Письмо - знаковая система фиксации речи, позволяющая с помощью начертательных (графических) элементов передавать информацию на расстоянии и закреплять её во времени. Первоначально для передачи информации применялись другие способы, напр. пиктографическое (рисуночное) «письмо», бирки, зарубки. Собственно П. вырабатывается обычно в раннеклассовом обществе в связи с усложнением хозяйственной жизни. Система П. характеризуется постоянным составом знаков, причём каждый знак передаёт либо целое слово, либо последовательность звуков, либо отдельный звук речи. Для классификации видов П. важна не форма знаков, а характер передачи знаками элементов речи. Существует четыре основных типа П.: идеографический, словесно-слоговой (логографически-силлабический), собственно силлабический и буквенно-звуковой (алфавитный). В конкретных системах П. эти типы обычно существуют в не вполне чистом виде.
В идеографическом П. каждый знак может обозначать любое слово в любой грамматической форме, в пределе круга понятийных ассоциаций, либо прямо вызываемых изображением, составляющим данный знак, либо условных. Напр., знак, изображающий ногу, может означать 'ходить', 'стоять', 'приносить' и т. п. в любой грамматической форме. Словесно-слоговым П. могли передаваться любые тексты, т. к. оно обеспечивало достаточно адекватную фиксацию речи и надёжное воспроизведение текста при чтении. В древнейших видах П. этого типа знаки для монументальных надписей долго сохраняли форму рисунков-иероглифов; наряду с ними существовала скоропись (напр., на папирусе, черепках -в Древнем Египте, на глиняных плитках - в Передней Азии, на бамбуковых палках - на Дальнем Востоке) Такие системы П. возникали всюду, где впервые складывалось государство, и обычно независимо друг от друга; отдельные случаи сходства знаков объясняются либо общей типологией, либо случайностью. Наиболее известны: др.-егип. П. (с кон. 4-го тыс. до н. э.), шумерское (с нач. 3-го тыс. до н.э.) и развившиеся из него виды клинописи, эламская иероглифика (3-е тыс. до н.э.), прото-инд. П. (тогда же), критское П. (с нач. 2-го тыс. до н. э), кит. II. (со 2-го тыс. до н. э.), майя П. в
Центральной Америке (1-е тыс. до н.э.). Не все древние системы П. этого типа расшифрованы: наиболее изучено П. Древнего Египта, Двуречья (клинопись) и Древнего Китая. Единственные существующие ныне древние системы П. словесно-слогового типа — китайская и производная от неё японская. Сохранение их объясняется аморфным характером кит. слова и поэтому малой необходимостью в передаче грамматических показателей, а также удобством кит. П. для общения между носителями фонетически различающихся диалектов. Кит. П. распространилось в Корее, Японии и других странах, но оказалось неудобным ввиду иного грамматического строя соответствующих языков. Поэтому наряду с кит. иероглифами в этих странах равно начали употреблять местные фонетические системы П.— силлабическое П. «кана» в Японии (только вспомогательно) и буквеино-сил-лабическое (лигатурное) П. «кунмун» в Корее. Преимущества словесно-слогового П.: международный характер логограмм, меньшее число знаков на одинаковый отрезок текста по сравнению с буквенным П. Поэтому логограммы применяются в составе вспомогательных подсистем П. (цифры, алгебраические и химические формульные знаки и т. п.).  Недостатки: многочисленность знаков в сто результат упрощения словесно-слоговых систем (развитие кипрского П. из критского гл. обр. путём опущения логограмм). Они могут возникнуть и вторично путём введения огласовки в консонантное (см. ниже) буквенно-звуковое П. (эфиопское из др.-семитского) или могут быть придуманы специально в дополнение к логографи-чески-силлабическим системам в языках, отличающихся богатством грамматических форм (Япония, Корея). Наиболее широко распространены силлабические системы П. в Индии и Юго-Вост. Азии. Т. к. знаки не закреплялись в типографской форме, в Южной и Юго-Вост. Азии выработались десятки видов скорописей, внешне уже несхожих; лишь в 19-20 вв. многие из них получили и типографское оформление. Важнейшая система П. этой группы -деванагари, применяемая для санскрита, хинди и др. Преимущество силлабического П.— в меньшем числе знаков (100-300), недостаток -нек-рая громоздкость и трудность в выборе правильного чтения, особенно при отсутствии словоразделов.
