Морф, морфа (от греч. morphe — форма),— одна из формальных разновидностей (видоизменений) морфемы (см.), выступающая в разных словах и словоформах (см.). Напр., корневая морфема слова мороз выступает в словоформах мороз, морозом, морозостойкий в виде мороз-, в словоформах (на) морозе, морозить, заморозить — в виде -мороз'-, в словоформах морожу, мороженый - в виде морож-, а в словоформах замораживать, примораживать - в виде -мораж-. Все эти разновидности морфемы — морфы. М. и морфема - соотносительные языковые единицы: М.-линейная единица, может быть непосредственно вычленена в потоке речи; морфема - обобщённая единица, конкретными представителями к-рой являются М. Такова, напр., морфема -мороз-/-мороз'-/-морож-/-мораж-. К.-л. морфема (корень или словообразовательный аффикс) вычленяется в слове в том случае, если в словоформах этого слова вычленяется хотя бы один М. данной морфемы. Напр., в состав слова дуплистый входят морфемы: корень дупл-/дупел/дупл'- (ср.: дупло, дупел, в дупле, дуплянка), к-рый представлен в нём только М. дупл'-, и суффикс -ист-/-ист'-,
представленный в нём обоими  своими М.   (ср. словоформы этого слова дуплистый и дуплистее), а также ряд флексий и словоизменительных суффиксов, присущих отдельным словоформам этого прилагательного (-ый, -ого и др.).
Наряду с морфемами, представленными рядом М., существуют и морфемы, представленные единственным М., напр., префиксы вы-, у- (выходить, уходить), постфикс -те (идите). М. представляют собой последовательности фонем, в частном случае - одну фонему. Напр., в словоформе сковорода корневой М. состоит из восьми фонем (сковород-), а флексийный - из одной (-й).
В одну морфему объединяются М., обладающие, во-первых, тождеством значения и, во-вторых, частичным формальным (фонематическим) тождеством. Напр., в корне рук-/руч- (ср.: рука и ручка, ручной) М. различаются чередующимися фонемами (к) — (ч) (см. Чередование), то же в суффиксе -UK-/-U4- (ср. старик и старичок); в корне ден'-/дн'- (ср. день и дня) в одном из М. отсутствует срединная гласная фонема (е), характерная для другого М., а в приставке от-/ото- (ср. откинуть и отогнуть) в одном из М. появляется конечная фонема (о), отсутствующая в другом.
Что же касается условий употребления М., то по отношению друг к другу разные М. одной морфемы являются либо алломорфами (от греч. alios- другой), либо вариантами. Для алломорфов одной морфемы характерна обусловленность их употребления позицией в словоформе — качеством соседних морфем. Напр., М. суффикса -щик/-чик распределены так: после М., оканчивающихся на согласный т или д, выступает М. -чик (ср.: буфетчик, наводчик), кроме случаев, когда перед согласными т, д стоит сонорный согласный (в этом случае употребляется М. -гцик: процентщик, асфальтщик), в остальных случаях употребляется М. -щик: сварщик, трамвайщик, в случаях фонетической ассимиляции конечного согласного корня с, з, ж первым согласным суффиксального М. пишется М. -чик (возчик, доносчик, перебежчик). Существенной для выбора алломорфа может быть и семантика соседней морфемы: так, в глагольном постфиксе -ся/-сь М. -ся выступает не только после М., оканчивающихся на согласную фонему (мыться, моется, мылся, мойся), но и после окончаний причастий независимо от их фонемного состава (моющихся, моющиеся, мывшаяся), М. -сь — после М. на гласную (моюсь, мылись, мойтесь) кроме окончаний причастий.
В противоположность алломорфам для вариантов морфемы характерна свободная взаимная заменяемость в окружении любых М.; таковы, напр., М. флексии твор. п. существительных и прилагательных жен. рода на -ой/-ою (ср.: водой - водою, красной - красною и т. п.).
В рус. языке существуют разнообразные типы словоформ в зависимости от характера и количест-ва вычленяемых в них М. Только среди словоформ простой основой (см. Основа) возможны последовательности из одного-восьми М. (пример вось-миморфной последовательности: по-на-вы-дёрг-ива-л-о-сь), из них наиболее распространены трёх-и четырёхморфные (напр.: сер-еньк-ий, перс-воз-к-а) последовательности.
Термины «М.», «алломорф» выдвинуты в американской дескриптивной лингвистике в 40-х гг. 20 в.; однако понятие формальных разновидностей морфемы широко применялось и до этого, в т. ч. в рус. языкознании.