Остромирово   Евангелие   1056-57-
первая из дошедших до нас датированная древнерусская рукопись. По содержанию это Евангелие (см.) - краткий апракос, в к-ром чтения, рассказывающие о жизни и учении Христа, расположены по праздничным дням церковного календаря.
В записи одного из четырёх её писцов — Григория — на листе 294 сообщается, что рукопись писалась с 21 октября 1056 по 12 мая 1057 по заказу Остромира (в крещении Иосифа). Остромир принадлежал к одному из самых древних знатных владетельных родов (по деду, Добрыне, происходил от великого князя Владимира Святославича). Он был «близоком» (свойственником) киевского князя Изяслава Ярославича, по поручению к-рого, являясь посадником, управлял Новгородской землёй. Для знатного и богатого заказчика была изготовлена великолепная рукопись. Место создания О. Е. в записи писца не названо, что дало возможность высказывать разные предположения: Киев или Новгород; компромиссная версия — написано в Новгороде, но киевлянином.
О. Е.- образец письма и художественного оформления рукописной книги, памятник культуры Древней Руси. Оно написано на 294 листах прекрасной выделки пергамена размером в большой лист (35 х 30 см) в два столбца каллиграфическим уставным письмом. Рукопись украшена с использованием красок и чистого (накладного) золота. Содержит три большие, во весь лист, миниатюры с изображением евангелистов (Иоанна, Луки и Марка), для Матфея оставлен чистый лист. В тексте имеются богато орнаментированные заставки (рамки в начале текста и нек-рых глав) старовизантийского стиля и инициалы (заглавные буквы чтений) с геометрическим орнаментом и с антропо- и зооморфическими элементами. В технике исполнения миниатюр и орнамента искусствоведы отмечают помимо др.-рус. художественных традиций заметное влияние прикладного искусства - византийской перегородчатой эмали, к-рая связана и с живописью, и с ювелирным искусством.
Документальные сведения о судьбе рукописи до нач. 18 в. отсутствуют. Предполагают, что О. Е. находилось в Новгороде, откуда во времена походов Ивана Грозного или реформ патриарха Никона было вывезено в Москву. Лишь в 1701 оно впервые отмечено в описи, составленной при переписи имущества церкви Воскресения Словущего Моск. Кремля. В 1720 О. Е. было отправлено в Петербург, где по повелению Петра I собирали рукописи для написания рус. истории. Других сведений о местонахождении рукописи в 18 в. нет. Полагают, что она оставалась в Новгороде до тех пор, когда была преподнесена графом А. И. Мусиным-Пушкиным Екатерине II. Вновь рукопись обнаружилась в 1805. Она была найдена случайно среди платьев Екатерины II её быв. личным секретарём Я. А. Дружининым через 9 лет после смерти императрицы. С 1806 О. Е. уже не исчезает из поля зрения исследователей. Рукопись О. Е. хранится в Отделе рукописей Рос. национальной б-ки (РНБ; прежнее название - Гос. Публичная б-ка им. М. Е. Салтыкова-Щедрина, ГПБ). Здесь же имеется точная копия текста на бумаге с филигранями (1805), выполненная, вероятно, крупнейшим знатоком рукописей А. И. Ермолаевым. Древние списки О. Е. не известны. В 1955 в Отделе гигиены и реставрации РНБ Е. X. Трей произведена реставрация рукописи. О. Е. с тех пор хранится в расшитом на тетради виде, каждая из тетрадей обёрнута мягкой бумажной обложкой, и все они помещены в специально изготовленный футляр из полированного дуба.
Печатное издание О. Е. (1843) было подготовлено А. X. Востоковым. Оно, хотя и содержит много неточностей (М. М. Козловский внёс в него св. 700 поправок), остаётся одним из лучших и единственным наборным изданием текста этой рукописи. Существуют ещё два фотолитографиро-ванных, содержащих много искажений, и одно фототипическое издание.
Изучение О. Е. началось ещё до появления печатного издания, и первый период его изучения связан с Публичной б-кой (ныне РНБ), с именами Ермолаева, А. Н. Оленина, П. К. Фролова, Восто-кова, к-рому принадлежит наиболее глубокое и
тщательное исследование языка рукописи. Зарож- 309 дение научного языкознания в России многим обязано О. Е. Его изучение как памятника ст.-слав. и др.-рус. письменности и языка продолжили палеографы, лингвисты и филологи 2-й пол. 19 - нач. 20 вв. (Ф. И. Буслаев, И. И. Срезневский, Козловский,      Ф. Ф. Фортунатов,      А. А. Потебня,
A. А. Шахматов, В. Н. Щепкин, Н. М. Карийский, А. Ф. и И. А. Бычковы и др.).
Интерес лингвистов к О. Е. обусловлен тем, что оно является одним из важнейших памятников ст.-слав. языка и в то же время самым ранним др.-рус. списком. Полагают, что принадлежность О. Е. к памятникам вост.-слав. извода обнаруживается преим. в фонетическом облике и в значительно меньшей степени в морфологическом строе (об этом свидетельствует, напр., употребление окончания -ть вместо -тъ в 3-м лице глаголов наст. и буд. времени или наличие этой формы без окончания — напише; употребление стяжённых форм имперфекта) и в синтаксисе. Графика, орфография и фонетика О. Е. исследованы лучше, чем его морфологическая система, синтаксис и лексика.
Миниатюры, заставки и инициалы О. Е. изучал
B.  В. Стасов. Он впервые нек-рые из инициалов воспроизвёл в цвете. По мнению Стасова, художественное оформление О. Е. было выполнено не одним лицом, а несколькими рус. художниками.
Интерес учёных к О. Е. усилился в связи с его 900-летним юбилеем: появились работы филологов, лингвистов, историков книги, искусствоведов (Н. А. Мещерского, Л. П. Жуковской, А. С. Львова, Н. Н. Розова, А. Н. Свирина и др.).