Предикативы, категория состояния, безтично-предикативные слова, предикативные слова, предикативные наречия, - слова, обозначающие нединамическое состояние и выступающие в функции главного члена (сказуемого, предиката) однокомпонентного (односоставного, безличного) предложения, напр.: В лесу было тихо; Детям весело; На душе тоскливо.
К П. относятся слова (или, реже, формы слов) разных частей речи, причём не во всех своих лексических значениях, а только в тех из них, к-рые закреплены за употреблением этих слов в функции сказуемого. Основную массу П. составляют предикативные наречия (напр., темно, тесно, плохо) и страдательные причастия на -но, -то (напр., накурено, заперто), меньшую часть -существительные, оторвавшиеся от парадигмы и приобретшие модальные значения, напр. существительные время ('подходящая, удобная пора': Время ехать; Не время спорить), грех (разг., 'грешно, нехорошо': Грех смеяться над несчастьем ближнего), досуг, недосуг (разг., 'есть свободное время', 'нет свободного времени': Недосуг мне по театрам ходить), лень ('не хочется, нет желания': Лень заниматься музыкой), охота, неохота (разг., 'хочется, есть желание', 'нет жела ния': Охота поговорить; Неохота с детьми возиться), пора ('настаёт время, срок': Пора идти домой). К сушествительным-П. причисляется слово жаль, к-рое в совр. лит. языке как существительное не употребляется (в просторечии отмечаются сочетания какая жаль, такая жаль). К П. причисляются также страдательные причастия на -но, -то, или причастные П. (см. выше): дано, сказано, сделано, отказано; открыто, закрыто, занято, заперто. Напр.: В комнате наку рено и неприбрано; В просьбе отказано; За билеты заплачено.
Закреплённость за П. синтаксической функции сказуемого определила их наименование. Термин «П.» был введён чеш. лингвистами во 2-й пол. 20 в. и применялся к той группе слов, к-рая в рус. грамматической лит-ре получила название «категория  состояния».
В трудах лингвистов и в грамматиках рус. языка высказывались различные мнения о статусе и составе П., или категории состояния. С 1-й трети 19 в. в рус. грамматиках последовательно выделялся разряд слов, промежуточных между именами и глаголами и выражающих состояние. В качестве отличительных грамматических признаков этих слов (или форм слов) отмечалось: преимущественное употребление в функции сказуемого, неизменяемость по падежам для слов, близких к именам существительным и прилагательным, а для слов, совпадающих с наречиями, их неспособность обозначать признаки качества и действия. А. X. Востоков в «Русской грамматике по начертанию сокращённой грамматики, полнее изложенной» (1831) весь разряд таких слов присоединил к глаголу, при этом краткие формы прилагательных считал «спрягаемыми словами». Слова льзя (ср. нельзя), жаль, лень (в разг. употреблении: Лень было так рано вставать) Востоков относил к безличным глаголам. Замечания об особенностях значения нек-рых слов и форм слов (в первую очередь кратких форм прилагательных) есть в «Опыте общесравнительной грамматики русского языка» И. И. Давыдова, в «Исторической грамматике» Ф. И. Буслаева, в трудах К. С. Аксакова, Н. П. Некрасова, А. А. Потебни, А. М. Пешков-ского и А. А. Шахматова. Однако никто из грамматистов не ставил разряд слов, объединённых значением нединамического состояния, в один ряд с другими частями речи (т. е. не выделял их в особую часть речи). Первым выделил группу слов {нельзя, можно, надо, пора, жаль и т. п.), «подведение которых под какую-либо категорию затруднительно», Л. В. Шерба в ст. «О частях речи в русском языке» (1928). Эти слова Щерба объединил в одну группу с такими словами, формами слов и выражениями, как холодно, светло, весело {На дворе становилось холодно; В комнате было светло); готов, должен, рад, болен; быть навеселе, наготове, настороже, замужем, без памяти, без чувств и др., и назвал их все «категорией состояния». По определению Щербы, «это слова в соединении со связкой, не являющиеся, однако, ни полными прилагательными, ни именительным падежом существительного; они выражаются или неизменяемой формой, или формой существительного с предлогом, или формами с родовыми окончаниями - ... или формой творительного падежа существительных (теряющей тогда свое нормальное, т. е. инструментальное значение)». Категорию состояния как особую часть речи выделил и В.В.Виноградов [«Русский язык. (Грамматическое учение о слове)», 1947; 3 изд., 1986J. В более поздних работах в состав категории состояния не включались предложно-падежные формы существительных и существительные в форме твор. п. Как часть речи категория состояния (П.) не получила общего признания, хотя ряд учёных вслед за Виноградовым определяют П. как особую часть речи. Последовательно частеречное значение за категорией состояния признаётся в трёх вузовских курсах, носящих одинаковое название - «Современный русский язык»: под ред. Виноградова (1952), под ред. Е. М. Галкиной-Федорук (т. 2, 1964) и под ред В. А Белошапковой (1981). Однако в издании 1981 состав категории состояния ограничивается двумя группами слов: 1) существительными, оторвавшимися от парадигмы и изменившими свою родовую характеристику, типа пора, лень, трех, срам и 2) словами, способными выполнять только функцию сказуемого: нужно, можно, жаль. Термин «категория состояния» в 60-70-х гг. 20 в. в грамматических трудах всё чаще заменяется термином «П.». В «Русской грамматике» (1980) и «Крагкой русской грамматике» (1989) П. (категория состояния) в качестве самостоятельной части речи не рассматриваются.