Интерференция (от лат. inter - между и ferens - несущий) - взаимодействие языковых систем в условиях дву- или многоязычия, обусловленное их структурными расхождениями и проявляющееся в отклонении от кодифицированных норм речи контактирующих языков (см. Контакты языковые). Наряду с таким широким пониманием термин «И.» употребляется и в узком смысле для обозначения случаев нарушения речевых норм неродного языка под влиянием родного языка билингва (человека, владеющего двумя языками). Кроме того, термин «И.» используется для обозначения не только процесса, но и его результата.
И. возможна на всех уровнях языковой системы - фонемном, морфемном, лексическом и синтаксическом, но особенно заметна в фонетике. Проявление И. на разных уровнях языковой системы обусловлено структурно-типологическими соответствиями/ несоответствиями контактирующих языков; напр., встречаются след. отклонения от лит. нормы рус. языка в рус. речи носителей различных конкретных видов национально-рус двуязычия - [С'ип'йр] вместо [с'иб'йр']; аптек вместо аптека; хорошие молодёжь вместо хорошая молодёжь; огромный семья вместо огромная семья; юридичнып вместо юридический; благодарить другу вместо благодарить друга; мыть бельё вместо стирать бельё; кривая рука вместо нечист на руку; артисты от города вместо артисты из города; мне болит голова вместо у меня болит голова и т. д. Совокупность интерферентных явлений в речи билингва представляет собой иноязычный акцент (см.) в широком смысле слова.
Различают И. потенциальную, предсказываемую в результате сопоставления структур контактирующих языков, и реальную, зафиксированную в речи билингвов. Потенциальная И. не всегда реализуется в речи. Реальное проявление потенциальной И. в речи билингва зависит от его языковых способностей, степени владения языком, ситуации общения и иных лингвистических и экстралингвистических факторов. Так, напр., существующие в рус. и белорус, языках отличия в противопоставленности согласных по признаку твёрдости-мягкости являются источником потенциальной фонетической И. Однако в зависимости от степени владения языком и иных факторов в рус. речи одних белорусов-билингвов потенциальная И. реализуется (мо[Ш]ный, г[ра]дка), а у других - не реализуется, т. е. произношение соответствует нормам рус. орфоэпии (мо[ш']ный, г[р'а]дка).
Рус. язык, будучи одним из основных средств межнационального общения народов России и ряда стран ближнего зарубежья (см. Русский язык в международном общении), находится в постоянном контакте с многими десятками языков. Структурно-типологические соответствия / несоответствия контактирующих языков (рус и другого национального языка) определяют характер и количество возможных явлений И. в условиях конкретных видов национально-рус. двуязычия. В результате И. в рус. речи билингвов, для к-рых рус. язык не является родным, возникают специфические черты, отсутствующие в кодифицированной рус. речи. Аналогичные отклонения от рус. речевых норм, обычно под влиянием местного узуса, могут появляться и в рус. речи исконных носителей рус. языка. Сопоставление обусловленных И. отклонений от речевых норм рус. языка и выяснение причин их возникновения даёт возможность глубже изучить процессы внутриструктурного взаимодействия и взаимовлияния языков, а также создать типологию интерферентных явлений, что в итоге позволит успешнее преодолевать И. в рус. речи билингвов.