Казанская лингвистическая школа -одно из направлений русского языкознания 2-й пол. 19 в., представители к-рого (И. А. Бодуэн де Куртенэ и его ученики - Н. В. Кру-шевский, В. А. Богородицкий, А. И. Анастасиев, А. И. Александров, Н. С. Кукуранов, П. В. Владимиров и др.) работали в Казани в 1875-83. Идеи К. л. ш. изложены в подробных программах лекций, читанных Бодуэном де Куртенэ в этот период в Казанском ун-те, в книге Крушевского «Очерк науки о языке» (1883) и в его посмертно изданных «Очерках по языковедению» (1891-94), в работах Богородицкого «Очерки по языковедению и русскому языку» (1901; 4 изд., 1939), в «Лекциях по общему языковедению» (1911) и др., в статьях Анастасиева «Морфологический анализ слова» (1884-87), «Отношение звуков русского языка к буквам русской азбуки» (1879) и др.
Для К. л. ш. характерны след. принципы исследования: строгое разграничение звуков и букв, фонетической и морфологической членимости слова; строгое разграничение процессов, происходящих в языке на данном этапе его существования, и процессов исторических, совершавшихся на протяжении длительного времени (это была первая -ещё до Ф. де Соссюра - попытка сформулировать различия между синхронией и диахронией); наблюдение над живыми языками и изучение новых языков, в связи с чем подчёркивалась особенная значимость диалектологии. Представители К. л. ш. последовательно утверждали и отстаивали полное равноправие всех языков как объектов исследования. Характерной чертой К. л. ш., в особенности Бодузна де Куртенэ и Крушевского, было стремление к обобщениям, без к-рых, как подчёркивал Бодуэн де Куртенэ, «немыслима ни одна настоящая наука».
При анализе языка Бодуэн де Куртенэ придерживался материалистических взглядов. Материалистический монизм его философской концепции проявился в рассмотрении языка как психосоциальной сущности, а языкознания как науки психологично-социологической. Мировоззрение Крушевского формировалось под влиянием достижений естественных наук и идеалистической позитивистской философии; для его философской концепции был характерен дуализм: понимание языка как соединения физического и психического начал, связываемых ассоциацией, а языкознания как науки естественной, индуктивно-дедуктивной. Многие идеи представителей К. л. ш. сыграли большую роль в развитии лингвистической мысли: они предвосхитили развитие идей структурной лингвистики, фонологии, морфонологии, типологии языков и др. Внимание Бодуэна де Куртенэ к индивидуальному языку, к единичному акту коммуникации, утверждение, что сущность языка — в речевой деятельности, в речевом общении людей, дали толчок к развитию психолингвистики; работы Крушевского по «антропофонике» легли в основу современной артикуляционной и акустической фонетики.
Для учёных К. л. ш. было характерно понимание языка как системы, к-рую Бодуэн де Куртенэ рассматривал как «обобщающую конструкцию». Реализацию задачи её целостного изучения он видел во взаимосвязанном описании фонетической и морфологической структур слова и «морфологической структуры предложений». Система языка - категория историческая: она изменяется в процессе исторического развития языка. Более подробно системные отношения между единицами языка рассматривал Крушевский, выделяя ассоциации по сходству (позже у Соссюра — ассоциативные, в совр. терминологии - парадигматические отношения) и ассоциации по смежности (у Соссюра и в совр. терминологии - синтагматические отношения). По Крушевскому, ассоциации по сходству и по смежности - антагонистичны и в то же время вторые определяют первые. Система языка у Крушевского («Язык представляет одно гармоническое целое») связана с процессами типизации - способностью человеческого мышления
классифицировать и обобщать предметы и явления объективного мира в определённые системы или типы понятий. Крушевский полагал, что законы языка подобны законам природы, что они не знают «никаких исключений и уклонений», и с этих крайних позиций призывал изучать то, как устроен язык вообще, а не отдельные языки (лекция «Предмет, деление и метод науки о языке», 1880), чем предвосхитил значительно более поздние идеи американских генеративистов (прежде всего Н. Хомского). Главная задача лингвистики, считал Крушевский, не в восстановлении картины прошлого в языке, а в постижении языковых законов.
