История русского литературного языка - раздел русистики (см.), изучающий возникновение, становление, исторические преобразования структуры литературного языка, коррелятивных отношений составляющих его системных компонентов - стилей, как языковых, так и функционально-речевых и индивидуально-авторских и др., развитие письменно-книжной и устно-разговорной форм литературного языка. Теоретическим основанием дисциплины служит комплексный и разносторонний (историко-культурный, историко-лит., историко-поэтический и историко-лингвистический) подход к исследованию структуры лит. языка, его норм на разных этапах исторического развития.
Концепция И. р. л. я. как научной дисциплины была разработана В. В. Виноградовым и принята совр. рус. языкознанием. Она сменила ранее существовавший в науке подход, представлявший собой комментарий к рус. лит. языку 18-19 вв. с коллекцией разнородных фонетико-морфологических и словообразовательных фактов на фоне понимания языка как орудия рус. культуры (работы Е. Ф. Будде).
Вопрос о соотношении и взаимодействии церк.-слав. и народного вост.-слав. языков в развитии др.-рус. лит-ры и письменности получил особую остроту в сер. 18 в.- в пору начального формирования сравнительно-исторического метода в языкознании. М. В. Ломоносов писал: «Речи, в российских летописях находящиеся, разнятся от древнего моравского языка, на который переведено прежде Священное Писание, ибо тогда российский диалект был другой, как видно из древних речений в Несторе, каковы находятся в договорах первых российских князей с царями греческими. Тому же подобны законы Ярославовы, "Правда русская" называемые, также прочие исторические книги, в которых употребительные речения, в Библии и в других книгах церковных коих премного, по большей части не находятся» (Поли. собр. соч., т. 7, 1952).
В рус. филологии 19 в. существовало четыре историко-лингвистические концепции возникновения и развития др.-рус. лит. языка.
1. Церк.-слав. язык и др.-рус. народно-лит. язык - это стили одного и того же «славенского», или старого рус. лит., языка (А.С.Шишков, П. А. Катенин и др.).
2. Церк.-слав. (или ст.-слав.) язык (язык церковных книг) и язык др.-рус. деловой и светской письменности - это разные, хотя и близкородственные языки, находившиеся в тесном взаимодействии и смешении до кон. 18 - нач. 19 вв. (А. X. Востоков, отчасти К. Ф. Калайдович, М. Т. Каченовский и др.). Термин «церк.-слав. язык» появился в науке в кон. 30-х гг. 19 в. как замена терминов «язык церковных книг», «язык русской церкви» (ср. Ломоносов, «Предисловие о пользе книг церковных в российском языке», 1758). Окончательное его закрепление произошло в «Словаре церковно-славянского и русского языка», составленного Вторым отделением Императорской АН (ч. 1-4, 1847).
3. В основе др.-рус. лит. языка лежит церк.-слав. язык (М. А. Максимович, К. С. Аксаков, отчасти Н. И. Надеждин и др.). По словам Максимовича, «церковнославянский язык не только дал образование письменному языку рус-
скому.. ., но более всех других языков имел участие 163 в дальнейшем образовании нашего народного языка» («История древней русской словесности», 1839).
4. Основа др.-рус. лит. языка - живая вост.-слав. народная речь, близкая по своим основным структурным особенностям к ст.-слав. языку. Приняв христианство, рус. народ «нашёл уже все книги, необходимые для богослужения и для поучения в вере, на наречии, отличавшемся от его народного наречия очень немногим»; «Не только в подлинных произведениях рус. книжников, но и в переводах, чем они древнее, тем более видим народности в выражении мыслей и образов» (И. И. Срезневский, «Мысли об истории русского языка и других славянских наречий», 1887). Разделение книжного и народного языка, вызванное изменениями народно-разг., диалектной речи вост. славян, относится к 13-14 вв.
