (см.), перфекта (см.) и плюсквамперфекта (см.) - и замена их универсальной формой прош. времени, образующейся от глаголов обоих видов. Древние формы наст.-буд. времени, временнбе значение к-рых определялось контекстом, у глаголов сов. вида закрепили за собой значение буд. времени (перепишу, решу), а у глаголов несов. вида — значение наст, времени (переписываю, решаю). Указанное преобразование завершилось только в 16-17 вв. созданием форм буд. времени несов. вида (будет переписывать, будет решать).
В совр. рус. языке установились три типа связи временных форм с видовым значением глагола: полная независимость временной формы от видового значения глагольной основы (формы прош. времени), полная зависимость (аналитические формы буд. времени) и зависимость, отчасти обусловленная видовой семантикой основы, отчасти контекстом (формы простого наст.-буд. времени). Для этих форм зависимость от контекста существует у двувидовых глаголов (казнить, венчать), у форм сов. вида с функциональным значением обычного настоящего (Обычно он решит задачу раньше всех, перепишет набело и пойдет домой) и у форм несов. вида с функциональным значением буд. времени (Завтра я собираю все листы, переписываю их набело и несу машинистке). В. Б. Силина.