Летописи- изложение важнейших исторических событий 11-17 вв. в их хронологической последовательности. Рассказ о событиях каждого года обычно начинался словами: «В лето...» -отсюда название «летопись». Возникновение др.-рус. летописания как жанра относят к периоду княжения Ярослава Мудрого (1019-54). Рукописи Л. сохранились, однако, от значительно более позднего времени. Летописные своды (компиляции) представляют собой поздние редакции (сознательные переработки) древних Л. Составление Л. заканчивается уже в 17 в.
История древнейшего летописания в известной мере гипотетична. Реально дошедший до нас текст летописного свода, известный как «Повесть временных лет» (назван по первым словам пространного заголовка), повествует о событиях с точным указанием на годы начиная с 852. «Повесть временных лет» составлена предположительно ок. 1113. По мнению А. А. Шахматова, много сделавшего для реконструкции древнейшего летописания, ей предшествовали иные летописные своды. Древнейшим, составленным ок. 1095, большинством учёных (М. Д. Присёлковым, А. Н. Насоновым, Д. С. Лихачёвым и др.) признаётся т. н. Начальный свод, текст к-рого, хотя и в несколько переработанном виде, сохранился в I Новгородской летописи (в списке 13-14 вв.). В свою очередь в основу Начального свода лёг летописный свод 70-х гг. 11 в. монаха Киево-Печерского монастыря Никона, дополненный описанием событий по 1093 игуменом Киево-Печерского монастыря Иоанном.
Считается, что составителем «Повести временных лет», переработавшим Начальный свод и дополнившим его записями событий кон. 11 — нач. 12 вв., был монах Киево-Печерского монастыря Нестор, благодаря к-рому «Повесть временных лет» становится выдающимся памятником др.-рус. историографии и лит-ры.
Вопреки гипотезе Шахматова, В. М. Истриным было предложено иное соотношение «Повести временных лет» и Начального свода: текст Начального свода, будучи сокращением «Повести временных лет», восходит к ней, а не предшествует ей А. Г. Кузьминым поставлено под сомнение само существование Начального свода. Вопрос о соотношении списков «Повести временных лет» и установлении древнейших её редакций остаётся дискуссионным.
Традиция рус. летописания начинать повествование с «Повести временных лет» существует с 11 в. Являясь общерус. летописным сводом, «Повесть временных лет» с различного рода изменениями вошла почти во все летописные своды.
«Повесть временных лет» сохранилась в поздних списках двух киевских редакций. Одна из них выполнена в 1116 игуменом Выдубецкого Михайловского монастыря под Киевом Сильвестром и находится в составе Лаврентьевской Л. [переписана или составлена монахом Лаврентием для суздальского великого князя Дмитрия Константиновича в Нижнем Новгороде в 1377, передана в Публичную б-ку (ныне РНБ) графом А. И. Мусиным-Пушкиным в 1811], РадзивилловскойЛ. (14-15 вв., принадлежала литов. князю Радзивил-лу, позднее хранилась в Кенигсберге, а с 18 в.- в Петербурге у Петра I; рукопись лицевая, т. е. содержащая миниатюры), Мое к о веко- Академической Л. (80-е гг. 15 в.) и др. Другая редакция «Повести временных лет», сделанная в 1118, находится в составе Ипатьевской Л. (ок. 1425, названа по месту отыскания - Ипатьевскому монастырю в Костроме), Хлебниковского списка (16 в.) и др.
Феодальная раздробленность Руси способствовала развитию и местного областного летописания. О том, что оно велось в 12-13 вв. в разных др.-рус. княжествах, известно тоже лишь по более поздним летописным сводам, напр. о Галицко-Волынской Л. кон. 13 в. - по Ипатьевской Л., о т. н. Суздальской Л.- по Лаврентьевской Л. Существовали также Л. новгородские. Велось летописание в Ростове, Переяславле, по-видимому, в Рязани.
С кон. 13 в. велись летописные записи в Твери, Пскове, а с 20-х гг. 14 в. начинается летописание в Москве. В 15-16 вв. рус. летописание достигает расцвета. Оно не только местное (в Новгороде, Пскове, Твери, Холмогорах), но и общерусское (в Москве -это Никоновская Л., на основе к-ройбыл составлен многотомный Лицевой свод, Воскресенская, Софийская 1-я Л. и др.). В 16 в. общерус. летописание стало единым. Л. могли составляться и в митрополичьей и в великокняжеской канцеляриях.
Л. представляют собой произведения сложного состава. Включают в себя разнородные по происхождению, содержанию, жанрам памятники: подлинные документы (напр., договоры Руси с греками 911, 944, 971), дипломатические и законодательные акты из княжеских и монастырских архивов, сведения из военной (напр., «Повесть о нашествии Батыя»), политической и церковной истории, материалы географического и этнографического характера, описания стихийных бедствий, народные предания, богословские сочинения (напр., сказание о распространении веры на Руси), проповеди, поучения (напр., Поучение Владимира Мономаха), похвальные слова (напр., Феодосию Печерскому), житийные фрагменты (напр., из жития Бориса и Глеба), цитаты и ссылки на библейские сюжеты и византийские хроники и т. д.
Летописные своды составлены в разное время, в различных регионах, разными людьми (авторами, составителями) и подвергались, в особенности древнейшие, неоднократной редакторской переработке. Исходя из этого, Л. нельзя рассматривать как работу одного автора-составителя.
Л. в то же время являет собой единое целостное лит. произведение. Её отличает единство замысла, композиции и идейных устремлений редакторов.
Языку Л. свойственны как разнообразие и пестрота, так и нек-рое единство, обусловленное работой редакторов. Язык Л. не представляет собой однородную систему. В нём, кроме двух стилистических типов др.-рус. лит. языка — книжного (церк.-слав.) и народно-разг.,- нашли отражение диалектные отличия. Отдельные языковые черты, напр. в фонетике и лексике, указывают на их источник различной региональной локализации; грамматические и синтаксические явления локализовать труднее. Жанровое разнообразие источников обусловило богатство и выразительность языка Л. Они содержат ценный материал по истории лексики. В Л. отражена богатая синонимика (напр., древодЪли — плотники, стадия - верста, сулия - копье), содержится военная, церковная и административная терминология (напр., кмети, рогатина; пороки, паникадило, пономарь, причетник; вирник, мет-ник, городники, мытник, воевода, наместник), ономастическая и топонимическая лексика (множество личных имён, прозвищ, географических наименований, названий жителей, церквей, монастырей), фразеология, употребляются заимствованные слова и кальки с греч. языка (напр., самодержъцъ, самовластьцъ) При сопоставлении лексики «Повести временных лет» и поздних Л. можно проследить жизнь нек-рых терминов, в частности военных, вплоть до их отмирания и замены новыми.
Языку Л. свойственны довольно резкие контрасты: от употребления старославянизмов и конструкций, присущих книжному языку (напр., оборот дательный самостоятельный, перфект со связкой, двойственное число имён и глаголов), до народно-разг. элементов (напр., выражение не до сыти или по селомъ дубье подрало) и синтаксических построений (напр., безличных оборотов -нельз'к казати срама ради, конструкций без связки, причастий в предикативной функции — въетавъ и рече). Распределение такого рода контрастов в Л. неравномерно, в частности оно зависит от жанра.
Изучение языка Л. началось в 19 в. Лингвистические издания Л. отсутствуют. С 1995 такого рода публикация I Новгородской летописи по древнейшему списку XIII-XIV вв. готовится в Ин-те рус. языка им. В. В. Виноградова РАН.