Активная конструкция- способ семанти-ко-синтаксической организации предложения, при к-ром обозначаются: действие субъекта, направленное на объект; действие, замкнутое в сфере субъекта; свойства, качества, состояния, отношения носителя предикативного признака. Грамматикализованной формой выражения активности служит глагольное высказывание тема-рематического строения (см. Актуальное членение предложения) с препозицией субъекта, имеющего значение лица, и с предикатом, обозначающим целенаправленное действие; напр., «Она [Маргарита] аккуратно сложила обгоревшие листки, завернула их в бумагу, перевязала лентой» (Булгаков).
А. к. неоднородны по форме и значению (содержанию): закономерности их строения обусловлены спецификой языкового представления реальных процессов и коммуникативным замыслом говорящего.
Появление в позиции субъекта неодушевлённого существительного предметной семантики при предикате, выраженном глаголом преднамеренного действия, свидетельствует о суженной функциональной перспективе предложения; внимание говорящего направлено на средство осуществления действия, характер действия; напр.: Ключ открывает дверь; Экскаватор углубляет пруд; Ска тертъ покрывает стол.
Ослабление значения активности сопровождается появлением в субъектной позиции существительного со значением «не лицо» и соответственно редукцией в глаголе семы преднамеренности действия (потеря персональное™), усилением роли говорящего, субъекта оценки; напр., «Мороз под-затянул лужицы тончайшим стёклышком* (Пришвин). Непреднамеренность действия связана с актуализацией в глаголе значения оптативности (желательности); напр., Ребёнок облился кефиром.
Значение А. к.— «непроизвольное изменение состояния субъекта» — обусловливает появление в субъектной позиции как одушевлённого, так и неодушевлённого существительного, в позиции предиката — процессуального глагола; напр.: Лошадь обволакивалась паром; Ранка быстро заживает.
К А. к. относятся предложения с неперех. глаголами, имеющими модальный компонент «способность к действию, названному глагольной основой»; напр.: «Крем легко мазался и, как показалось Маргарите, тут же испарялся* (Булгаков); Стена пачкается; Бумага маслится.
Производные результативные и релятивные конструкции показывают закрепление грамматических характеристик глагольной лексемы, утратившей процессуальное значение: сов. вид, прош. время глаголов - в результативных конструкциях, напр. «Заря охватила полнеба» (Тургенев), «Радуга наискосок перепоясала дождик летучий» (Сурков); несов. вид, наст, или прош. время глаголов, невозможность варьирования форм глагола, существительные предметной семантики в позициях субъекта и объекта — в релятивных конструкциях, представляющих собой типизированный или индивидуальный способ «видения» говорящим положения дел, напр.: «Свет месяца наполнял ком нату* (Гоголь), «Хвойный лес одевает все горы* (Арсеньев), «...розовый свитер плотно облегает фшуру, коричневые брюки чуть прикрывают каблук* (Катасонова).
Порядок слов в А. к.- прямой: субъект - предикат - объект. Обратный порядок слов может зависеть от контекста, речевой ситуации; напр., в следующем высказывании рематического строения, отвечающем на вопрос «Что происходит?»: «Гаснут роднички, торфенеют озерки, заводи затягиваются стрелолистом и кугой...* (Леонов); от семантики производной модели предложения, где субъектную позицию занимает более значимый сточки зрения говорящего объект действия. Так, напр., при обозначении действий стихийных сил природы, непроизвольно возникающих чувств, мыслей, физических состояний в субъектной позиции объектная словоформа имеет значение носителя предикативного признака, субъекта состояния и субъекта оценки (с точки зрения наблюдателя-говорящего): «Берлиоза охватил необоснованный страх* (Булгаков); Её лицо заливает краска стыда; Трюм скоро затопит. Словоформа в вин. п. играет роль субъекта и вступает в предикативные отношения с остальным составом предложения, способствуя его «фразеологиза-ции». Обобщённая семантика таких предложений близка предикации характеризующего типа: Дерево зеленеет, не засохло. В производных конструкциях с глаголами-результативами и глаголами-ре-ляторами «фразеологизация» предицирующей части усиливается постоянными видо-временными показателями глаголов; напр.: «Всё лицо и руки залепил мне снег* (Плещеев); «Крыши осеняет пыльная зелень бузины* (М. Горький); «[город] уже заливала темнота* (Булгаков). Выбор глагольной лексемы показывает оценку-квалификацию говорящим реальной ситуации.
Таким образом, А. к. можно классифицировать по шкале «активности», определяя их различия как семантико-синтаксическую деривацию от исходной конструкции с субъектом-лицом и предикатом целенаправленного действия, выделяя деривационные шаги и деривационные средства, переводящие А. к. в пограничную область с пассивными конструкциями (напр., стативные и релятивные конструкции со словоформой в вин. п. в позиции субъекта).
Критерием разграничения А. к. и пассивных конструкций (см.) является тип семантико-синтак-сических отношений между предикативно сопряжёнными словоформами, а не морфологическая форма предиката. Это подтверждается, в частности, значением конструкций с глаголами-статива-ми (см. Диатеза), причастная форма к-рых, как и прилагательное, играет роль предиката характеризующего типа; напр.: Дверь закрыта; «Как он, она была одета всегда по моде и к лицу» (Пушкин).