Говоры русского языка. Распространены на территории России и частично за её пределами. Они не одинаковы по своей истории и условиям бытования. Так, различаются прежде всего Г.р.я. территории наиболее раннего, или первичного, заселения (первичные, или материнские, говоры) и говоры территории позднего, или вторичного, заселения (вторичные говоры, говоры вторичного, или позднего, образования, переселенческие говоры).
Наиболее древние поселения русских занимают центр Европейской части России. На этой территории, где русские издавна составляли компактный массив, сформировались рус. народность и рус. язык, и здесь же примерно до 15 в. первоначально складывались рус. диалекты (см.). Первичные говоры центра Европейской части России в основных своих различительных чертах отражены в региональных диалектологических атласах рус. языка, из к-рых опубликован один (1957) - «Атлас русских народных говоров центральных областей к востоку от Москвы» (остальные хранятся в Отделе диалектологии и лингвогеографии Ин-та рус. языка им. В. В. Виноградова РАН), и в сводном «Диалектологическом атласе русского языка» (в. 1- Фонетика, 1986, в. 2 - Морфология. 1988, в. 3 - Синтаксис. Лексика, в печати).
На всей остальной территории России, включая южные, юго-вост. и вост. области Европейской части, Урал, Сибирь и Дальний Восток, и за её пределами отмечаются говоры вторичного образования, к-рые появились на этих землях после завершения процесса складывания рус. национального языка. Особенности их формирования и развития во многом определяются такими экстралингвистическими факторами, как время переселения (раннепереселенческие — 16-17 вв.; переселенческие - 18-19 вв.; поздние переселенческие — кон. 19 — нач. 20 вв.), характер переселения (одновременность - разновременность, массовость -единичность), характер отношения с окружающим населением. В говорах Сибири, напр., выделяются ст.-жильческие, или чалдонские, говоры, смешанные говоры, говоры новосёлов и «островные» говоры.
Г. р. я. представляют собой такие языковые системы, в к-рых наряду с большим сходством отмечаются и черты различия, что позволяет группировать рус говоры или проводить диалектное членение.
Наиболее известны две группировки Г. р. я. Первая группировка (см. Диалектологическую карту русского языка в Европе) создана по материалам, собранным к нач. 20 в., и охватывает всю территорию рус. языка в Европе, включая территорию позднего заселения. В 1915 опубликован «Опыт диалектологической карты русского языка в Европе с приложением очерка русской диалектологии» Н. Н. Дурново, Н. Н. Соколова, Д. Н. Ушакова. Эта группировка подтвердила наличие в континууме рус. говоров диалектов как территориальных разновидностей языка.
Вторая группировка [см. Диалектологическую карту русского языка (1964)] базируется на материалах более поздних и существенно более полных, к-рые собирались систематически в 40-60-х гг. 20 в. и были изучены методами лингвистической географии (см.) (К. Ф. Захарова, В. Г. Орлова, «Диалектное членение русского языка», 1970). Это диалектное членение проведено на основании анализа закономерностей лингво-географического ландшафта, представленного в диалектологических атласах рус. языка (первичные говоры).
Единицы диалектного членения как территориальные подразделения языка определяются по комплексу признаков, имеющих общую территорию распространения, т. е. по пучкам изоглосс (см.). В диалектном членении Захаровой и Орловой выявлены три типа территориальных объединений рус. говоров. Ареалы первого типа делят всю территорию первичных Г. р. я. на две большие части: северное и южное наречия. Это деление Г. р. я. является основным.
Второй тип территориальных объединений Г. р. я.— диалектные зоны, каждая из к-рых охватывает территории разных групп говоров. Выделено восемь диалектных зон: зап., северо-зап., северная, северо-вост., юго-вост., южная, юго-зап. и центральная. Диалектные зоны свидетельствуют о действии на данной территории в определённые исторические периоды местных тенденций языкового развития, о междиалектных контактах. Говоры территории, по к-рой проходят пучки изоглосс, выделяющих наречия или диалектные зоны, относятся к межзональным. Межзональные говоры, занимающие большую территорию между северным и южным наречиями, называются ср.-рус. говорами.
Третий тип территориальных объединений Г. р. я.- группы и подгруппы говоров, к-рые являются минимальными единицами диалектного членения и всегда входят в состав наречий или диалектных зон.
