Петербургское (ленинградское) произношение - совокупность особенностей артикуляции звуков речи, свойственная жителям Петербурга (Ленинграда) и образовавшая вариант произносительной нормы русского литературного языка. П. (л.) п. складывалось на бале моек, говора в первую очередь под воздействием окружающих Петербург - Петроград - Ленинград северно-рус, говоров. Нек-рая часть признаков П. (л) п. может быть объяснена влиянием орфографии.
Для П. (л.) п. были характерны след. орфоэпические особенности: произнесение безударного [с\ на месте орфографических а, я и с после мягких согласных в предударных и заударных, открытых и закрытых слогах (т. е. п[с]тёрка, ч[е\сы, в[е]ду, плач\е\т, п6л\е])\ произнесение [а] в заударной флексии 3-го лица мн. ч. глаголов 2-го спряжения: х6[д'а]т; обязательное сохранение губного [у] в заударном закрытом слоге: чё[л'у\сть; произнесение в отдельных словах после шипящих ударного [с] вместо [о]: [и^ё]лка; произнесение мягких заднеязычных в прилагательных муж. рода ед. ч. им. п.: гром[к'ий); произнесение твёрдых губных в конце слов и перед [/]: восе[м], по\п]6\ч, твёрдых согласных перед [с] в заимствованных словах: [тё]зис, [сессия; произнесение мягкого [с'] в возвратных частицах глаголов: учия\с'а\\ произнесение первого твёрдого согласного в нек-рых сочетаниях С\С2'- ко[нф'\сты\ произнесение сочетания чн как [ч'н]: було[ч'н]ая; произнесение ч перед т в союзах что, чтобы как [ч'\: [ч'т]о, [ч'т]обы; произнесение сочетания шн как [шн], а не \щн\: помо[шн]ик, су\шн\остпь; произнесение слова дождь как [доштп'], а дождя как [дажд'а]; произнесение сочетания \кк\ вместо [хк] в слове легка: [л'екка]; произнесение твердого [с] в слове отсюда [атсуда]; отсутствие [/] перед начальным [е\\ если как [ё]сли.
П. (л.) п. были свойственны и специфические орфофонические черты (т. е. правила произношения аллофонов фонем): большая длительность ударных гласных, более закрытый характер ударного [а], более открытый характер ударного [о], ббльшая закрытость ударного [с], слабая палатализация [ч'], нек-рое смягчение аффрикаты [ц] перед [ы! и в заимствованных словах (ре-волю[ц'и]я), произнесение \ш'\, [ж'] перед и после [л'], [н']: ра[н'ш']е, произнесение сч, зч, щ как [ш'ч']: счастье [ш'ч'дс'т'/е], грузчик \груш'ч'ик\, щётка [ш'ч'бткъ].
В 60-70-х гг. 20 в. завершался процесс унификации произношения, образования единой произносительной нормы, заимствовавшей черты старого моек. (см. Московское произношение) и старого петерб. произношения. Так, произнесение мягких заднеязычных в прилагательных муж. рода, мягких согласных в возвратных частицах глаголов, произнесение [а] в заударных флексиях 3-го лица мн. ч. глаголов 2-го спряжения, первого твёрдого согласного в нек-рых сочетаниях С1С2, произнесение [шт'] в слове дождь и [жд'] в слове дождя стали чертами нормы.