Русистика - наука о русском языке (см.) - о его истоках, истории древней и новой, о языке его памятников и фольклора; об организующих его частных системах: о народных говорах, о литературном языке и его функциональных разновидностях; о строе литературного языка - звуковом, грамматическом, лексическом, фразеологическом и о смежных с ним сферах (просторечии и социальных диалектах); о терминологических подсистемах; о языке русской художественной литературы; о связях русского языка с другими языками, их взаимодействиях и взаимовлияниях; об истории изучения русского языка. Р. может пониматься и более широко - как весь комплекс наук о рус. словесности и языке; однако далее речь пойдет о Р. в узком смысле - как о науке о рус. языке.
Р. тесно связана со многими другими областями научного знания: с историей рус. народа и этнографией; с литературоведением и общим языкознанием, текстологией; с логикой, психологией и другими науками; она входит в славистику (см.) как одна из её составных частей и в сравнительно-историческое языкознание. Множественностью этих связей, а также множественностью и разносторонностью самих объектов изучения определяется разнообразие применяемых в Р. исследовательских методов и способов представления полученных результатов: методы исторического изучения, собственно описательный и экспериментальный в разных областях Р. в разные моменты её развития чередуются с обращением к анализу логическому, психологическому, семасиологическому либо к анализу строго формальному (в грамматике), компонентному (прежде всего в лексикологии - по смысловым составляющим слова), функциональному, эвристическому (в анализе художественных текстов), социолингвистическому. Отдельные отрасли Р. во многих случаях вырабатывают свои собственные методы и методики лингвистического анализа и описания материала. В первые десятилетия 19 в. появляется ряд трудов, авторы к-рых сосредоточивали своё внимание на углублённом описании отдельных сторон грамматического строя рус. языка; наряду с малооригинальными грамматиками Н. И. Греча («Практическая русская грамматика, изданная Н. Гречем», 1827; «Пространная русская грамматика», т. 1, 1827, и их переиздания) и И. И. Давыдова («Опыт общесравнительной грамматики русского языка», 1852), посвященными в основном формальной стороне языка и законам его парадигматики, появляются концептуально новые и оригинальные грамматики: грамматика А. X. Востокова («Русская грамматика Александра Востокова, по начертанию его же Сокращённой грамматики полнее изложенная», 1831; 12 изд., 1874), показавшего прежде всего синтаксический потенциал слов, правила их смысловой и грамматической сочетаемости, И. Орнатовского («Новейшее начертание правил российской грамматики, на началах всеобщей основанных, сочинённое Иваном Орнатов-ским», 1810), И. Ф. Калайдовича («Грамматика языка русского, ч. 1 - Познание слов», 1834), а позднее глубокие исследования филологов, обратившихся прежде всего к системе рус. глагола, к семантике его видо-временных отношений: Г. П. Павского («Филологические наблюдения над составом русского языка протоиерея Г. Павского, Рассуждения - 1-3», 1841-42), К. С. Аксакова [«Опыт русской грамматики», ч. 1, в. 1, 1860; «О грамматике вообще (по поводу грамматики г Белинского)»; «О русских глаголах. Критический разбор "Опыта исторической грамматики русского языка" Ф. И. Буслаева» в кн. К. С. Аксакова «Полное собрание сочинений», т. 2, ч. 1 - «Сочинения филологические», 1875], заложившие основы совр. аспектологии работы Н. П. Некрасова («О значении форм русского глагола», 1865) и Г. К. Ульянова («Значение глагольных основ в литовско-славянском языке», ч. 1-2, 1891-95). В исследованиях рус. грамматистов сер. и 2-й пол. 19 в. определяются основные черты будущих рус. лингвистических школ: обращение к большим массивам материала и тщательное их исследование, опора на языковую форму и утверждение тезиса о невозможности изучения языковых значений в отрыве от их материальной оболочки, пристальное внимание к индивидуальным, отдельным фактам языка и определение их места в системе, отказ от схематизма, историзм. Под влиянием различных логических, философских и психологических концепций формируются новые направления и школы, связанные с именами А. А. Потебни, Буслаева, Ф. Ф. Фортунатова. И. А. Бодуэна де Куртенз, в 20 в.- А. А. Шахматова, Л. В. Щербы и В. В. Виноградова [см. Казанская лингвистическая школа, Московская фортунатовская школа, Петербургская (Ленинградская) школа в языкознании, Харьковская лингвистическая школа, Виноградовская школа в языкознании].