Каждая из единиц диалектного членения всех трёх типов, за исключением межзональных говоров, характеризуется комплексом признаков, к-рые и выделяют территорию данной единицы диалектного членения. Северное наречие: полное оканье (см.); заударное ёканье (вы[н'о]с, бу[д'о]т, о[з'о]ро, по[л'о] и т.п.); взрывной [г] в соответствии со звонкой задненёбной фонемой; отсутствие (/) в интервокальном положении в ряде форм глаголов и прилагательных (дел[аэ]т, дел[а]т и т. п.; нов[аа], нов[а] и т. п.); произношение [мм\, [м'м'] на месте бм (о[мм]ан, о\м'м'е\рял и т. п.); произношение [с] на месте cm в конце слов (мо[с], хво[с] и т. п.); принадлежность существительных муж. рода с суффиксом -ушк-, -шик- ко 2-му склонению (де-душко, без дедушка, к дедушку..., мальчишка, от мальчишка, к мальчишку...); наличие форм местоимений меня, тебя, себя — в род. и вин. п. ед. ч.; твёрдый [т] в окончании 3-го лица глаголов (несё[т], несу[т] и т. п.); общая форма для дат. и твор. п. мн. ч. существительных и прилагательных (к пустым вёдрам — с пустым вёдрам и т. п.); распространение слов квашня, квашонка — 'посуда для приготовления теста', сковородник — 'приспособление для захватывания сковороды', зыбка — 'колыбель', орать - 'пахать' и др.
В северном наречии выделяются группы Ладо-го-Тихвинская, Вологодская, Костромская и межзональные говоры, в к-рые входят Онежская группа, Лачские и Белозерско-Бежецкие говоры.
Южное наречие: аканье (см.); фрикативный [у] в соответствии со звонкой задненёбной фонемой; отсутствие результатов утраты интервокального (/) и стяжения гласных в личных формах глаголов и в прилагательных (делает и т.п., хорошая и т. п.); сочетание [бм\ (о[бм]ан, о[бм'е]рял и т. п.); во многих говорах сочетание [cm] на конце слова (хво[ст\, мо[ст])\ склонение существительных муж. рода с суффиксами -ушк-, -ишк- по типу слов жен. рода (дедушка, у дедушки, с дедушкой..., мальчишка, без мальчишки, с мальчишкой...); различение форм дат. и твор. п. мн. ч. существительных и прилагательных (с пустыми вёдрами, к пустым вёдрам и т. п.); формы местоимений мене, тебе, себе в род. и вин. п. ед.ч.; мягкий [т'] в окончании 3-го лица глаголов (несё[т'\, несу[т'\ и т. п.); распространение слов дежа, дёжка - 'посуда для приготовления теста', корёц, кбрчик -'сосуд, к-рым черпают воду', чапля, иДпля, чапельник, чаплёйка и т. п.- 'приспособление для захватывания сковороды', люлька - 'колыбель' и др.
В южном наречии выделяются группы Зап., Верхнеднепровская, Верхнедеснинская, Вост. (Рязанская) и межзональные говоры типа А и типа Б, в последние входят Тульская подгруппа, Елецкие и Оскольские говоры.
Среднерусские говоры характеризуются признаками, общими с северным или южным наречием: неразличение гласных неверхнего подъёма во 2-м предударном и заударном слогах; взрывной [г], чередующийся с [к] в конце слова; распространение слов квашня, квашонка, ухват, сковородник, ягниться (об овце) и др.
Ср.-рус. говоры имеют в своём составе зап. окающие говоры: Гдовская группа, Новгородские говоры; зап. акающие говоры: Псковская группа, Селигеро-Торжковские говоры; вост. окающие говоры - Владимирско-Поволжская группа, в пределах к-рой выделяются подгруппы «Калининская» и «Горьковская»; вост. акающие говоры, к к-рым относятся также говоры вокруг г. Чухлома на территории Костромской группы северного наречия. Каждая диалектная зона выделяется также комплексом языковых черт. Напр., зап. диалектная зона: формы местоимений []]он, [йе]на, [йе]ны, тайа, туйу, тбйе, тыйе; существительные с суффиксом -ак (ходак, седак); конструкции с предлогом г или з типа приехал з города, вылез с ямы; деепричастие в функции сказуемого (поезд ушовши и т. п.) и др.
