Морфонология - раздел языкознания, изучающий фонологическую структуру морфем разного типа и использование фонологических различий в морфологических целях. Согласно более узкому пониманию, М. имеет объектом варьирование фонем в составе морфов одной морфемы, т. с. их альтернации (чередования), ср.: друг - друзья -дружить, рука - ручка. Согласно более широкой и распространённой точке зрения, объектом М. считается исследование: звукового (фонологического) состава морфем разных типов и способов их противопоставления и их различия (так, во многих языках мира корневые морфемы строятся отлично от аффиксальных, а глагольные корни -от именных или местоименных); преобразований морфем при их объединении в морфемные последовательности в процессах формо- и словообразования; пограничных сигналов и разных явлений на стыке морфем. Соответственно широкому пониманию, в качестве морфонологической характеристики слова рассматриваются такие формальные особенности его структуры, к-рые являются следствием объединения морфем в слово и проявляются в виде чередования фонем, составляющих морфему. Чередующиеся фонемы в составе таких чередований или в составе морфов одной морфемы называются морфонемами. Назначение морфоноло-гических явлений в том, чтобы осуществлять, поддерживать или усиливать дифференциацию форм на морфологическом уровне; морфонологнческие функции чередований определяются их значимостью для структурной организации морфем и таких последовательностей морфем, как основа и слово; так, наличие чередований типа глухой -глуше, крепкий - крепче при существовании форм типа в ухе, о кепке свидетельствует о том, что появление этих чередований не обусловлено фонологическим окружением и связано с функциональным различием окончаний в вышеприведённых примерах: в первых двух примерах окончание служит для образования сравнительной степени наречия, во втором и третьем - предложного падежа. Наличие морфонологических характеристик выявляется исключительно при сопоставлении форм одной парадигмы или словообразовательного ряда и выступает как маркирующее соответствующую грамматическую или словообразовательную оппозицию (ср.: я хочу - мы хотим, крик -кричать, луг - лужок, крепкий — крепче и т. п.) М. рассматривается либо как связующее звено между фонологией (см.) и морфологией (см.) и как самостоятельный, но не базисный уровень системы языка, либо как часть грамматики -«предморфология», либо как область морфемики (см.) или морфологии. Отграничение М. от фонологии определяется тем, что хотя морфонологнческие явления имеют фонологическую природу как в генетическом смысле, так и с синхронной точки зрения, они не могут быть объяснены или предсказаны на основе чисто фонологических данных Автоматические чередования (обусловленные фонологическим окружением морфемы) нередко исключаются поэтому из сферы М., морфонологиче-скими же характеристиками считают лишь морфологически обусловленные и диктуемые правилами грамматики, а не фонологии. Сложнее отграничить М от морфологии. Согласно одной точке зрения, в М. изучаются все типы чередований, наделённые морфологической функцией, включая и те, к-рые подпадают под понятие внутренней флексии (ср. собирал - собрал). В качестве морфонологических чередовании рассматриваются и те, к-рые служат единственным и самостоятельным средством грамматической дифференциации форм, и те, к-рые появляются совместно с другими флексиями и оказываются средством дополнительного и вспомогательного разграничения форм (ср. носил - нашивал). Согласно другой точке зрения, явления внутренней флексии исключаются из объекта М. В объект исследования М. включаются только вспомогательные чередования (нередко неправильно трактуемые на этом основании как избыточные).
Границы между областью морфонологических явлений и явлений чисто фонологических, с одной стороны, и собственно морфологических — с другой, устанавливаются в разных школах по-разному. Проявляется также зависимость от принимаемых определений фонемы и/или морфемы. Физическое совпадение морфонологических единиц с фонемами не означает их функциональной тождественности: первые существуют как сигналы грамматических особенностей включающих их форм.
В совр. исследованиях по М. основное внимание уделяется определению границ и свойств алломор-фии, установлению функциональной значимости морфонологических явлений и изучению выполняемых ими морфологических функций, направлению чередований, их составу, анализу специализации функций разных рядов чередований в разных сферах грамматики (в парадигматике имени или глагола, словообразовании и т. п.). Анкета морфо-нологического описания включает и вопросы о том, одинаково ли строятся классы разных типов морфем, какие именно классы фонем оказываются вовлечёнными в систему чередований, одинакова ли позиция наблюдаемых чередований относительно структуры морфемы и слова и какие именно позиции (начальные, срединные или конечные) затронуты чередованиями, одинаково ли положение самих наблюдаемых чередований в синхронии и принадлежат ли они к числу исторических или к числу живых и продуктивных и т. д.
Морфонологические правила существуют лишь в тех языках, где морфемы могут быть представлены варьирующимися алломорфами и где это варьирование не связано с чисто фонологическими причинами.
Морфонологические явления описывались ещё др.-инд. грамматистами, были предметом исследования индоевропеистов, занимавшихся системой аблаута, но как самостоятельная область знания М. была выделена в 19 в. Одним из основоположников её является И. А. Бодуэн де Куртенэ, выдвинувший идею о функциональном характере чередований в морфеме и их морфологической обусловленности. Значительный вклад в становление М. внёс Н. В. Крушевский. Наибольшие заслуги принадлежат Н. С. Трубецкому, к-рый очертил границы М., определил её задачи и к-рому принадлежит сам термин. Он представил также первое описание морфонологической системы отдельно взятого (рус.) языка. Большое значение для развития М. имеют работы А. А. Реформатского, из зарубежных учёных - Е. Куриловича, Э. Станкевича, Д. Уорта, В. Дреслера, представителей Пражской лингвистической школы (см.). 70-80-е гг. 20 в. отмечены плодотворными дискуссиями по теоретической М. и появлением обстоятельных описаний М. слав, языков; во многих грамматиках этого периода М. представлена как самостоятельный раздел грамматики.