Арго (франц. argot) - социальная разновидность речи, характеризующаяся узкопрофессиональной или своеобразно освоенной (в смысловом и словообразовательном отношениях) общеупотребительной лексикой, нередко с элементами условности, искусственности и «тайности», а также заимствованиями из других языков (цыганского, немецкого, польского, новогреческого и др.).А. является принадлежностью относительно замкнутых социальных групп и сообществ. Основная функция А.- быть средством их обособления, отделения от остальной части общества. В строго терминологическом смысле А.— это речь низов общества, деклассированных групп и уголовного мира: нищих, воров и мошенников, картёжных шулеров и т. п. (ср. возникшие в этой среде арготизмы блат, блатная музыка, феня). А. старых торговцев-ходебщиков (офеней-коробейников), ремесленников-отходников (Шаповалов, жестянщиков, портных, шорников, шерстобитов и др.) называют условными, или тайными, языками (см.).
Понимая под А. только условную речь воров, иногда говорят и о других видах А., употребляя уточняющие «видовые» определения: театральное, певческое, охотничье, спортивное, армейское и др. А. В этом значении термин «А.» синонимичен термину «жаргон» (см.).
А. различных профессий (условные языки) существуют на базе естественного языка, но используют элементы, заимствованные из других языков, из территориальных диалектов или искусственно созданные в целях конспирации (для сохранения тайн своего ремесла и свободной беседы «между собой» в присутствии хозяина дома, чужих людей и т. п.). В последнем случае применяются разные приёмы «шифрования»: перестановка слогов, разного рода вставки внутрь слова, усечения и т. п. (напр., разговор по «щам», по «щицам» описан в «Очерках бурсы» Н. Г. Помяловского: слово делится на две части, к-рые переставляются и получают в качестве добавки слоги «ши* и «цы> попеременно. Слово розга звучит, напр., как ши-зга-ро-цы, а фраза Ничего не бойся — как Ши-чего-ни-цы-ши-йся-не-бо-цы, и т. п.).
Воровское А. в России складывалось во 2-й пол. 19 в., впитывая в себя элементы распадающихся «старших» профессиональных и социальных говоров (офеней-коробейников, ремесленников-отходников и др.), а также слова из территориальных диалектов, других языков и т. п. А. формировалось в торговых центрах, портовых и столичных городах, местах ссылок и поселений.
А. имеет тенденцию к исчезновению в стабильной общественно-экономической ситуации, т. к. круг его носителей сужается, в периоды же социальных потрясений (революции, войны, хозяйственная разруха и др.) с усилением роста преступности, беспризорщины и т. п. отмечаются «вспышки» А.
Слова и выражения А., используемые в общей речи, называются арготизмами. Они, как правило, семантически преобразуются, теряя связи с источником и естественной средой бытования, но при этом могут сохранять яркую экспрессивную окраску. Ср., напр., тусовка, тусоваться (о встрече, о собрании «своих»), на ушах стоять (шуметь, веселиться), на халяву, халявщик (за чужой счёт, задаром) и т. п. Многие из старых арготизмов оторвались от арготической почвы, и их былые связи восстанавливаются лишь в результате специальных исследований (напр., двурушник, на пушку брать, втирать очки, для мебели, темнить, стоять на стрёме, липовый, на мази и т.п.). В языке художественной лит-ры арготизмы применяются как средство стилистической характеристики, гл. обр. в речи персонажей, а также в авторской речи при т. н. сказовой манере повествования или для реалистического изображения соответствующей обстановки, деталей лагерного быта и др. Арготизмы используются переводчиками для адекватной передачи просторечно-жаргонной стихии другого языка. Вне этих функций арготизмы засоряют и огрубляют речь говорящих.