Коннотация (ср.-лат. connotatio, от connoto -добавляю значение) - оценочная, эмоциональная или стилистическая окраска языковой единицы узуального (закреплённого в системе языка) или окказионального характера. В широком смысле К.- любой компонент, к-рый дополняет предметно-понятийное (или денотативное) содержание языковой единицы и придаёт ей экспрессивную функцию (см. Функции языка), напр. тёща - 'злая и сварливая', кровавая заря - 'зловещая' и т. п. К. соотносится с обиходно-бытовым опытом, культурно-национальным знанием говорящих на данном языке, с их мировидением и выражает ценностное — рациональное или эмоциональное по характеру оценки - отношение говорящего к обозначаемому или отношение к социальным условиям речевой деятельности, т. е. к стилистической форме речи (см. Стиль, Стилистика). В узком смысле К.- такой компонент значения языковой единицы, выступающей во вторичной для неё функции наименования, к-рый дополняет её объективное значение ассоциативно-образным представлением об обозначаемой реалии на основе осознания внутренней формы наименования, т. е. признаков, соотносимых с буквальным смыслом тропа или фигуры речи. В этом случае говорят об образной К., напр. медведь — о человеке, носить камень за пазухой. К. может быть «вещной» {дутый — об авторитете), опираться на знание нек-рой ситуации {играть первую скрипку, задавать тон) или создаваться ассоциативно-звуковым восприятием {драндулет, тары-бары-растабары)).
К. как фактор субъекта речи, включённый в значение, противопоставлена объективному содержанию языковых единиц. Субъективность К. проявляется в возможности неоднозначной интерпретации признаков реалии, названной одним и тем же именем, напр. волосёнки - ласкательное и пренебрежительное употребление, стреляный воробей - одобрительное или с порицанием. К. связана со всеми экспрессивно-прагматическими аспектами текста. Все языковые сущности, обладающие К., придают тексту субъективную модальность.
К. способна выполнять текстообразующую функцию за счёт ассоциативного обыгрывания её образного основания и использования его как средства поверхностно-синтаксического согласования элементов текста (ср., напр., корабль перестройки и штурманы или лоцманы перестройки, загребать вправо или влево и т. п.). В структуре К. ассоциативно-образный компонент, согласуясь с рациональной оценкой, выступает как основание эмоциональной оценки (эмо-тивности) и стилистической маркированности, связывая денотативное и коннотативное содержание языковой единицы. Последнее придаёт «суммарную» экспрессивную окраску всему выражению, в к-рой может доминировать квалификация по качеству (губошлеп, носить воду в решете, глубокая мысль), но количеству (домище, нестись на всех парах) или по тому и другому (носище, дрожать над каждой копейкой, телячий восторг). Экспрессивная окраска может создаваться и за счёт функционального переключения стилистических регистров (кадровая чехарда, хвори армии и т. п.).
Узуальная К. выражается суффиксами субъективной оценки, образно осознаваемой внутренней формой слов и сочетаний слов, звукоподражанием, аллитерацией и т. п., а также стилистической окраской, к-рые служат своего рода стимулами для эмотивности. фиксируемой в словарных пометах типа одобр., неодобр., презрит., пренебр., уни-чиж., порицат. Для К. текстового типа характерна нелокализованность, имплицитность, создающая эффект подтекста.
К.- языковая универсалия, формы проявления к-рой зависят от типа значимых единиц, от правил их комбинаторики и принципов организации текста, а содержание — от типа отношения к обозначаемому (оценочного, эмотивного, стилистического), а также от культурно-национального мирови-дения народа, говорящего на данном языке (в этом случае содержание К.- интерпретация обозначаемого в категориях культуры).
Существуют многочисленные определения К., основанные как на соотнесении её с типичными ассоциациями либо с признаками значения («со-значение», «добавочное значение»), так и с учётом системных отношений языковых выражений, проявляющихся в синонимии, антонимии, в принадлежности к определённым формам существования языка (литературной, диалектной и т. п.), или с учётом звуковой оболочки выражения.
Понятие «К.» возникло в схоластической логике и проникло в языкознание в 17 в. через «Всеобщую и рациональную грамматику Пор-Рояля» (в к-рой грамматические категории объясняются через категории мышления) для обозначения свойств (акциденций) в отличие от субстанций. В логике позднее она стала противопоставляться денотации (экстенсионалу) как понятийная сущность (интен-сионал). В лингвистике с кон. 19 в. термином «К> стали обозначаться все элементы содержания выражений, соотносимые с прагматическим аспектом речи. Закреплению подобного понимания термина «К.» способствовали психолингвистические исследования аффективной стороны слов, а также ассоциативные эксперименты, показавшие реальность осознания рационально-оценочных, ассоциативно-образных (эмотивных), стилистических и культурно-национальных признаков.