Нейтральная лексика, общеупотребительная лексика, межстилевая лексика,— один из основных разрядов литературной лексики, наряду с книжной лексикой (см.) и разговорной лексикой (см.); состоит из слов, имеющих распространение во всех функционально-стилистических вариантах литературного языка. Н. л. предназначена для констатирующего, безоценочного, нетерминологического обозначения предметов, понятий повседневной жизни, явлений природы, периодов жизни человека и состояний его жизнедеятельности, отрезков времени, мер длины, веса, объёма и т. п. Она лишена экспрессии, эмоциональных и социальных оценок.
Н. л.— точка отсчёта в «шкале экспрессивности», по к-рой распределяется лит. лексика по основным разрядам: межстилевая (нейтральная), книжная (повышенной экспрессии) и разговорная (пониженной, или сниженной, экспрессии). Н. л.— тот фон, на к-ром и благодаря к-рому проявляются во всём разнообразии экспрессивно-эмоциональные свойства книжной и разг. лексики. В ряду стилистических синонимов Н.л. является смысловой (семантической) доминантой синонимического ряда и своеобразной осью, вокруг к-рой выстраивается парадигма «шкалы экспрессивности» и функционально-стилистической дифференциации лит. лексики, напр.: шествовать (книжн., высокое) -
идти (нейтр.) - плестись (разг., сниженное); гла-ва (книжн., высокое) - голова (нейтр.) - башка (разг., фамильярное). Н.л. сопоставлена (противопоставлена), т. о., с лексикой книжной и разговорной по отсутствию/наличию экспрессивной окраски, а также по границам распространения в лит. языке (Н.л. общеупотребительна, а два других разряда ограничены рамками преимущественного распространения соответственно в книжной и разг. речи).
Однако жёстких рамок для идентификации Н. л. в реальной речевой коммуникации носителей лит. языка нет. Во-первых, в семантической структуре значительной части Н.л. есть книжные и разг. значения (или оттенки), а значит, и соответствующая экспрессивная окраска, к-рая «выступает» тогда, когда данное слово используется в таких значениях. Так, св. 1850 слов нейтральных (по «Словарю русского языка» СИ. Ожегова, 11-е изд., 1975) имеют экспрессивно окрашенные разг. значения, напр.: бегать, постный, ползти и др.; глагол трогать имеет книжное и разг. значения. Во-вторых, состав Н.л. исторически изменчив, постоянно пополняется за счёт книжной и разг. лексики (напр.: бесспорный, действительно, телевизор, огрех, расчёска, напарник и др.), нек-рые слова приобретают стилистически окрашенные значения, напр.: именинник — 'тот, у кого день рождения' (разг.), проработать - 'подвергнуть кого-либо резкой критике' (разг.).
Н. л. составляет основную часть (ок. /а) лит. лексики, является базой её количественного роста, стилистического развития, стилистического разнообразия. Базовый характер Н.л. определяется как её количественным преобладанием в словарном составе лит. языка, так и особенностями семантики, а также особенностями сочетаемости (см. Словосочетание). Значения таких слов весьма ёмкие. Н.л. свойственны усложнённая семантическая структура, тонкая нюансировка значений и их оттенков (напр., глагол идти в «Толковом словаре русского языка» под ред. Д. Н. Ушакова имеет 40 значений); для Н. л. характерны широкие возможности сочетаемости. Всё это определяет особую выразительность Н. л. (несмотря на отсутствие экспрессивной окраски): благодаря семантической ёмкости Н.л. под влиянием контекста, фразеологического окружения может употребляться в переносно-расширительных смыслах при сохранении основной семантики для передачи новых граней содержания и субъективной модальности. Н. л. служит базой и для формирования фразеологических единиц различного стилистического статуса. Нейтральные слова выступают в качестве их конструктивных элементов, гл. обр. как опорный компонент фразеологизма (см., напр., фразеологизмы со словами голова, идти/ходить, стоять и др.: голова кружится, идти в ногу, стоять выше кого- чего-л. и т. п.).