Имя. 1) В общем языкознании и философии - единица языка (слово или сочетание слов), к-рая называет (именует) вещь, предмет, явление и выступает в высказывании в синтаксической функции главным образом субъекта или объекта. И. противопоставлено другим языковым единицам, обозначающим признаки или отношения, как единицам атрибутивным и предикатным. В процессе номинации (см.) И получает оформление, соответствующее грамматическим законам данного языка; при этом путём особой трансформации (номинализации) в И. может быть превращена любая атрибутивная или предикатная единица и вообще любое выражение, напр.: красный -*? краснота; ходить -*? хождение или ходьба; Падают листья-— листопад; Необходимо работать -*? необходимость работать; Он не при едет-*- то (или тот факт), что он не приедет... 2) В грамматике русского и многих других языков— класс слов, обладающих формами склонения (см.), противопоставленный глаголу как классу слов, обладающих формами спряжения (см.). В рус. языке к классу И. относятся прежде всего три части речи — имена существительные, имена прилагательные и имена числительные. Каждое из слов, принадлежащих к этим трём частям речи, может в условиях контекста замещаться тем или иным указательным словом, принадлежащим к четвёртой части речи — местоимениям. Все четыре части речи имеют общий признак - наличие падежных форм. В пределах класса И. существительные, личные местоимения, местоимения себя, кто и что и отчасти количественные числительные (см. Числительное) характеризуются собственными (первичными) падежными формами, а прилагательные, порядковые и отчасти количественные числительные, местоименные прилагательные — падежными (также числовыми и родовыми) формами согласования, вторичными от соответствующих форм синтаксически главенствующего слова, обычно существительного. Ядром класса И. является имя существительное как синтаксически самостоятельная часть речи, непосредственно воплощающая в себе идею предметности, «вещности» в морфологических категориях рода, одушевлённости—неодушевлённости, числа и падежа.
Если в совр. рус. языке в пределах класса И. существительное, прилагательное и числительное противопоставлены друг другу достаточно отчётливо, то в праслав. языке и в ранний период
развития др.-рус. языка класс И. представлял 151 собой более тесное единство. Так, количественные числительные выделились в самостоятельную часть речи не раньше 14 в., в древности слова один, два, три и четыре не отличались по своим морфологическим и синтаксическим свойствам от прилагательных, а слова пять, шесть, десять и т. п. — от существительных. Прилагательные в свою очередь были более близки к существительным с формальной и функциональной точек зрения. Об этом говорит уже тот факт, что совр. полные формы со специфичными для прилагательных флексиями «адъективного» типа склонения, напр. белый, белая и т.п., исторически вторичны и происходят от кратких (т. н. именных) форм, напр., бел, бела и т. п., флексии к-рых совпадают с флексиями нек-рых типов склонения существительных, причём именные формы имелись в др.-рус. языке у всех типов прилагательных. Как отмечал А. Л. Потебня, «различие между существительными и прилагательными в языке, доступном наблюдению, в историческое время уменьшается по направлению к прошедшему... В существительном в том же направлении от нас растёт атрибутивность». Эта изначально слабая диффе-ренцированность существительных и прилагательных отражена в разнообразных фактах - таких, как, напр., существительные золото, войско, вечерня, друг (и местоимение друг друга), добро, зло, лихо, тепло или древнейшие названия городов типа Смоленск, Брянск (первоначально все они - именные формы прилагательных); старинные пословицы и поговорки типа Молодо-зелено, Бос лаптей не износит; наречия, сохраняющие в своей структуре древние именные формы, типа досуха, досыта, начерно, вчерне; такие обороты, как лучше вчерашнего, больше нашего, испытай-ка с моё; атрибутивные сочетания типа кремень-человек, окунь-рыба. В этом же ряду должна быть отмечена и сохраняющаяся в совр. рус. языке достаточно свободная транспозиция прилагательных в существительные, определяемая механизмами субстантивации (см.).
Класс И. в совр. рус. языке чётко противопоставлен глаголу (его спрягаемым формам) как основному предикатному классу слов по целому ряду признаков. Кроме словоизменительных и синтаксических различий, у И. и глаголов различны состав грамматических категорий, соотношение способов словообразования (в И. преобладают суффиксация и сложение, в глаголе — префиксация), структура основы (в И., кроме несклоняемых, возможна только основа на согласную, в глаголе же этого ограничения нет).