Говоры центральной зоны, в отличие от периферийных, в комплекс признаков, выделяющих эту зону, включают многие особенности, характерные и для лит. языка: пятифонемный вокализм (гласные фонемы (и), (у), (ё), (о), (а); [о] на месте е под ударением перед твёрдыми согласными
(бе[ро']за, у[н'о]с, те[л'о]нок и т. п.); последовательное различение аффрикат (ч') и (ц); долгие мягкие шипящие (ж'), (ш')\ различение твёрдых и мягких губных на конце слова (ду[п\ - гблу[п'] и т.п.); наличие [в], чередующегося с [ф]; словоформы свекровь, мать, Ьочь, парадигма пеку -печёшь и т. п. с чередованием согласных и др.
Карта совр. диалектного членения рус. языка Захаровой и Орловой схематично отражает результат той сложной истории, к-рую прошли рус. говоры вместе с их носителями на данной территории.
В результате сложного пути развития рус. языка в его говорах лингвогеографическая карта, представляющая рус. говоры сер. 20 в. как целостные языковые системы во всех их основных языковых показателях, является значительно более пёстрой, чем схема диалектного членения по пучкам изоглосс. Это показала структурно-типологическая классификация Г. р. я., проведённая по данным «Диалектологического атласа русского языка», в к-ром представлены основные элементы языковой системы в их материальном воплощении и структурных отношениях. Результаты структурно-типологической классификации представлены на лингвогеографической карте [см. карту Русские диалекты (структурно-типологическая классификация)].
Нивелировка территориальных диалектов, «размывание» границ между ними особенно заметны при сравнении Г. р. я. по всем основным элементам языковой системы в их материальном воплощении и структурных отношениях, т.е. по результатам их структурно-типологической классификации.
Важной характеристикой системы диалектов является тип диалекта, или диалектный тип,- комплекс признаков, позволяющий выделять один диалект среди других диалектов одного классификационного ранга.
Все рус. говоры по структурно-типологической классификации относятся или к к.-л. группе говоров определённого диалектного типа, или к таким совокупностям, в характеристике к-рых совмещаются признаки разных диалектных типов (переходные говоры, смешанные совокупности разнородных говоров).
По структурно-типологической классификации рус. говоров выделяются след. основные типы диалектов, или диалектные типы, четырёх уровней деления, или классификационных рангов: севернорусские - Новгородский, Вологодско-Вятский, Владимирско-Поволжский; Новгородско-Ладож-ский, Ивановско-Нижегородский, Костромской; Ладого-Тихвинский, Онежский, Вологодский, Белозерский, Нижегородский, Ярославский; южнорусские - Зап. южнорусский, Юго-восточный; Курско-Орловский, Пензенский; Ср.-донской, Тульский, Тамбовский, Рязанский; среднерусские - Вост. ср.-русский, Центральный ср.-русский; Тверской, Верхневолжский, Юго-вост. ср.-русский; западнорусские - Юго-западный, Северо-западный; Псковский; Южнопсковский, Брянский, Новозыбковский
В отличие от диалектного членения, проведённого по пучкам изоглосс, лингвогеографическая карта, отражающая структурно-типологическую классификацию рус. говоров, выявляет нечёткость, расплывчатость границ между территориями распространения говоров разных диалектных типов, какие зафиксированы в сер. 20 в на территории центра Европейской части России
Г. р. я. очень близки и генетически и типологически Вследствие этого близки и результаты диалектного членения по пучкам изоглосс (Захаровой и Орловой) и структурно-типологической классификации. Главное различие между ними состоит в следующем- ареальное диалектное членение это схема, на к-рой показаны наречия, группы говоров и межзональные, в т.ч. переходные, говоры как лингвотерригориальные единицы разных уровней деления. Это диалектное членение соответствует ходу сложения наречий и их подразделений на территории наиболее старых рус. поселений; карта, представляющая структурно-типологическую классификацию, отражает территориальное распределение говоров разных диалектных типов и говоров, к рые к к -л. одному диалектному типу отнести нельзя (разного рода переходные говоры), зафиксированных в сер 20 в на той же территории. Ареальная и типологическая классификации с разных сторон характеризуют рус. язык в его говорах, в их структурном и территориальном варьировании.