К нач. 20 в. в понимании истории и развития рус. лит. языка определилось два направления. Одно из них, получившее широкое распространение в славяно-рус. филологии, сложилось под влиянием взглядов А. А. Шахматова: «Русский литературный язык представляет явление глубокого культурно-исторического интереса. Едва ли какой другой язык в мире может быть сопоставлен с русским в том сложном историческом процессе, который он пережил... по своему происхождению русский литературный язык - это перенесённый на русскую почву церковнославянский (по происхождению своему древнеболгарский) язык, в течение веков сближавшийся с живым народным языком и постепенно утративший и утрачивающий своё иноземное обличие» («Очерк современного русского литературного языка», 1925). Вслед за Шахматовым Б. О. Унбегаун писал: «Современный русский литературный язык продолжает никогда не прерывавшуюся традицию литературного языка Киевской, удельной и Московской Руси, т.е. языка церковно-славянского» («Разговорный и литературный язык», 1950). Эта точка зрения получила распространение за рубежом.
Однако в работах, посвященных языку др.-рус. лит-ры (о «Хронике Георгия Амартола» В. М. Ис-трина, о «Русской правде» Е. Ф. Карского, о «Де-вгениевом деянии» М. Н. Сперанского и др.), взгляд Шахматова на развитие др.-рус. лит. языка подвергся существенным исправлениям.
В «Очерках по истории русского литературного языка старшего периода» (1946) С. П. Обнорский находил истоки рус. лит. языка в живой народной вост.-слав. речи. Он утверждал, что рус. лит. язык старшего периода был чисто рус. языком во всех элементах своей структуры (в произношении, в формах словоизменения и словообразования, в   лексике, в синтаксисе). Те же общие предпосылки концепции Обнорского легли в основу работ П. Я. Черных, Ф. П. Филина и др. Т.о., одна концепция подчёркивала ст.-слав, основу возникновения и развития рус. лит. языка, а другая - самобытную вост.-слав. основу. В русистике всё более широко обрисовывалась проблема др.-рус. лит. двуязычия, или языкового дуализма, нуждавшаяся в конкретно-историческом изучении. С кон. 20-х — нач. 30-х гг. 20 в. эта проблема оказывается в центре исследований Виноградова. Его взгляды в этой области испытали эволюцию, однако к кон. 60-х гг. они составили строгую систему, отражавшую особенности др.-рус. лит. двуязычия, или языкового дуализма, Древней Руси.
Ст.-слав, язык, в концепции Виноградова, на протяжении 9-11 вв. был общим письменно-лит. языком всех слав, народов — южных, восточных и западных. Этот язык был международным, над-диалектным, т. к. «старославянский язык, даже если принять диалектной основой говор македонских, солунских славян, в процессе своего письменного воплощения подвергся филологической обобщённой обработке и включил в себя элементы других южнославянских говоров» («История русского литературного языка. Избранные труды», 1978).
Это привело к тому, что развитие др.-рус. лит. языка определялось соотношением двух речевых стихий - письменной общеславянской (ст.-слав., др.-слав.) и устной и письменной национальной др.-русской. Каждый слав, национальный лит. язык на начальном этапе развития был «вульгарным», простонародным и развивался далее по образцу другого, «высшего» языка, служившего для него моделью, образцом, «классическим» языком. Таким для лит. языков православных славян был ст.-слав., или др.-слав., ставший у них «классическим», как язык церкви, церк.-слав. язык. Взгляды Виноградова на историю рус. лит. языка получили широкое распространение в славяно-рус. филологии (труды Р. Пиккио, П. М. Бицилли, Н. И. Толстого, А. Достала, Й. Курца и др.).
При установлении периодизации И. р. л. я. исходят из периодизации развития отдельных частей структуры лит. языка — его произносительных норм, морфологического строя, синтаксиса, лекси-ко-фразеологического состава. При этом учитываются изменение общественных функций лит. языка, его дифференциация на типы или стили, исторически меняющийся характер его связей с общенародной разг. речью и её диалектами, т. к. темпы изменений разных элементов структуры языка различны.
В развитии рус. лит. языка выделяются след. периоды: лит. язык Древней Руси (с 10 до кон. 14 — нач. 15 вв.); лит. язык Моск. Руси (с кон. 14 - нач. 15 вв. до 2-й пол. 17 в.); лит. язык начальной эпохи формирования рус. нации (с сер. 17 в. до 80-90-х гг. 18 в.); лит. язык эпохи образования рус. нации и формирования его общенациональных норм (с кон. 18 в.); рус. лит. язык совр. эпохи. Распространение и развитие письменности и лит-ры на Руси начинается после принятия христианства (988), т.е. с кон. 10 в. Самые старшие из памятников письменности относятся к И в. Это богослужебные и религиозно-учительные тексты на церк.-слав. языке, представлявшие собой переводы с греч. языка (Евангелие, Апостол, Псалтырь и др.).
