Паронимы (от греч. рага - возле, мимо и опупла - имя) — однокоренные слова, к-рые принадлежат одной части речи, имеют сходство в звучании (в связи с общим корнем или основой), но различаются своими значениями (костный — костлявый, гадливость — гадость, выплатить — заплатить — оплатить). Слова, составляющие паронимический ряд, как правило, соотносительны между собой в логическом, смысловом, семантическом плане (ср.: гневливый — 'склонный к гневу, легко приходящий в состояние гнева, вспыльчивый' и гневный - 'охваченный гневом, рассерженный', 'вызванный гневом, выражающий гнев'; выпятить — 'выставить, выдвинуть вперёд, выпучить', 'выделить, выдвинуть на первый план и пятить — 'сдвигать, толкать назад, заставлять пятиться'), что и составляет наряду со структурным сходством основу для их сопоставления, а также смешения в речи. Однако главное внимание при анализе П. обращается на их различия в семантике, в сочетаемости (лексической и синтаксической) и синтаксических связях.
Возможна классификация П. по их словообразовательной и семантической структуре. П., различающиеся приставками (выплата - оплата — плата), называют приставочными, суффиксами (цветной - цветовой, шумный — шумливый — шумовой) — суффиксальными, окончаниями (метод - метода) - финальными; П., не имеющие синонимических значений, называют контактными (становление — установление, факт - фактор, табло — таблица, художественный — художнический) , а имеющие синонимические значения (двойной - двойственный, травянистый — травяной) - синонимическими. Последние П. в определённых значениях и сочетаниях могут выступать как синонимы (травяное/травянистое поле, далёкие/дальние края), а в других - как П. (ср.: двойная/двойственная политика и двойное отношение — двойственное отношение). П. принципиально отличаются от синонимов (см.) тем, что исключается их взаимозаменяемость.
Наряду с рассмотрением П. как явления лексической системы их изучают в аспектах правильности речи в связи с фактами непреднамеренного смешения (что порождает речевую ошибку), напр.: ни на чём не обоснованное (вместо: основанное) заключение (ср.: ничем не обоснованное ... и ни на чём не основанное...); как средство усиления выразительности, действенности текста, речи — в поэзии, фольклоре, в художественной и публицистической прозе (в этом случае П. подлежат анализу в рамках парономазии, см.); в линг-водидактике П. рассматриваются в аспектах лексической интерференции, поскольку в процессе смешения П. происходит перенос звукового подобия на их содержательные отношения. П. изучают и как межъязыковое явление, возникающее вследствие родства языков, языковых контактов и процессов интернационализации словарного состава совр. лит. языков (ср.: рус. моторист и чеш. motorista, рус. автор и франц. auteur, рус. ваза и англ. vase). Под межъязыковыми П. принято понимать слова двух и более языков, к-рые могут ошибочно отождествляться друг с другом из-за внешнего сходства при действительном различии их значений. В теории и практике перевода о таких П. говорят в связи с проблемой «ложных друзей переводчика». В аспекте сопоставительной лексикологии П. рассматриваются в ряду межъязыковых лексических параллелей.
В лингвистической лит-ре есть и иное понимание П.- как слов, имеющих любое звуковое сходство, обусловленное общим корнем или основой и случайное, как, напр., в словах май и рай, дверь и
зверь. Такие слова, поставленные рядом или в   327 рамках «узкого» контекста со специальным стилистическим заданием, составляют особую стилистическую фигуру — парономазию.