Деривация (от лат. derivatio - отведение, образование) - принятое в структурной лингвистике и теории речевой деятельности понятие формальной, семантической и функциональной производное™ и иерархии единиц всех уровней языковой системы, а также понятие межуровневых отношений; напр.: снеГ—-снеЖок (фонетическая Д. на морфонологическом уровне); объявлятъ-*~объяв-ление (словообразовательная Д.); медведь-*-мед-ведь (о человеке) (лексическая Д.); Пришла зи-ма~*-3има пришла (экспрессивный порядок слов) (синтаксическая Д.). Исчислением деривационных процессов, или отношений, занимается наука дериватология, основы крой были заложены в трудах М. В. Ломоносова, А. А. Барсова, Н. И. Греча, Ф. И. Буслаева, С. О. Карцевского. Термин «Д.» был введён Е. Куриловичем в 30-х гг. 20 в.
Деривационная единица, или деривационный шаг, в синхронной системе языка представляет собой процесс преобразования языковой единицы, принимаемой за исходную (элементарную), с помощью существующего в языке средства (оператора Д.); напр., существительное лес является исходной единицей для образования слова лесник с помощью суффикса -ник и нулевой флексии. Новое слово (дериват) имеет новые словообразовательное и лексическое значения, не сводимые к сумме составляющих его компонентов.
Д., являясь теоретическим и методологическим конструктом, позволяет объяснять систему языковых отношений, развитие языка как непрерывный процесс означивания, показывает пути его творческого использования. Деривационные процессы определяют все парадигматические и синтагматические связи языка, но традиционно принято исчислять их по уровням языка, различать морфо-нологическую Д. (напр., век-увечный), словоизменительную (напр., играть—'играю), словообразовательную (напр., близкий—'приблизить), лексическую (напр., ледяной—ледяной - о взгляде), синтаксическую (напр., Солнце выжгло траву—Солнцем выжгло траву), смысловую, проявляющуюся на текстовом уровне.
Д.- однонаправленный процесс, но направление его не всегда очевидно. Чем выше уровень языковой системы, тем больше характеристик анализируемой единицы следует привлекать; напр., для определения развития глагольной полисемии, разграничения первичных и вторичных значений необходимо исследовать парадигматические отношения моделей предложений, организуемых этими глаголами, выяснить возможные способы заполнения синтаксических позиций. На уровне моделей предложения направление преобразования определяется на основе анализа семантико-синтаксиче-ской структуры предложений, причём значение исходного предложения должно являться перифразой (см.) при установлении значения производного предложения. Это правило обязательно для определения направления внутри модельной и межмодельной Д. предложений. Примером внутримодельной Д. могут служить неопределённо-личные предложения, пассивные, результативные и релятивные конструкции. Межмодельные деривационные отношения могут быть проиллюстрированы операциями каузации и декау-зации, напр. Он сказал правду (некаузативная конструкция: действие субъекта не обусловлено действием другого субъекта или субъектов)-*-Его заставили сказать правду (каузативная конструкция: действие субъекта вынужденное, обусловленное извне). Увеличение линейной протяжённости и новое значение предложения здесь обеспечиваются оператором каузации, к-рый условно можно назвать «положительным», оператором со знаком «минус» осуществляется процесс декауза-ции; напр. Дети окружили сад изгородью-*-Дети окружили сад {дом, стол, учительницу и т. п.). Производность второй модели показывается семантикой субъекта: во второй конструкции функцию субъекта может выполнять только одушевлённое существительное во мн. ч. Этой спецификацией компенсируется отсутствие в предложении синтаксической позиции средства воздействия.
Круг синтаксических деривационных процессов не очерчен достаточно чётко. Помимо явлений компрессии (напр., возникновение словосочетания орошаемое земледелие), контаминации (напр., просторечное оплатить за проезд), конверсии, трансформации, перифразы, к Д. относят все виды осложнения грамматической структуры предложения, изменение характеристик логико-синтаксического и коммуникативного плана. Так, напр., пред-
ложение Устойчивость традиций отличает всю восточную культуру в начале абзаца имеет порядок слов экспрессивной или обусловленной текстовой связью конструкции: глагол-сказуемое имеет значение отношения и предопределяет синтаксические позиции субъекта-носителя признака {«восточная культура») и спецификации признака {«устойчивость традиции»). В соответствии с этим исходным членом Д. должна быть конструкция Вся восточная культура отличается устойчивостью традиций, она наиболее элементарна, имеет изоморфную структуру и независима от контекста.
Центральным вопросом деривателоги и является понятие регулярности Как правило, регулярность деривационных процессов зависит от онтологических свойств исходной единицы, дериватив-ной мощности оператора и типа Д.
При помощи Д. объясняют не только сложно иерархически организованные единицы синхронной системы языка и речи, но устанавливают процессы развития языка в диахронии. Напр., установлено, что каузативные глаголы локально направленного действия {забивать проём фанерой) в большинстве своём, за исключением глаголов крыть и полнить, образованы от некаузативных глаголов разных лексико-семантических групп с условным общим названием «глаголы конкретного физического действия». Сначала образовывались префиксальным способом глаголы сов. вида, а затем способом вторичной имперфектива-ции - несов. вида, напр.: бить-^забить—забивать; лепить—облепить—'облеплять (окорок тестом); курить—обкурить—обкуривать (деревья дымом). Устанавливается первичность моделей предложений; напр., модель «активный субъект + активный глагол» первична по отношению к модели предложения «неактивный субъект + активный глагол»: Человек идёт—Топор колет.
Исчисление деривационных отношений в синхронии и диахронии в системе языка и при речепо-рождении — важный инструмент создания общей теории языка.