Др.-рус. авторы создали в этот период оригинальные произведения в жанрах проповеднической лит-ры («Слова» и «Поучения» митрополита Иллариона, Кирилла Туровского, Луки Жидяты, Климента Смолятича), паломнической лит-ры («Хождение игумена Даниила») и др.
В основе книжно-слав. типа языка лежал ст.-слав. язык. Др.-рус. лит-ра в этот период своей истории культивировала также и повествовательные, исторические и народно-художественные жанры, возникновение к-рых связано с развитием народно-культурного или народного обработанного типа др.-рус. лит. языка. Это «Повесть временных лет» (12 в.) - др.-рус. летопись, эпическое произведение «Слово о полку Игореве» (кон. 12 в.), «Поучение Владимира Мономаха» (12 в.) - образец «светского, житийного» жанра, «Моление Даниила Заточника» (12 в.), «Слово о погибели Русскыя земли» (кон. 13 - нач. 14 вв.).
Из ст.-слав. языка в др.-рус. язык перешли многие слова, обозначающие отвлечённые, гл. обр. философские и этические, понятия, напр. естество, сущность, время, пространство, существо и др. Особую группу лексики др.-рус. языка составляют ст.-слав. слова, однокоренные с соответствующими русскими, отличающиеся звуковым обликом: брег (ср. берег), влас (ср. волос), врата (ср. ворота), глава (ср. голова), древо (ср. дерево), срачица (ср. сорочка), хранити (ср. хоронити), един (ср. один) и др. В др.-рус. языке выделяется также целый ряд параллелей чисто лексических, напр. брак и свадьба; выя и шея; грясти и идти; глаголати, рещи и сказать, говорить; ланита и щека; очи и глаза; перси и грудь; уста и губы; чело и лоб и др. Наличие таких лексических пар обогащало лит. язык в функциональном отношении, семантически и стилистически. Др.-рус. лит. язык наследовал из ст.-слав. языка средства художественной изобразительности: эпитеты, сравнения, метафоры, антитезы, градации и др.
К сер. 12 в. Киевская Русь приходит в упадок, начинается период феодальной раздробленности, к-рая способствовала диалектному дроблению др.-рус. языка. Примерно с 14 в. на вост.-слав. территории складываются близкородственные вост.-слав. языки: русский, украинский, белорусский. История рус. языка отделяется от истории укр. и белорус, языков.
Рус. язык эпохи Моск. государства (14-17 вв.) имел сложную историю. Центром Рус. государства становится Москва. Продолжают формироваться диалектные особенности. Оформились основные диалектные зоны - северновеликорус. наречие (примерно на север от линии Псков — Тверь — Москва, южнее Нижнего Новгорода) и южновели-корус. наречие (до границ с укр. зоной на юге и белорусской на западе). Возникли промежуточные средневеликорус. говоры, среди к-рых ведущую роль играет говор (койне, см.) Москвы.
Первоначально говор Москвы был смешанным: на северновеликорус. речевые особенности наслаивались южновеликорусские. С течением времени он сложился в стройную систему. Говор Москвы как столицы Рус. государства постепенно воспринимался в сознании всех русских как образцовый и лёг в основу рус. национального лит. языка.
В лит. языке Моск. государства продолжают развиваться книжно-письменные традиции Киевской Руси. В то же время в рус. разг. языке возрастают структурные изменения, отделяющие его от книжно-письменного. Между рус. разг. языком и книжно-слав. языком образуются значительные расхождения.
В то же время в жизни стран Вост. и Южной Европы и в жизни Моск. Руси происходят изменения, к-рые оказывают существенное влияние на развитие рус. государственности и на состояние рус. культуры.
