Палеославистика - комплекс научных дисциплин о старославянском языке (см.) и древнейшей славянской письменности. Стала складываться с 18 в. в связи с открытием древнейших слав, рукописей - памятников письменности ст.-слав, языка: в 1736 в Иерусалиме был открыт и привезён в Ватикан глаголический (см. Глаголица) кодекс 10-11 вв. (Ассеманиево Евангелие); в 1823 в Суп-расльском монастыре под Белостоком (ныие Польша) найден кирилловский (см. Кириллица) текст 11 в. Большой мартовской минеи (Супрасльский, или Ретков, сборник); в нач. 30-х гг. 19 в. в б-ке графа Клоца В. Копитар обнаружил фрагменты глаголической минеи 11 в. (Сборник Клоца); позже в монастырях на Афоне и Синае были открыты и другие глаголические памятники древнейшего письменного языка славян (Мариинское и Зограф-ское евангелия, Синайские псалтырь и требник); к кон. 19 в. в материалах Синодальной типографии в Москве было найдено кирилловское Еван-гелие-апракос (Саввина книга), а в Киев из Иерусалима доставлен глаголический текст обедни по зап. образцу (Киевские листки). Находки древнейших слав, рукописей продолжаются вплоть до нашего времени: в 1960 в с. Энин у Казанлыка (Болгария) при реставрации старинной церкви был найден древнейший слав, кирилловский текст Апостола (Энинский апостол), а в 1975 в Екатерининском монастыре на Синае нашли по три десятка ранее неизвестных листков Синайской псалтыри и Синайского требника; были обнаружены новые ст.-слав, надписи.Описание этого языка, графики, а также филологический и текстологический анализ древнейших слав, письменных памятников были и продолжают оставаться одной из важнейших задач П. Первые научные издания ст.-слав, текстов осуществили Копитар, А. X. Востоков, Ф. Микло-шич, в кон. 19 в. появились считающиеся до сих пор образцовыми издания Мариинского и Зограф-ского евангелий, подготовленные И. В. Ягичем. Рус. учёные В. И. Григорович, И. И. Срезневский, Е. Ф. Карский, В. Н. Щепкин, II. А. Лавров, Г. А. Ильинский, С. Н. Северьянов и др. сыграли значительную роль в розыске, описании и издании ст.-слав, письменных памятников в сер. 19 — нач. 20 вв. Эта работа была продолжена позже рядом учёных, прежде всего из слав, стран (Й. Вайсом, И. Курцем, А. Досталом, Р. Нахти-галом, В. Пимчуком, Л. Мошинским, Т. Ротт-Же-бровским, И. Гошевым, К. Мирчевым, К. Куе-вым, X. Кодовым, И. Добревым, И. Гылыбовым, Б. С. Ангеловым, А. Минчевой, Й. Займовым, В. Ивановой-Мавродиновой, А.Джуровой, Й. Хам-мом, М. Капалдо, М. Альтбауэром, И. Тарнани-дисом, Й. Шекеном и др.).
Одновременно с решением этой задачи началось комплексное исследование проблем, связанных с созданием древнейшей слав, письменности, стала анализироваться роль в этом Кирилла (Константина) и Мефодия, началось изучение вопросов наличия у славян письменности до 9 в., когда был создан ст.-слав, язык, первенства глаголицы или кириллицы и того, кто был автором каждой из них, исследование происхождения отдельных букв. В 19 в. одним из кардинальных был вопрос о народной основе ст.-слав, языка: нек-рые учёные, среди к-рых были Копитар и Миклошич, предполагали паннонскую, а следовательно, словенскую основу, однако с расширением круга древних памятников и углублением изученности их текстов эта гипотеза была заменена общепризнанной теперь теорией о болгаро-макед. диалектной основе ст.-слав, языка, базирующейся на тех фактах, что родиной первоучителей славян была Солунь (ныне Салоники) и что работа по созданию первых переводов Евангелия началась ещё в Византии, а также на глубоком анализе языка ст.-слав, памятников. В связи с этим потребовалось и было осуществлено выявление и изучение возможно более полного состава первичных источников о жизни и деятельности Кирилла (Константина) и'Мефодия: житий, похвальных слов, служб в честь слав, первоучителей и их непосредственных учеников, папских посланий епископам и князьям, чья деятельность была связана с миссией солунских братьев, и подобных документов. Необходимо уточнение даты моравской миссии Кирилла и Мефодия в связи с разными вариантами отсчёта времени в Византии, места, где   создавалась   слав,    письменность,    и    т. д. (Й. Добровский, К. Ф. Калайдович, О. М. Бо-дянский, Ф. Пастрнек, А. Теодоров-Балан, Лавров, Ф. Дворник, Я. Станислав, Ф. Гривец, И. Дуйчев, Р. Пиккио, С. Б. Бернштейн, И. Тот, А. Наумов и др.). Специальное внимание привлекают переводческая деятельность и переводческая техника слав, апостолов, их творчество, варьирование текстов (Й. Вашица, К. Горалек, И. Шевченко, Е. М. Верещагин, Л. П. Жуковская и др.). Обсуждается проблематика статуса ст.-слав, языка как конфессионального, этнического и древнейшего письменного (лит.) языка славян (Н. И. Толстой). В определённой мере итогом работы по перечисленным проблемам является начатая в Болгарии «Кирилло-мефодиевская энциклопедия» («Кирило-методиевска енциклопедия», т. 1, 1985).
