Аспектология (от лат. aspectus - вид и греч. logos - слово, учение) - раздел грамматики, изучающий глагольный вид, или аспект (см. Вид), и всю сферу аспектуальности - смежные или сходные с видом значения, получившие в языке то или иное выражение. Предметом А. являются грамматические видовые и видо-временные категории, аспектуальные классы глаголов (динамические/статические, предельные/ непредельные глаголы) и их подклассы, т. н. способы глагольного действия (см.), а также относящиеся к сфере аспектуальности лексические, словообразовательные, синтаксические и контекстуальные значения.
Аспектуальные значения сосредоточены прежде всего в глагольном предикате (глагольная аспек-туальность). Однако аспектуальными могут быть лексические показатели в группе предиката (лексическая аспектуальность), грамматическая характеристика тех или иных актантов (синтаксических компонентов) при глаголе и сочетания глагольных предикатов в простом и сложном предложениях (контекстно-синтаксическая аспектуальность).
Понятие аспектуальности тесно связано с «внутренним временем» действия: всякое действие имеет какое-то количество своего времени. Аспекту-альная характеристика действия сводится к указанию на способ распределения действия во «внутреннем времени»: является ли оно длительным (неограниченно длительным или ограниченно длительным) или недлительным (мгновенным), кратным (неограниченно кратным или ограниченно кратным) или некратным (разовым), протекающим как процесс или целостным фактом, имеет ли оно внутренний предел в своём развитии или нет (предельные и непредельные действия) и др. В узком понимании область аспектуальности охватывает все характеристики действия с точки зрения наличия/отсутствия в его проявлении временной перспективы. В более широком понимании к аспектуальности относят все типы протекания и распределения действия во времени (фазовость, интенсивность, динамичность, статичность, отношение и др.).
Поскольку аспектуальная характеристика действия часто сопряжена с качественными особенностями самого действия или способов его осуществления, в А. изучаются: глагольные значения, выражающие разновидности предельных/непредельных действий (аспектуальные разряды глагольной лексики, или способы действия); значения, характеризующие особенности проявления отдельных способов действия (значения характера действия); значение типов действия, формирующих аспектуальные разряды. Все эти значения взаимодействуют между собой и с категорией вида, определяя особенности функционирования её форм и отнесение глаголов к одновидовым, парно-видовым и двувидовым.
Основными аспсктуальными категориями являются видовая аспектуальность (грамматическая ас-пектуальность) и предсльность/непредельность (лексико-семантическая аспектуальность). Ведущим смысловым противопоставлением видовой аспектуальности служит выражение достижения/недостижения предела или его отсутствия в обозначенном действии (см. Совершенный вид, Несовершенный вид). Ведущим смысловым противопоставлением предельности/ непредельности глаголов является наличие/отсутствие у обозначенного действия «внутреннего» потенциального или реального предела, предусмотренного самой природой действия, с достижением к-рого оно исчерпывает себя и далее не может продолжаться. Напр., действия идти в школу, надевать пальто, строить дом — предельные, т. к. имеют предусмотренную цель (предел), с достижением к-рого они исчерпывают себя (быть в школе, быть одетым в пальто, иметь построенный дом), а действия ходить по комнате, сидеть, лежать, любить -непредельные, т. к. в них нет внутреннего предела, к-рый мог бы быть предпосылкой для прекращения. Противопоставление предельности и непредельности свойственно всей глагольной лексике и обычно связано с разными глаголами, но в ряде случаев - и с разными значениями глагола (ср идти в школу и идёт дождь). Выделяется два типа предельных глаголов: со значением действий, направленных на появление одновероятного результата, соответствующего природе действия (белить стену, дарить книгу, рисовать картину и т.д.), и со значением действий, реально ограниченных количественным (временным, интенсивным) пределом (поспать, раскричаться, крикнуть, заблестеть и т.д.). По отношению к категории вида предельные глаголы могут быть парными по виду (заболеть — заболевать, делать - сделать) или только сов. вида (очутиться, поспать, обрадовать). Непредельные глаголы — только несов. вида (висеть, работать, дежурить). Предельные/непредельные глаголы не имеют формальных средств обозначения и обнаруживают себя косвенным образом: по типу взаимоотношения с категорией вида, в отглагольном словообразовании и др. Семантически они предстапляют собой высшую абстракцию способов действия по указанному признаку.