В алфавитных системах П. отдельный знак (буква) передаёт, как правило, один звук, это может быть либо фонема (см.), либо аллофон, либо любая фонема в пределах нек-рой группы акустически сходных звуков; иногда же буквы соединяются по 2, 3 и 4 для обозначения одной фонемы (нем. sch - «ш», tsch - «ч»). Алфавитные и силлабические системы П. часто (неточно) объединяют под названием фонетических. Историческим родоначальником всех видов алфавитного П. явилось др.-семитское (финикийское) т. и. буквенное консонантное П.; это силлабическое П. со знаками только типа «С + Г», причём «Г»- может безразлично соответствовать любому гласному или отсутствию гласного. Происхождение др.-семитского протоалфавита (2-я пол. 2-го тыс. до н.э.) до сих пор не установлено; наиболее вероятно его происхождение из финикийского же («протобибл-ского») силлабического П., где в знаках типа «С + Г» ещё различались качества гласных и число знаков доходило до ста. В «классическом»- финикийском алфавите имелось двадцать два знака (меньше числа согласных фонем). В основе известных нам трёх др.-семитских протоалфавитных систем - финикийской линейной, угаритской клинописной (обе имели общий порядок букв) и южноаравийской линейной - лежит общий слоговой или словесно-слоговой прототип. Возможность отказа от различения гласных определялась характером семитских языков, где значение корня связано с согласными, а гласные выражают словообразовательные и грамматические элементы слова. Новая система дала возможность фиксировать речь по звуковому способу с помощью минимального числа легко и быстро запоминающихся знаков (букв). Однако текст, записанный без гласных и обычно без словоразделов, был малопонятен, кроме случаев, когда содержание его было заранее приблизительно известно: такое П. скорее было применимо как тайнопись купцов-мореплавателей, чем как всеобщее средство передачи речи, поэтому в течение более тысячи лет с ним на Ближнем Востоке вполне успешно конкурировали системы словесно-слогового П. Клинописный (угаритский) вариант протоалфавита вымер ещё во 2-м тыс. до н. э.; один из вариантов линейного алфавита просуществовал в южной Аравии до 7 в. н.э., а в Африке дал начало существующему поныне эфиопскому слоговому П. Собственно финикийский линейный протоалфавит в первичной форме был воспринят в Малой Азии (малоазийские алфавиты вымерли в нач. н.э.), в Греции и в Италии, дав начало зап. алфавитам (см. ниже), а в скорописной (курсивной) форме, выработанной для родственного финикийскому др.-семитского языка -арамейского, распространился по всему Ближнему и Среднему Востоку, дав начало вост. алфавитам, среди к-рых важнейшие: арамейское «сирийское» П.; квадратное П., принятое евреями; особая разновидность арамейской скорописи с добавлением надстрочных   и   подстрочных   звукоразличительных, т. н. диакритических, знаков была положена в основу араб, письма.
Данный тип алфавита позволял воспроизводить долгие гласные через знаки для гоморганных согласных (w для й, у для г, ' для а).
Арамейский алфавит в ранней канцелярской форме, видимо, не позже 4 в. до н. э. был применён к др.-перс, языку (ранее имевшему собственное клинописное силлабическое П.), а затем в различных разновидностях скорописи использовался для других иранских языков (парфянского, ср.-перс, согдийского, хорезмийского); при этом отдельные слова и канцелярские формулы оставлялись в арамейском написании, а читались на соответственном иранском языке.
