МорфОЛОГИЯ (греч. morphe - форма и l6gos -слово, учение) - 1) принадлежащие языку системы форм изменяемых (склоняемых и спрягаемых) слов (парадигмы) со всеми их морфонологически-ми (см. Морфонология) характеристиками и вариантами и теми грамматическими значениями, к-рые в этих парадигмах заключены. 2) Раздел грамматики как науки, изучающий: изменяемые слова со стороны их строения (морфемного состава), формы слов и правила образования этих форм; системы форм изменяемых слов (парадигмы) со всеми грамматическими значениями, к-рые в этих парадигмах заключены; части речи с принадлежащими им грамматическими категориями, а также лексико-грамматические разряды слов. В узком смысле М.- это учение о системе форм словоизменения, а предмет М.— это системы форм слова, или парадигмы, и классификация этих систем. Термин «М.» для обозначения той области науки о языке, к-рая занимается изучением форм слова, был в 19 в. заимствован лингвистами из биологической терминологии, в к-рой им обозначался раздел, занимающийся изучением «форм» живых организмов. Термин «М.» заменил собою термин «этимология» (в ныне устаревшем его значении 'учение о строении единиц языка в отличие от учения об их сочетании'), применявшийся для наименования раздела грамматики, посвященного склонению и спряжению, вплоть до нач. 20 в.
Основной единицей М. является слово как та единица языка, в к-рой слиты воедино звуковой материал, лексическое значение и формальные грамматические характеристики; эти последние стоят в центре внимания М. Предмет М. составляют изменения слов как средства выражения грамматических значений, за к-рыми стоят абстрактные языковые отношения. Так, за формой род. п. стоит отношение принадлежности (крыша дома, платок матери); за личной формой глагола — отношение действия к его производителю (иду, пишешь, работает); за формой прилагательного — отношение признака к предмету (большой город, красная лента, красивое лицо).
Основными понятиями М. являются грамматическое значение, грамматическая категория, грамматическая форма (см. Грамматика), словоформа (см.), грамматические классы слов (части речи, см.). Формы слов делятся на синтаксические и несинтаксические. Формы слов, выражающие в словосочетании или предложении отношения зависимости (подчинения, напр. формы падежа у существительного, рода, числа и падежа - у прилагательного) или их взаимозависимости (координации, напр. формы числа, лица и рода и прош. времени у глагола-сказуемого), называются синтаксическими. Формы слов, выражающие отношения между формами одного слова (напр., отношения между формами ед. и мн. ч. существительного, между степенями сравнения прилагательного), называются несинтаксическими.
М. тесно связана с морфонологией, со словообразованием и особенно с синтаксисом (см.). М. изучает изменения слов. Разные формы слов выражают различные отношения между словами в словосочетании или предложении, изучение к-рых - предмет синтаксиса. Следовательно, описание значений и употреблений форм слова может быть отнесено и к сфере М., и к сфере синтаксиса. Так, Ф. де Соссюр исходил из принципиального неразграничения М. и синтаксиса. О. Есперсен считал, что к синтаксису следует относить то, что обычно понимают под содержанием (значением) грамматических категорий, а к М.— только их внешнее выражение. По мнению учёных Пражской лингвистической школы (сформулированному В. Матезиусом), М. не является самостоятельной областью исследования языка в отличие от ономатологии (науки о способах наименования) и синтаксиса. М., занимающаяся изучением и классификацией средств выражения на основе их сходства, как бы пересекает обе названные области. В рус. грамматической традиции самостоятельность М., так же, как и синтаксиса, не ставилась под сомнение, хотя неоднократно отмечалась их тесная связь и условность разграничения. Этим объясняется то, что в нек-рых грамматиках описание значений форм слов осуществлялось или в синтаксисе, или в М., или же присутствовало и в М. (значение форм), и в синтаксисе (значение словосочетаний). Во 2-й пол. 80-х гг. 20 в. началось изучение собственно синтаксиса формы слова: правил синтаксического поведения форм слов (их места и роли в структуре словосочетания и предложения) и системы их синтаксических значений.
