Обращение - грамматически независимый и интонационно обособленный член предложения. Основная функция О.— Называние того, к кому направлена речь. Это может быть название лица, живого существа, неодушев аённого предмета или явления. Чаще всего О. выражается существительным, однако в роли О. могут выступать прилагательное, местоимение-существительное, реже причастие. О. может входить в предложение любой структуры и занимать место в начале, конце или середине предложения: «О Волга, колыбель моя! Любил ли кто тебя, как я?* (Некрасов); «Отчего это, няня, тут темно, а там светло?» - «Оттого, батюшка, что солнце идёт навстречу месяцу, не видит его, так и хмурится* (Гончаров); «Голубчик! Оно самое и есть! Родненький\* (Чехов).
О. может быть распространено зависящими от него словоформами: «Простите, верные дубравы! Прости, беспечный мир полей* (Пушкин).
В роли О. иногда выступает местоимение 2-го лица: «Ну, ты! Думай...* (Тургенев). Форма 2-го лица может опускаться: «Эй, завяжи на память узелок! Просил я помолчать* (Грибоедов).
О., выраженное одиночным местоимением, несёт экспрессию грубости или фамильярности: Эй, кто-нибудь\
В предложении О. выполняет две функции: призывную и оценочно-экспрессивную. Призывная функция, как правило, обозначает не просто призыв к адресату, но и отношение к нему со стороны говорящего. Такое О. часто имеет при себе и местоимение мой: «Держись, мой мальчик: на свете Два раза не умирать» (Симонов); «А, здорово, мой отец,— Молвил царь ему,- что скажешь?...* (Пушкин).
В разг. речи в роли О часто выступают усечённые формы типа Саш, Коль, мам, пап. Такое О. может быть акцентировано при помощи повтора с усилительной частицей а: Саш, а Саш, ты меня слышишь? Усилительная частица а возможна и при усечённых формах О.: «Ми-кит, а  Микита! Оглох» (Л. Н. Толстой).
В экспрессивно окрашенных конструкциях, выражающих субъективное отношение говорящего или пишущего, возможно несколько О. к одному лицу или предмету: « Подру га думы праздной, Чернильница моя, Мой век однообразный Тобой украсил я* (Пушкин); «Куда ты, светлый ручеёк, стремишься? Чего в долине ищешь той? Постой, поговори со мной» (Фет); «Прощай, размах крыла расправленный, Полёта вольное упорство* (Пастернак). В роли О. часто используются слова с оценочным значением или значением, качественно характеризующим: «Ну, поцелуй же меня, моя умница* (Тургенев); «Молчи,   пустая   голова! Слыхал я истину бывало! Хоть лоб широк, да мозгу мало\* (Пушкин).
В роли О. могут употребляться (окказионально) синтаксические обороты или словоформы, к-рые обозначают предмет или явление по к.-л. внешним признакам, но не называют их: ^Здравствуй, в белом сарааЪане Из серебряной парчи\* (Вяземский); ^Заблудился я в небе - что делать? Тот, кому оно близко, ответь\* (Мандельштам).В экспрессивно окрашенных конструкциях в качестве О. могут употребляться старые формы звательного падежа (см. Звательная форма): *Чего тебе надобно, старче!* (Пушкин); *0 Господи! Все женщины мечтают, Чтоб их любили так, как ты меня* (Снегова); *На меня наставлен сумрак ночи Тысячью биноклей на оси. Если только можно, Авва Отче, Чашу эту мимо пронеси* (Пастернак).
В функции О., обычно в разг. речи, может выступать вводимое относительным местоимением придаточное предложение: *Кто может,- на площадь, в город! - Кто может, поднимайся^ (Федин).
По своей эмоциональной окрашенности О. близко к императиву и междометию и нередко употребляется вместе с ним: *Снег летит - гляди и слушай\* (Рубцов); ^Стойте - тотчас угадаю Торе сердца твоего* (Пушкин); *Э, голубчик, да тут пахнет кражей и подлогом* (Салтыков-Щедрин); «"У, баловень",- тихо ворчит няня и утаскивает его на крыльцо* (Гончаров); *Ну, Бирюк, удивил ты меня* (Тургенев).
Особая разновидность О.- вокативные предложения. Единственным членом этих предложений является название лица по имени или по родству, произнесённое с эмоционально окрашенной интонацией (упрёк, страх, мольба, негодование и т. п.): *" М ам а",- зашептал я с раздражением* (Окуджава); *"Жорж!" - говорила Маруся, прижимаясь к нему и целуя его испитое красноносое лицо* (Чехов).