Способы глагольного действия понимаются в А. по-разному: к ним относят либо только морфемно обозначенные модификации действий исходных глаголов (кричать - закричать - покричать -раскричаться — покрикивать и др.), либо морфемно обозначенные и необозначенные разряды глаголов, детализирующие категорию предельности/непредельности. Вторая точка зрения более предпочтительна, поскольку категория предельности/непредельности, будучи высшей абстракцией всей глагольной лексики и не имея формальных показателей, состоит из отдельных разрядов глаголов, однотипные признаки к-рых необязательно морфемно обозначены (ср.: мигнуть и бросить — одноактные действия; махать и трясти — многоактные). Т. к. категория предельности непредельности распределяет всю глагольную лексику на две группы, способы действия свойственны всей глагольной лексике. В рус. языке они определяют видовые свойства более частных групп глаголов. Признаки предельности/непредельности в значениях способов действия, как правило, сопряжены с признаками, не относящимися к сфере предельности/непредельности. Поэтому способы действия часто понимают как общие признаки лексических значений глаголов, характеризующие особенности протекания действия этих глаголов. Среди предельных глаголов рус. языка выделяются: результативные способы действия (общерезультативный с различными вариантами: ронять, уронить; включать, включить; ловить, поймать; красить, покрасить; доезжать, доехать и др. и специально-результативные: накосить, перепилить, подлить, отпилить, надломить, изранить, разругать, дозвониться, прожарить и др.), терминативно-временные способы действия [фазо-во-временные: засиять, отшуметь; детермина-тивно-временные: прожить (десять лет), посидеть, прозвучать], терминативно-продолжитель-ные и терминативно-интенсивные способы действия (нагуляться, изголодаться, засидеться, раскричаться, убегаться и др.), одноактный способ действия (кольнуть, подмигнуть). Среди непредельных глаголов выделяются след. способы действия: реляционный (весить, стоить, равняться), статальный (сидеть, болеть, тосковать), эволютивный (работать, беседовать, шутить), постоянно-узуальный (служить, учительствовать, голодать), многоактный (дрожать, качаться, гавкать), неоднонаправленного движения (ходить, носить, бегать), итеративный (побаливать, напевать, припевать, разгуливать, выплясывать, перемигиваться). Морфемно обозначенные способы действия так или иначе модифицируют значения действий, выражаемых исходными глаголами, представляя их словообразовательные аспектуальные парадигмы.
Значения характера действия указывают на разновидности проявления способа действия. Напр., общерезультативный способ действия охватывает глаголы, обозначающие действия, направленные на постепенное накопление результата (строить дом, писать письмо) или осуществляемые «точечно» (включить, схватить), и др. Совмещённые значения способа действия и характера действия называются акционально-аспектуальными значениями. Значения типов действия - это номинативно-понятийные области глаголов, «наполняющие» способы действия: напр., результативные способы действия выражаются глаголами воздействия (белить, сохнуть), разрушения (рубить, резать), созидания (создать, сочинить) и др.
Неглагольная аспектуальность (лексическая и контекстуально-синтаксическая) представлена словами, сочетаниями слов и предложений, семантически коррелирующими со значениями видов и пределыюстью/непредельностью. Напр., слова сразу, вдруг, полностью и т. п. коррелируют со значением сов. вида, а слова ежедневно, регулярно, всё еще и т. п., а также сочетания инфинитива со словами начать, продолжить, кончить - со значением несов. вида; союз пока не требует сочетания предикатов главного и придаточного предложений в несов. и сов. виде (Он долго следил за ней, пока она не скрылась); партитивный род. п. обычно употребляется с глаголами сов. вида (Он выпил воды) и др.
Предметом А. являются также текстовые, прагматические и стилистические функции категории вида, к-рая участвует в организации разных типов художественной речи (повествовательной, изобразительной), в выражении различных прагматических коннотаций в императиве, инфинитиве и обладает стилистическими нюансами при синонимии видовых форм.
Разработка учения о виде на материале рус. языка относится к нач. 19 в. (И. С. Фатер, А. В. Болдырев, позже Н. И. Греч, К. С. Аксаков, Н. П. Некрасов). В 1-й пол. 20 в. А. Мазон описал систему частных видовых значений рус. глагола; С. О. Карцевский дифференцировал разные морфологические типы видовых пар. Появились исследования о виде рус. глаголов в развёрнутых описаниях грамматической системы рус. языка (А. А. Шахматов, А. М. Пешковский, В. В. Виноградов). С кон. 40-х гг. 20 в. в рус. А. выделяются аспектуально значимые классы и подклассы глагольной лексики, семантические типы видовой соотносительности и несоотносительности, исследуются контекстуальные и ситуативные условия реализации отдельных видовых значений, выдвигаются понятия функционально-семантического поля аспектуальности, иерархии семантических признаков вида, выявляются роль видовых противопоставлений в организации текста, отношения между видом и значением определённости/неопределённости именной группы. Исследования ведутся на материале рус. языка (Н. С. Авилова, А. В. Бондарко, М. Я. Гловинская, А. В. Исаченко, А. М. Ломов, М. А. Шелякин, Дж. Форсайт, М. Лейнонен, Ж. Фонтен, А. Тимберлейк и др.) и других слав, языков (В. Сьмех, А. Вежбицкая, Ф. Конечный, Дж. Грубор, Ю. С. Маслов, Св. Иванчев, В. Станков, А. Достал и др.).