Для К. л. ш. характерен чётко выраженный историзм в подходе к языку. Бодуэн де Куртенэ выделял историю (простую последовательность однородных явлений, прерываемых во времени и пространстве) и развитие (непрерывную продолжаемость существенных изменений, а не явлений) языка. В нач. 80-х гг. 19 в. он выдвинул идею триады: статика - динамика - история, в к-рой тесно связанные статика и динамика разъясняются с помощью истории. В этой связи Бодуэн де Куртенэ сформулировал принципы относительной хронологии, развитые позднее Богородицким, к-рый понимание статики языка дополнил историческим подходом и сравнением путей развития отдельных индоевропейских языков, что позволило определить сравнительную (относительную) скорость изменения одного и того же явления в отдельных языках. Основным законом развития языка Крушевский считал закон соответствия мира слов миру понятий; ему же принадлежит формулировка важной семантической закономерности: «...чем шире употребление данного слова, тем менее содержания оно будет заключать в себе» («Очерк науки о языке»). Учёные К. л. ш. большое внимание уделяли анализу исторической изменчивости морфологической структуры слова. Бодуэн де Куртенэ прослеживает последовательные этапы процесса изменения древних основ, в результате к-рого основы сократились в пользу окончаний. Крушевский установил, что в индоевропейских языках граница между корневым суффиксом и окончанием в процессе исторического развития становится неустойчивой. Богородицкий разработал виды морфологического изменения слов (аналогия, дифференциация, переразложение, опрощение) и вместе с Анастасиевым проиллюстрировал эти виды конкретными примерами из рус. языка.
В казанский период деятельности Бодуэн де Куртенэ и Крушевский ввели термин «фонема», к-рый появился во франц. лингвистике в 1873, наполнив его специфическим содержанием; для представителей К. л. ш. фонема - это то, что «неделимо при сравнении коррелятивов, что образует само чередование, напр. ч/т в примере лечу -летишь* (Богородицкий). В дальнейшем взгляды Бодуэна де Куртенэ и его последователей на фонему претерпели значительные изменения: Богоро-дицкий, напр., использовал термин «фонема» для обозначения реконструируемых звуков индоевропейского праязыка (т. е. вне связи с чередованием); Бодуэн де Куртенэ, определяя фонему как «представление звука», имеющееся в языковом сознании говорящих, выдвинул понятие факультативных и нулевых фонем, указывал на функциональную значимость фонем. Фонологическая теория Бодуэна де Куртенэ сыграла основополагающую роль в создании совр. фонологии.
Замечания Бодуэна де Куртенэ о тесной связи фонетики и морфологии получили в дальнейшем более конкретную и углублённую интерпретацию в учении о «морфологизации» и «семасиологиза-ции» фонем и легли в основу морфонологии. Значителен вклад в эту науку и Крушевского: теорию чередований (альтернаций) звуков Крушевский развил в работе «К вопросу о гуне» (1881) («Гуна» - термин инд. грамматистов, обозначающий отношение между чередующимися гласными одного и того же корня, напр. соберу - собирать). На материале ст.-слав, языка Крушевский описал три типа фонетических чередований: закономерные чередования, не знающие исключений, типа [вдда] -[вдду], впоследствии названные позиционными фонетическими чередованиями; исторически и лексически обусловленные чередования, причины к-рых неочевидны и требуют исследования, типа глухой - глохнуть; исторически и грамматически обусловленные чередования, к-рые «есть чередование [именных и глагольных] форм», напр. пророк - пророчить.
Бодуэн де Куртенэ заложил основы типологической классификации слав, языков по двум структурным признакам: долгота/краткость гласных и функция ударения. Он исследовал также морфологическую типологию индоевропейских и урало-алтайских языков. Типологические признаки слав, языков Богородицкий использовал при исследовании тюрк, языков; задолго до А. Мейе он выдвинул идею сочетания генетических и типологических исследований. Бодуэн де Куртенэ сформулировал также идею социальной дифференциации языков: одним из первых в мировой лингвистике он писал о горизонтальном (т. е. территориальном) и вертикальном (т. е. собственно социальном) членении языка, указывал, что поскольку «язык возможен только в человеческом обществе, то кроме психической стороны мы должны отмечать в нём всегда сторону социальную». Однако в целом для К. л. ш. были характерны психологизм, интерес к индивидуальной речи и недостаточное внимание к социальному аспекту языка и языковых изменений.
Наиболее плодотворные идеи К. л. ш. позднее развивались и углублялись учёными Московской фонологической школы (см.) и Пражской лингвистической школы (см.), а также представителями других направлений отечественного и зарубежного языкознания.