В условиях средневековья грамотность была сосредоточена в среде духовенства. Поэтому распространение каждого алфавита связывалось с определённой религией: квадратный шрифт распространялся вместе с иудаизмом (ныне официально употребляется в Израиле для языка иврит), араб. П.- с исламом (употреблялось для языков всех мусульманских народов, независимо от происхождения, ныне для араб., перс, афг., урду и др.). Различные виды арамейской скорописи также распространялись с распространением различных христианских сект (напр., несторианское, яковит-ское П.), а также с манихейством. Для священных книг зороастризма был позже на той же основе изобретён усовершенствованный алфавит с гласными буквами (авестский; принцип обозначения гласных был здесь, видимо, воспринят из греческого). На основе согдийского и несторианского П. создались разные виды П. тюрков Центральной Азии (важнейшие - уйгурское и тюрк, «руническое»); позже уйгурское П. было приспособлено для монгольских и маньчжурского языков (с огласовкой частично по тибетско-инд. типу и с вертикальным направлением П. по кит. образцу). Распространение христианства потребовало создания письменности на местных языках Закавказья; для этих языков с их сложной фонологической системой были созданы ок. 400 н. э. особые алфавиты — арм., груз, и алб. (агванский) - путём использования арамейских или специально придуманных начертаний и греч. орфографических и филологических принципов.
Исходным для развития всех зап. алфавитов является греч. П.; оно возникло, видимо, в 8 в. до н.э. (памятники известны с кон. 8-7 вв.). «Архаическое» греч. П. по форме букв почти полностью совпадает с финикийским, лишь позднее были введены дополнительные буквы. В «архаических» малоазийских и, вероятно, в греч. П. сначала отсутствовали буквы для кратких гласных; направление П. было, как и в семитских языках, справа налево, затем бустрофедон (первая строка - справа налево, вторая — слева направо и т. д.). наконец слева направо. Очень близки названия греч. и др.-семитских букв, совпадает порядок их расположения в алфавите.
В связи с тем что греч. текст, лишённый гласных, почти непонятен, в греч. П. были использованы для гласных и те буквы, к-рые обозначали финикийские согласные, чуждые греч. фонетике и оказавшиеся, т. о., излишними. Переход к обозначению на П. не только согласных, но и всех гласных явился важнейшим культурным достижением.
В дальнейшем возникают вост.-греч. и зап.-греч. варианты П., различавшиеся формой и употреблением нек-рых букв. Из вост.-греческого в 5-4 вв. до н.э. развилось классическое греч., а затем византийское П.; в свою очередь из него возникли коптское (христианско-егип.), др.-готское и слав, кирилловское П. На основе зап.-греческого возникли италийские алфавиты, в т. ч. этрусский (в 7 в. до н.э.), и из него др.-германские руны (с 3 в. н.э.); из этрусского же, видимо, развилось лат. П. (с 6 в. до н. э.). В эпоху Римской империи лат. П. приобрело международный характер, сохранившийся в связи с распространением католической церкви и в эпоху зап.-европейского феодализма. Лат. П. используется и для национальных языков зап.-европейских народов, напр. франц., нем., польского. Т. к. звуковой состав различных новых зап.-европейских языков сильно отличается от звукового состава лат. языка, широкое распространение в национальных орфографиях получают двух- и трёхбуквенные сочетания для передачи одного звука (англ. th, нем. sch и т. п.), что крайне усложнило П. Вследствие инерции лит. традиции нек-рые зап.-европейские письменные системы уже много веков не претерпевали значительных реформ. В этих системах (англ., франц.) произошёл разрыв с живым и развивающимся народным языком, а традиционность орфографии стала принципом письменной системы, не дающей уже адекватной передачи совр. звуковой речи.
В 19-20 вв. складывается целый ряд систем П. на лат. основе во всех частях света; в них широко используется диакритика для обозначения звуков, не предусмотренных лат. П. (напр., чеш., тур. П., языки Африки).