Норма   языковая,   норма    литературная,— принятые в общественно-языковой практике образованных людей правила произношения,     словоупотребления (см.), использования традици-   онно сложившихся грамматических, стилистических и других языковых средств. Лит. H. складывается как совокупность устойчивых, традиционных реализаций языковой системы в результате социально-исторического отбора языковых элементов из числа сосуществующих, образуемых вновь или извлекаемых из пассивного запаса прошлого и возводимых в процессе общественной коммуникации в ранг правильных, пригодных и общеупотребительных. Н. литературного языка в сознании говорящих обладает качествами особой правильности и общеобязательности, она культивируется в передачах радио и телевидения, в театре, в массовой печати и является предметом и целью школьного обучения родному языку. Для письменной речи существуют также орфографические нормы - система правил, устанавливающих единообразную передачу звукового языка на письме (см. Орфография).
От объективно существующей Н. следует отличать её кодификацию, т. е. описание и закрепление её в словарях, грамматиках, учебных пособиях и т.п. Официальная кодификация (напр., географические наименования) закрепляется в законодательных актах, правительственных постановлениях и других документах.
Н. языка - категория социально-историческая по своей природе и динамическая по характеру функционирования и развития. Она стабильна и системна (поскольку прямо связана со структурой языка) и вместе с тем изменчива и подвижна. В её реализации и закреплении (кодификации) большую роль играет стремление говорящих и пишущих к сознательному сохранению традиций в использовании языковых средств, в выборе вариантов и т. п.
Н. различается по степени устойчивости в разных уровнях языка и в различных условиях общения. Решающим при этом оказывается характер соотношения Н. и системы (структуры). Так, в области орфоэпии система целиком определяет Н. (ср. фонетическое чередование о под ударением с безударным а, оглушение звонких согласных в конце слова и перед глухими согласными и т. п.), что и создаёт понятие образца, идеала правильного произношения, на к-рый должно ориентироваться общество. В области лексики система не находится в таком тождественном отношении к Н. Содержательный план здесь господствует над планом выражения. Возникает проблема правильности, смысловой точности и стилистической уместности слова в высказывании (ср. употребление синонимов, паронимов, фразеологических оборотов и т. п.). В области грамматики отношения системы и Н. строятся иначе: на первый план выступают модели и образцы (парадигмы) и критерий соответствия им речевых реализаций, в частности новообразований (напр., планетарный, океанический, личностный и т. п.). В стилистике Н. регулирует применение стилистически и экспрессивно окрашенных или нейтральных языковых средств в соответствии с содержанием и целью речи, условиями общения (контактное или дистантное), тональностью высказывания, требованиями жанра и т. п. (ср., напр., неуместное использование книжных слов и конструкций в сугубо бытовой речи).
По степени обязательности различаются Н. императивные (строго обязательные) и диспозитив-ные (восполнительные, не строго обязательные). Нарушение императивных Н. расценивается как слабое владение рус. языком (напр., нарушение Н. склонения, спряжения или принадлежности к грамматическому роду). Такие Н. не допускают вариантов (невариативные Н.), и любые другие реализации расцениваются как неправильные, недопустимые. Напр.: алфавит (неалфавит), досуг (не дбсуг), принял (не принял), курица (не кура), благодаря чему (не благодаря чего). Диспозитив-ные Н. допускают варианты - стилистически различающиеся или вполне нейтральные (вариативные Н.). Напр.: баржа и баржи; манжет, -а (муж. род) и манжета, -ы (жен. род); в бтпуске (нейтр.) и в отпуску (разг.). Н. может иметь профессиональные варианты (напр., рапбрт и компас - у моряков; эпилепсия, флюорография -в речи медиков; формы мн. ч. стапеля, кожухи, профиля, штурмана и т. п.- в профессиональной речи специалистов; технические термины дребезг, выбег, растир и т. п.).
Среди вариантов, объективно сосуществующих в языке (см Вариантность), следует различать варианты, находящиеся в пределах лит. Н. (напр., иначе и иначе, завддекий и заводскбй, уставный и разг. уставнбй, маркетинг и разг. маркетинг, в адрес и по адресу), и варианты, один из к-рых нормативен, а другой - нет и стоит за пределами лит. языка (напр., правильно призыв и неправильно призыв; правильно оплатить что или заплатить за что и неправильно оплатить за что; правильно последний в очереди и неправильно крайний в очереди).
Объективные колебания лит. Н. обычно связаны с развитием языка, когда варианты являются переходными ступенями от устаревающей Н. к новой, служат средством унификации или, напротив, стилистической дифференциации языковых элементов. В тех случаях, когда варианты ничего не привносят в смысловом, стилистическом и других отношениях, говорят обычно о дублетах. Лит. Н. стремится к освобождению от простых дублетов. Варианты Н. охватывают разные уровни языка: существуют варианты Н. орфоэпические (буд-ни\ш]ний и будни[ч]ный, высо[к']ий и высок[ъ]й), акцентологические (родился и родился), морфологические и словообразовательные (спазм, -а, муж. род и спазма, -ы, жен. род; напроказить и напроказничать), варианты грамматических форм (стакан чаю и стакан чая; воска и воску; граммов и грамм; капает и каплет), синтаксические (исполненный чем и исполненный чего; жду письмо и жду письма).
Н.- одно из важнейших условий стабильности, 271 единства и самобытности национального языка, а стабильность и единство, в свою очередь, являются условием многовекового существования национальной лит-ры. Н. регулирует не только воспроизведение готовых «образцов», но и создание новых фактов в процессе речевой деятельности. Критерии лит. Н. в историческом плане - языковая традиция, культурное наследие прошлого, язык классической лит-ры, а в плане совр. употребления - соответствие структуре языка, массовая и регулярная воспроизводимость и «подравнивание» под речь, признаваемую образцовой (речевые навыки образованных людей, авторитет радио, телевидения, театра, печати и т. п.). Н. определяет реализацию тех возможностей, к-рые заложены в системе языка. Она ограничивает и регулирует использование в языке различных изофункцио-нальных (т. е. сходных по функциям) средств. Ср., напр., ждать поезда (неизвестно какого, любого, идущего в нужном направлении) и ждать поезд (определённый, конкретный, именно этот, а не другой); несколько человек выступило (имеется в виду единство или общая нерасчленённость действия) и несколько человек выступили (имеется в виду несогласованность или просто расчленённость, множественность действия, его индивидуальная обособленность).
С позиций динамического подхода Н.- это не только результат речевой деятельности, закреплённый в традиции или образцах (реализованная, воплощённая Н.), но также и создание новых средств в соответствии с возможностями системы или по аналогии с уже реализованными образцами (реализуемая, потенциальная Н.). При нормативной оценке новообразований учитываются, во-первых, их массовая и регулярная воспроизводимость в речи и, во-вторых, активное взаимодействие с другими звеньями системы (ср. новое: заявление на кого-что, по аналогии с жалоба на кого-что, вместо старого: заявление о ком-чём)
Изменения лит. Н. определяются внешними (социальными) факторами и внутренними тенденциями развития фонетической, лексической, грамматической, стилистической систем (действие законов аналогии, экономии языковых средств, взаимодействие формы и смысла в процессе речи и др.); колебание Н. является результатом взаимодействия функциональных стилей, взаимодействия лит. языка (в силу его открытости) с диалектами, просторечием, профессиональной речью и т. п. Н,— центральное понятие теории культуры речи (см.). Учение о Н.- основа теоретической нормализации, научных рекомендаций и прогнозов в области речевой культуры.