Пражская лингвистическая  школа - одно из основных направлений структурной лингвистики. Центром деятельности П. л. ш. был Пражский лингвистический кружок (создан в 1926, организационно распался в нач. 50-х гг.). Творческий расцвет относится к 30-м гг. Кроме чеш. и словацких филологов, таких, как В. Мате-зиус (организатор и глава кружка), Б. Трнка, Б. Гавранек, Й. Вахек, Я. Мукаржовский, позднее В. Скаличка, Й. М. Коржинек, П. Трост и др., в кружок входили питомцы Моск. ун-та Н. С. Трубецкой, Р. О. Якобсон, а также С. О. Карцевский, близкий Женевской школе. Творчески связанными с П. л. ш. были П. Г. Богатырёв, Г. О. Винокур, Е. Д. Поливанов, Б. В. То-машевский, Ю. Н. Тынянов. Пражцы издавали собственные «Труды» («Travaux du Cercle Iinguis-tique de Prague», 1929-39) и ж. «SIovo a sloves-nost>, перешедший в 1953 (в связи с организационным распадом кружка) в ведение Чехословацкой АН. Идейным предшественником П. л. ш. являлся Ф. де Соссюр, с именем к-poro связано представление о языке как частном случае семиотических систем (см. Семиотика). Концепция П. л. ш. испытала также влияние рус. лингвистической традиции, в частности идей Ф. Ф. Фортунатова (см. Московская фортунатовская школа), Л. В. Щербы [см. Петербургская (Ленинградская) школа в языкознании] и особенно И. А. Бодуэна де Куртенэ. Однако многие положения П. л. ш. связаны с собственно чеш. лингвистической традицией и высказывались представителями П. л. ш. задолго до её организационного оформления и опубликования «Курса общей лингвистики» Сос-сюра.
Первое систематическое изложение программы П. л. ш.— в тезисах, предложенных 1-му съезду славистов (Прага, 1929). Их основная идея -представление о языке как о функциональной системе, т. е. как о «системе средств выражения, служащей какой-то определённой цели». Развивая идею системной организации языка, П. л. ш. отвергла взгляд Соссюра о непреодолимости преград между синхронией и диахронией, настаивая на системном подходе к эволюции языка, с одной стороны, и на динамической концепции языка, рассматриваемого в синхронном аспекте,- с другой (см. Система языковая).
С наибольшей полнотой и последовательностью структурно-функциональная концепция П. л. ш. воплощена в исследованиях звуковой стороны языка; пражцы обосновали новый раздел науки о языке - фонологию (см.), сыгравшую первостепенную роль в развитии структурной лингвистики. Центральное место в фонологической концепции П. л. ш. (систематизированной в труде Трубецкого «Основы фонологии», 1939) занимает понятие оппозиции, предполагающее разложимость членов оппозиции на частью общие («основание для сранения»), частью различные элементы. С данной концепцией оппозиции связано понимание фонемы как определённой совокупности «дифференциальных признаков», т.е. тех свойств фонетической субстанции, к-рые отличают противопоставленные фонемы друг от друга. Принципиальное обращение к фонетическим признакам (явившееся, между прочим, выражением непризнания пражцами ведущей роли дистрибуции при определении языковых единиц) - отличительная черта пражской фонологической концепции, противопоставляющая её «чистому дистрибуционализму» дескриптивистов и особенно глоссематиков, считавших, что «субстанциональные» свойства не могут быть непосредственным предметом исследования структурной лингвистики.
Понятия и методы, разработанные на фонологическом материале, были применены в работах представителей П. л. ш. к другим областям лингвистического исследования. В работах Якобсона о грамматических оппозициях была поставлена задача поисков единого семантического инварианта каждого из членов морфологической категории, обосновывался тезис о непременной бинарности лингвистических (в т. ч. грамматических) оппозиций, выдвигалась идея неравноправности членов морфологической корреляции (связанная с соответствующими наблюдениями рус. грамматистов и с идеей Трубецкого о неравноправности членов фонологической корреляции).
Наиболее существенным вкладом П. л. ш. в синтаксис явилось учение Матезиуса об актуальном членении предложения (см.), в основе к-рого лежит мысль о принципиальном различии между двумя возможными способами анализа предложения: формальным членением, выделяющим подлежащее и сказуемое и раскрывающим грамматическую структуру предложения, и членением на «тему» и «рему», выявляющим его «функциональную перспективу». П. л. ш. выдвинула как одну из основных проблем изучения вопросы, связанные с отношением между языком и действительностью, а также между языком и окружающими его структурами. В рамках П. л. ш. возникла теория «функциональной диалектологии», были выдвинуты понятия «специального языка» и «функционального стиля»: «специальный язык» определяется общей целью нормализованной совокупности языковых средств, а «функциональный стиль» - конкретной целью данной языковой манифестации. Из специальных языков наибольшее внимание привлекал «поэтический язык» (т. е. язык художественной лит-ры), отличающийся от других специальных языков своей общей направленностью к поэтической (или эстетической) функции, к-рая делает центром внимания саму структуру языкового знака, тогда как «коммуникативные» языки преследуют «цели, выходящие за пределы языкового знака». Подчёркивание автономности поэтического языка в концепции П. л. ш. (испытавшей заметное влияние рус. «формальной школы») принимало иногда полемически утрированные формы. Совр. чеш. продолжатели пражских традиций предпочитают говорить не о специальном поэтическом языке, но о художественном стиле, к-рый не противопоставлен другим функциональным стилям, хотя не стоит с ними в одном ряду.
Функциональный подход к языку нашёл отражение в активной практической деятельности представителей П. л. ш. В их работах в области языковой культуры был заложен фундамент нор-мализаторской лингвистической деятельности, задачей к-рой было признано стремление «развивать в литературном языке те качества, которых требует его специальная функция». Выдвижение и терминологическое разграничение понятий «норма» и «кодификация» («норма» - это совокупность устойчивых средств, объективно существующих в языке, «кодификация» - постижение и обнаружение нормы, т. е. первый термин обозначает объективный предмет научной деятельности, обозначаемой вторым термином) дало теоретическое обоснование антипуристической деятельности П. л. ш.
П. л. ш. сыграла важную роль в истории языкознания. Она оказала и продолжает оказывать существенное влияние на развитие мировой лингвистики. Основные идеи П. л. ш. не утратили актуальности и ныне. Общим достоянием лингвистической науки стало, в частности, признание лингвистической значимости элементарных фонологических признаков (играющих особенно важную роль в генеративной фонологии). Широкое признание получила «динамическая» концепция языка, обоснованная в трудах Вахека, Ф. Данеша и др., тезис об «открытом» характере языковой системы, включающей наряду с «центральными» (системными, регулярными) также и «периферийные» элементы. В числе плодотворно развиваемых
в совр. лингвистике понятий, выдвинутых предста- 363 вителями П. л. ш,- понятие маркированности/немаркированности языковых единиц (подвергшееся в нек-рых концепциях определённой модификации по сравнению с оригинальной пражской концепцией). Успешно развиваются традиции П. л. ш. как в Чехии (школа Я. Фирбаса), так и в других странах - совр. исследования функциональной перспективы предложения, объединяющие соответствующие результаты трудов П. л. ш. с новейшими достижениями в области изучения интонации.