ПСИХОЛИНГВИСТИКА - область лингвистики, изучающая язык прежде всего как феномен психики. С точки зрения П. язык существует в той мере, в какой существует внутренний мир говорящего и слушающего, пишущего и читающего. Поэтому П. не занимается изучением «мёртвых» языков -ст.-слав., лат. и др., где нам доступны лишь тексты, но не психические миры их создателей. Но в той мере, в какой П. изучает сам процесс чтения и понимания текстов, объектом исследования может быть различие между процессом чтения на родном языке и неродном, в т ч. на языке, известном лишь по памятникам.
П. не следует рассматривать как отчасти лингвистику и отчасти - психологию. Это комплексная наука, к-рая относится к дисциплинам лингвистическим, поскольку она изучает язык, и к дисциплинам психологическим, поскольку она изучает язык в определённом аспекте - как психический феномен. Поскольку язык - это знаковая система, обслуживающая социум, П. входит в круг дисциплин, изучающих социальные коммуникации. Термин «П.» был предложен амер. психологами в кон. 50-х гг. 20 в. с целью придания формального статуса уже существовавшему научному направлению. Однако П. как ракурс изучения цепочки «Смысл - Говорящий — Слушающий - Смысл» фактически существовала задолго до того, как стало возможно говорить о ней как об области лингвистики со специфическим объектом исследования и методами. Так, В. Гумбольдт говорит о роли языка в «мировидении». Тот же подход обнаруживается в учении А. А. Потебни о «внутренней форме» слова: последняя по своей сути требует от говорящего индивида акта осознания между звучанием слова и его смыслом.
В отличие от европейской лингвистической традиции, разделявшей идею Ф. де Соссюра о том, что langue (язык в себе и для себя) - конструкт, к-рый в исследовательских целях может быть отчуждён от психики носителя, П. изначально была ориентирована на то, что Э. Бенвенист назвал «человек в языке».
Отечественная традиция психолингвистического подхода к феномену языка восходит к И. А. Бо-дуэну де Куртенэ, хотя ни сам он, ни его последователи не считали себя психолингвистами. На фонетическом уровне эта линия продолжалась школой Л. В. Щербы [работы Л. Р. Зиндера и Л. В. Бондарко; см. Ленинградская (Петербургская) фонологическая школа] и работами по проблемам психоакустики Л. А. Чистович и её последователей. На уровне лексики и синтаксиса - та же традиция, восходя отчасти к ОПОЯЗу (см.), была продолжена в работах по рус. разг. речи, инициированных М. В. Пановым. Ориентация исследователей разг. речи на конкретную ситуацию общения, на диалог, описание системных явлений, обеспечивающих общение,- позволила выявить ряд закономерностей, относящихся к предмету П. Проблема отношения говорящий-слушающий была исследована в работах Т. Г. Винокур, продолжающих линию Г. О. Винокура и Л. П. Якубин-ского.
Важный вклад в понимание механизмов того, как язык моделирует действительность и формирует интеллект, внёс рус. дефектолог И. А. Соко-лянский, работы к-рого по обучению слепоглухонемых позволили наблюдать скрытые в норме процессы означивания. Теоретическое осмысление этих процессов связано с освоением наследия Л. С. Выготского.
Рассматривать язык в ракурсе П.- значит пытаться ответить на вопрос о том, что мы делаем, когда говорим и думаем. В зап. и, в частности, в американской традиции эту проблему исследовали психологи, в отечественной традиции, за исключением Выготского и Чистович, ответ искали лингвисты. Как следствие, одна из наиболее продуктивных  общих  моделей  реального  говорения  и понимания в 60-е гг. 20 в. была разработана на материале рус. языка И. А. Мельчуком. Он предложил рассматривать язык прежде всего как преобразователь — инструмент «овнешнсния» смысла при говорении, т. е. при переходе от смысла к тексту и, соответственно, инструмент, обеспечивающий переход от текста к глубинному уровню смысла при понимании текста.
В 70-80-е гг. А. Вежбицкая разработала «язык примитивов» - универсальный словарь базовых слов, позволяющий описывать и сравнивать не только семантические, но и грамматические явления в разных языках с позиций коммуникативных намерений говорящего и установок воспринимающего индивида. Хотя формально Вежбицкая не отождествляет свой подход с П., ей принадлежит заслуга воплощения на конкретном языковом материале пожелания Бенвениста описывать «человека в языке». Вежбицкая уделила особое внимание выявлению сходств и различий, отражающих те или иные культурно-зависимые формы «миро-видения», о к-ром говорил Гумбольдт. Вежбицкая, т.о., разработала и применила в своих трудах метод сравнительной П.
Оформление П. как отдельной дисциплины в СССР связано с именем А. А. Леонтьева, к-рому принадлежит первая монография с таким названием (1967). С 1967 каждые два года в Москве проводятся симпозиумы по П.