Параллельно с началом исследования отдельных др.-слав, письменных памятников началось обобщение данных об их языке. Добровский начал, а Востоков продолжил эту работу; им принадлежат первые грамматики ст.-слав, языка (А. X. Востоков, «Рассуждение о славянском языке, служащее введением к грамматике сего языка, составляемой по древнейшим оного письменным памятникам», 1820; Й. Добровский, «Основы древнеславянского языка», 1822). Если грамматики Добровского и Востокова базировались на обследовании очень ограниченного числа памятников, то с кон. 19 в. возникла возможность опоры на более широкий круг источников, что и было реализовано в грамматиках А. Лескина (1871; рус. пер. с нем., 1915), В. Вондрака (1900), С. М. Кульбакина (1915). В 20 в. грамматическая разработка ст.-слав, языка была продолжена в фундаментальной грамматике П. Дильса (1931), двухтомном руководстве М. Вайнгарта (1937-38). Курс ст.-слав, языка, по-новому освещающий его фонологию и морфонологию, читал в Вене в 30-х гг. Н. С. Трубецкой (издан посмертно в 1954). Посмертно был издан и незаконченный учебник А. М. Селищева («Старославянский язык», ч. 1-2, 1951-52). Вышло описательное «Руководство по старославянскому языку» А. Вайяна (1948; рус. пер. с франц., 1952). С тех пор в различных странах появились многочисленные учебники по ст.-слав, языку; исходя из учебных задач, одни авторы сосредоточиваются на филологическом освещении ст.-слав, языкового материала, другие стремятся дать ему сравнительно-историческое толкование, а иногда и совмещают решение обеих этих задач, дополняя учебник также хрестоматией избранных текстов.
Лексикографическое описание ст.-слав. языка начинается с Миклошича, составителя первого словаря этого языка («Словарь старославянского языка», 1850; 2 изд., 1862—65). Ст.-слав. материалы вошли в «Словарь церковнославянского языка» Востокова (т. 1-2, 1858-61), были включены в «Материалы для словаря древнерусского языка по письменным памятникам» (т. 1-3, 321 1893-1903, дополнения, 1912; 3 изд., 1958), подготовленные Срезневским. В 1955 Л. Садник и Р. Айтцетмюллер выпустили компактный и очень информативный «Подручный словарь» к ст.-слав. текстам. С 1958 началось издание капитального четырёхтомного «Словаря старославянского языка», составляемого чехословацкими (теперь чешскими) славистами (Вайс, Курц, Ф. В. Мареш, 3. Гауптова, Р. Вечерка, Э. Благова, С. Геродес и др.; к 1995 вышли 1-47-й выпуски - до слова херовимьскъ); с 1989 издаётся примыкающий к нему «Этимологический словарь старославянского языка» (к 1995 вышло 3 выпуска - до слова gospodb); в 1994 опубликован составленный на его базе однотомный «Старославянский словарь (по рукописям X-XI веков)» под ред. Р. М. Цейтлин, Вечерки, Благовой. Ст.-слав. лексика стала объектом не только лексикографии, но и семасиологического, словообразовательного анализа, исследований лексической сочетаемости: на лексическом материале построил «Историю возникновения старославянского языка» Ягич (вышла на нем. языке; 2 изд., 1913); А. Мейе в 1902-05 опубликовал семасиологический и словообразовательный анализ ст.-слав. лексики. Во 2-й пол. 20 в. появился ещё ряд исследований по лексике ст.-слав. языка (А. С. Львова, Цейтлин, М. М. Копыленко, Н. Мольнара и др.).
Наряду с обобщающими трудами в 20 в. значительное место в П. стали занимать исследовательские монографии по отдельным проблемам ст.-слав. языка: итогом исследовательской работы Н. ван Вейка по фонетике и морфологии стала его «История старославянского языка» (1931; рус. пер. с нем.,1957); П. А. Бузук, изучив графику и фонетику Мариинского Евангелия, пришёл к новому выводу о болг. происхождении его писца (результаты опубликованы в 1918 и 1924 в двух журнальных статьях). Б. фон Арним исследовал графику, фонетику, морфологию, словообразование и ст.-слав. переводческое искусство на материале Синайской псалтыри (в 1930 и 1931 выпустил две книги по итогам исследований). вития болг. языка. В разных странах ведутся исследования по отдельным проблемам ст.-слав, языка, представляющим наиболее существенный интерес для понимания его структуры и развития: анализируются видо-временная и залоговая системы ст.-слав. глагола (Б. Гавранек, Достал, Ю. С. Маслов, С. Иванчев, Ф. Шольц, Е. В. Чешко, И. К. Бунина, В. В. Бородин и др.), функционирование системы причастий (Р. Ружич-ка, Вечерка, Б. И. Скупский), предложно-падеж-ной системы имени (К. И. Ходова), развитие системы прилагательных (М. Хоновска, Толстой, М. Флайер), числительных (Вечерка, А. Е. Супрун); изучаются различные аспекты ст.-слав. синтаксиса - сочетаемость и синтаксическое выражение нек-рых значений (А. Шёберг, Р. Павлова и др.), простое (Ходова, Р. Златанова и др.) и сложное (Е. Дограмаджиева и др.) предложение; изучается также и ст.-слав. фонология (Б. Велчева и др.).