Перфект [лат. perfectum (tempus), букв.- законченное (время) 1 — сложная грамматическая форма прошедшего времени древних славянских языков, в том числе древнерусского, в преобразованном виде ставшая единой формой прошедшего времени в современном русском языке. П. обозначал собственно не время, а состояние, к-рое существует в наст, время как результат прошедшего действия, т. е. имел результативное значение: азъ ксмь пришьлъ - «я (шёл и) пришёл (и нахожусь здесь)». Очень рано, уже с 12 в., П. в др.-рус. языке стал употребляться без форм вспомогательного глагола, в виде только причастия на -л-: глЪбъ кназь мЬрилъ м(орс) по леду (надпись на Тмутаракан-ском камне 1068); азъ далъ роукою свокю (Мстиславова грамота ок. 1130). Причём в употреблении этой формы также очень рано стало проявляться значение просто прошедшего действия безотносительно к состоянию в наст, время; напр., в надписи на Тмутараканском камне слова о том, что Глеб4«мерил море по льду», сопровождаются указанием точной даты этого прошедшего действия (в л'кто- § -ф § ?...м'крилъ), т. е. действие отнесено целиком к прошлому времени.
Обозначение просто прош. времени формой П. (со связкой или без неё) широко отмечается в памятниках 14-15 вв.
Употребление П. без вспомогательного глагола вызвало необходимость использования существительных и местоимений в роли подлежащего при сказуемом, выраженном причастием на -л- (в полной форме П. указание на лицо - субъект действия -  было  заключено  в форме  глагола-связки
быти), а вместе с тем и разрушало связь П. с наст. временем (к-рая осуществлялась с помощью связки). Использование одного причастия на -л- в качестве временной глагольной формы привело в конце концов к утрате бывшим П. исконного результативного значения и к превращению его в средство выражения прошедшего по отношению к моменту речи действия. К 14 в., в связи с развитием видовых различий (противопоставленности глаголов сов. и несов. вида), П. в виде причастия на -л- постепенно вытеснил в народно-разг. др.-рус. языке формы имперфекта (см.) и аориста (см.) и впоследствии стал единственной формой прош. времени глагола в рус. языке. Причастие на -л- стало восприниматься как одна из спрягаемых глагольных форм, но «причастное» происхождение последней обусловило неизменяемость её по лицам.