Контаминация (от лат. contaminatio - соприкосновение, смешение) - взаимодействие, скрещивание, объединение языковых единиц или их частей на основе их структурной, функциональной или ассоциативной близости, приводящее к их семантическому или формальному изменению, а также к образованию новой языковой единицы.
Обычно К. наблюдается в сфере разг. речи и является отступлением от лит. нормы. Особенно часто синтаксические и фразеологические К. возникают в процессе речи, когда говорящий, формулируя мысль, опирается на определённую конструкцию, но затем отходит от неё и как бы соскальзывает на другую, тождественную или близкую первой. Ср.: не только — а < не столько— сколько + не — а: Успех в техническом творчестве зависит не только от сноровки, а от знания технологии...; Чаша терпения лопнула < Чаша терпения переполнилась! Терпение лопнуло; неправильное поднять тост < поднять бокал + предложить тост и др. К. встречается тем чаще, чем больше функциональная близость многоэлементных языковых единиц (ср. К. в ряду сочетаний, устанавливающих факт бытия, наличия, значимости того или иного явления: неправильное играть значение, играть влияние, занимать роль, выполнять роль, придавать внимание, отводить внимание, уделять заботу и т. п.).
В те периоды истории рус. языка, когда он был ещё недостаточно кодифицирован, К. служила одним из средств создания новых языковых единиц, постепенно закрепляемых нормой. Так, в процессе упорядочения видовых корреляций наиболее употребительные формы двух параллельных глаголов, образованных от одного корня и обладавших одинаковым видовым значением, иногда объединялись в одну парадигму, создавая один глагол с новым соотношением основ. Др.-рус. глаголы гъна-ти (наст, время женуть, прош. время гъналъ) и гонити (наст, время гонять, прош. время го-нилъ) объединили свои формы в контаминирован-ной парадигме, узаконенной нормой: гнать (наст, время гонят, прош. время гнал); ср. также: б"Ьчи (наст, время бЪгуть, прош. время б'Ьглъ) и б"Ьжа-ти (наст, время бежать, прош. время б"Ьжалъ) > бежать (наст, время бегут, прош. время бежал); даяти (наст, время дають, прош. время даялъ) и давати (наст, время давають, прош. время давалъ) > давать (наст, время дают, прош. время давал).
Нормой лит. языка были закреплены и отдельные фразеологизмы: пятая спица в колеснице < последняя спица в колеснице + пятое колесо в телеге; кануть в вечность < кануть в Лету + отойти в вечность. Ср. также использование К. в словообразовании: рация < радиостанция, бестер < белуга + стерлядь.