Развитие и становление М. как науки тесно связано с пониманием предмета грамматики. К кон. 19 в. в рус. грамматической традиции обозначился отказ от логических основ грамматического анализа. К этому времени сложились два направления, во главе к-рых стояли А. А. Потебня и Ф. Ф. Фортунатов. Потебня непосредственно связывал историю грамматического строя с развитием мышления; в его грамматических трудах впервые был применён семантический подход к анализу языковых явлений. Исходя из положения о том, что «форма есть значение», Потебня исследовал в первую очередь значения, выражаемые различными формами слов. Истинное понимание формы, по Потебне,— это понимание её в речи, где «она имеет каждый раз одно значение, т. е. говоря точнее, каждый раз есть другая форма». Фортунатов уделял большое внимание поискам объективных («формальных») критериев разграничения и классификации единиц М. и строил грамматическую систему, исходя из структурных отношений в самом языке. Ему принадлежит разработка учения о грамматической форме и принципах классификации слов на основе структурно-морфологических признаков. В 1-й пол. 20 в. рус. грамматисты продолжали развивать идеи этих школ каждой в отдельности либо пытались объединить те или иные их положения. В изучении морфологической системы совр. рус. языка в 20-х гг. 20 в. было сильно влияние фортунатовского формально-грамматического направления (нек-рые работы Д. Н. Ушакова, Н. Н. Дурново, А. М. Пешков-ского, М. Н. Петерсона). В 40-50-х гг. отдельные положения этого направления (учение о грамматической форме, о соотношении словоизменения и словообразования) были продолжены и развиты в работах В. Н. Сидорова, П. С. Кузнецова, А. А. Реформатского.
В статье «О частях речи в русском языке» (1928) Л. В. Щерба, в отличие от сторонников формального направления, высказал мысль о единстве смысла (лексического значения) и формы. Эта мысль была развита им в учении о т. н. категории состояния, к к-рой относились формально различные слова и предложно-падежные сочетания, объединяемые абстрактным значением состояния лица.
В трудах В. В. Виноградова «Современный русский язык» (1938) и «Русский язык. (Грамматическое учение о слове)» (1947; 3 изд., 1986) тезис о неразрывности смысла и формы нашёл дальнейшее развитие. В его трудах наиболее полно выражены взгляды на грамматику, и в первую очередь на М. как на учение о слове. Это учение, обращенное к содержательной стороне грамматической категории в исследовании рус. М., оказалось весьма продуктивным. Методы и результаты грамматического учения о слове с сер. 20 в. последовательно использовались в академических грамматиках 1952-54, 1970, в «Русской грамматике» (1980) и в «Краткой русской грамматике» (1989), а также в монографиях и статьях, посвященных вопросам рус. М.
Объединение в М. ряда объектов, а главное, двух аспектов изучения грамматических категорий - значения и выражения, стимулировало развитие грамматической науки в названных направлениях. Для исследования семантики морфологических категорий много сделано лингвистами Пражской лингвистической школы и близких к ней учёных (работы Б. Гавранека, С. Карцевско-го, Л. Копецкого, В. Матезиуса, В. Скалички, Б. Трнки, Н. С. Трубецкого, Р. О. Якобсона и др.). В работах Якобсона («Zur Struktur des rus-sischen Verbums», 1932 и «Beitrag zur allgemeine Kasuslehre», 1936) к анализу морфологических категорий впервые был применён родившийся в фонологии метод противопоставления (оппозиции) языковых единиц. Анализ по оппозициям, распространённый на изучение категорий глагола и имени (падеж), дал возможность всесторонне изучить значения основных грамматических категорий, выделить их общие (инвариантные) и частные (обусловленные контекстом) значения. Метод оппозиционного анализа прочно утвердился во многих совр. грамматических исследованиях.
Во 2-й пол. 20 в. в русистике расширяется круг исследований морфологических форм в аспекте их семантики и функций (функционально-грамматические категории). Центральным для данного направления, развиваемого в работах А. В. Бондар-ко, М. А. Шелякина и др., является исследование морфологических явлений как средств для передачи определённого содержания.
Интерес к формальному направлению стимулировал, во-первых, исследования структуры слова, что привело к выделению в самостоятельный раздел морфонологии (описание грамматически значимых изменений морфем), ранее входившей в состав М., и, во-вторых, создание строгих классификационных характеристик словоизменения имени и глагола, тесно связанное, в свою очередь, с развитием морфонологических исследований. Целью этих классификаций, в отличие от имевших место ранее описательных классификаций, было создание правил, позволяющих построить парадигму любого имени и глагола (работы А. А. Зализняка, Н. А. Еськовой). Историческая М. изучает изменения форм и значений отдельных морфем, развитие структуры слова, перераспределение звукового состава морфем и их семантических компонентов, выравнивание парадигм, изменения внутри грамматических категорий.
Морфологический строй рус. языка сохраняет свои основные характеристики на протяжении многих веков, его центральные грамматические категории в подавляющем большинстве те же, что и в древнейший период. Изменения коснулись в основном внутреннего строения этих категорий. Так, напр., при сохранении в целости категории времени утрачены были такие частные временные значения, как формально выраженные значения аориста (см.) и имперфекта (см.). При сохранении категории числа в целом было утрачено двойственное число; в связи с этим изменился и состав именных и глагольных парадигм; выравниванием по аналогии была вызвана унификация существительных муж., жен. и ср. рода в формах дат. и твор. п. мн. ч- В процессе развития языка сформировалась новая категория имён существительных - категория одушевлённости - неодушевлённости .