Объединённые войска рус. княжеств под предводительством моек, князя Дмитрия Донского побеждают татаро-монг. войска в Куликовской битве (1380), тем самым уничтожается многовековое чужеземное иго на рус. земле. Османская империя захватывает столицу Византии Константинополь (1453) и устанавливает тур. господство на Балканах. Знатоки греч. и ст.-слав. языков, богословы, деятели византийской и южнослав. культуры переезжают из Византии и из балканских государств в Моск. Русь. С кон. 14 в. в Москве осуществляется редактирование слав, церковных книг для приведения их в первоначальный, соответствующий греч. оригиналам вид. Это редактирование проводилось под руководством митрополита Кип-риана и должно было сблизить рус. письменность с южнославянской. В 15 в. Рус. православная церковь выходит из-под опеки Вселенского Константинопольского патриарха и становится автоке-?»альной, в ней устанавливается патриаршество 1589).
Начинается возвышение Моск. Руси, растёт авторитет великокняжеской власти и моек, церкви, получает широкое распространение идея преемственности Москвы по отношению к Византии, нашедшая своё выражение в идеологической формуле «Москва есть третий Рим, а четвёртому не быти», к-рая получает теологическое, государственно-правовое и историко-культурное осмысление.
В книжно-слав. типе лит. языка получают распространение архаизированные написания, основанные на южнослав. орфографической норме, возникает особая риторическая манера выражения, цветистая, пышная, насыщенная метафорами, получившая название «извитие словес» («плетение словес»). Она широко используется в лит-ре для всемерного повышения авторитета моек, великокняжеской и церковной власти. Этот сложный комплекс явлений в истории рус. культуры, лит-ры и лит. языка получил наименование «второго южнослав. влияния».
Народно-лит. тип языка не подвергся «второму южнослав. влиянию». В этот период функции «делового языка» расширяются, возникают новые жанры деловой письменности (судебники, статейные списки рус. послов, «Стоглав», «Домострой» и др.). «Деловой язык» обслуживал нужды усложняющейся гос. переписки и гос. управления. Его орфографическая практика и словоупотребление оказали влияние на формирование норм лит. языка.
С 17 в. формируются язык рус. науки и национальный лит. язык. Усиливается тенденция к внутреннему единству, к сближению лит. языка с разговорным. Во 2-й пол. 16 в. в Моск. государстве началось книгопечатание (см.), имевшее огромное значение для судеб рус. лит. языка, лит-ры, культуры и образования. Рукописная культура сменилась культурой письменной. Первыми печатными книгами стали церковные книги для богослужения, грамматики, словари, буквари, необходимые для образования и просвещения. Первыми печатными учебными книгами были «Букварь» (1574), изданный во Львове Иваном Фёдоровым, «Грамматика словеньска» Лаврентия Зизания (1596), «Словенская грамматика» Мелетия Смот-рицкого (1618), переизданная с дополнениями в 1648, «Лексикон славяноросский» Памвы Берын-ды(1627).
Развитие и взаимодействие книжно-слав. и народного литературно обработанного языков приводит к образованию трёх стилей (см. Трёх стилей теория) с единым структурно-грамматическим и словарным ядром, с широким кругом синонимических и иных соответствий между ними - фонетических, морфологических, синтаксических и лек-сико-фразеологических.
В первой рус. «Риторике» (1616-19) описывается система трёх стилей, трёх «родов глагола-ния» — высокого, смиренного, мерного (средний стиль), намечаются функциональные разновидности лит. речи, «роды речей» — научающий, судебный, рассуждающий, показующий.
В 1708 вводится гражданский алфавит, на к-ром печатается светская лит-ра. Церк.-слав. алфавит (кириллица) используется только в конфессиональных целях. В лит. языке кон. 17-1-й пол. 18 вв. тесно переплетаются и взаимодействуют книжно-слав., зачастую даже архаические, лексические и грамматические элементы, слова и обороты речи народно-разг. и «приказного» («делового») характера и зап.-европейские заимствования. Словарный состав языка становится разнообразным по своему характеру, богатым, но в стилистическом отношении неупорядоченным. В рус. обществе возникает потребность в нормализации лит. языка, в установлении и регламентации грамматических и стилистических норм образцового речевого употребления как на письме, так и в устной речи. Первые попытки описания новых норм лит. языка были сделаны А. Д. Кантемиром, В. Е. Адо-дуровым и В. К. Тредиаковским, но ведущая роль в преобразовании рус. лит. языка в начальный период его национального развития, в описании его норм - лексических, морфологических, синтаксических, стилистических - принадлежит Ломоносову.