К первым десятилетиям 19 в. относятся зачатки совр. диалектологии (см.), зародившейся в недрах этнографии. Первоначально это были любительские записи особенностей местных говоров, делавшиеся учителями и священниками и публиковавшиеся в виде словариков или кратких описаний в местных периодических изданиях. Собирательская работа была стимулирована трудами Общества любителей российской словесности и Русского географического общества, а также выходом в свет в 1852 «Опыта областного великорусского словаря» («Дополнение», 1858). В 1863-66 вышел в свет «Толковый словарь живого великорусского языка» В. И. Даля (в 1903-11 словарь Даля был систематизирован и дополнен Бодуэном де Курте-нэ; его издание является самым полным), в к-ром собраны, объяснены и снабжены содержательным комментарием многие тысячи слов - как областных, так и общелитературных, а также относящихся к языку предшествующих эпох.
Начало исторической диалектологии было положено трудами А. И. Соболевского, к-рый определил диалектологию как особый раздел рус. языкознания, тесно связанный с историей языка, и впервые написал курс рус. диалектологии («Очерки русской диалектологии», 1892). Шахматов, создав фундаментальные историко-диалектологические работы, гл обр. по исторической фонетике («Русская историческая диалектология», 1911), подошёл к пониманию и описанию говора как целостной языковой системы; вместе с Л. Л. Васильевым он установил основные типы аканья (см.) и предложил гипотезу его происхождения.
На протяжении 19 - нач. 20 вв. Р. постепенно становится разветвлённой наукой, объединяющей в себе теоретические разыскания с постоянной работой по пополнению своих материальных фондов - с публикацией памятников письменности русского языка 10-17 вв.(см.) и созданием словарей и словарных картотек.
Открытие в 1-й пол. 19 в многих слан., в т. ч. и др.-рус, письменных памятников положило начало их лингвистическому изучению и изданию. Первые издания древних памятников с результатами археографического и палеографического исследования и комментариями были выполнены участниками кружка мецената и любителя древностей графа Н. П. Румянцева. Среди них предшественниками выдающихся рус. палеографов-лингвистов 2-й пол. 19 - нач. 20 вв. были Калайдович и в особенности Востоков, издавший в 1843 текст первой дошедшей до нас датированной вост.-слав, рукописи - Остромирова евангелия 1056-1057 (см.). Приложения - очерк грамматики, полный указатель слов и форм и греч. подстрочник -делают это издание лингвистически образцовым. Последующие издания памятников письменности и палеографии в 19 - 1-й пол. 20 вв. связаны с именами И. И. Срезневского, И. В. Ягича, Соболевского,        Е Ф. Карского,        П. А. Лаврова, В. Н. Щепкина, Шахматова, Н. Н. Дурново.
Начало изучения истории русского языка (см.) было положено Ломоносовым. В своих трудах он определил отношение рус. языка к другим славянским, а также отношение древнерусского языка (см.) к церковнославянскому языку (см.) («Предисловие о пользе книг церковных в российском языке», 1758). В трудах Востокова, одного из основоположников сравнительно-исторического языкознания и исследователя др.-рус. рукописей, сопоставление этих языков осуществлено на основе фонетических данных. Востоков впервые предложил периодизацию истории рус. языка. Во 2-й пол. 19 в. Срезневский собрал обширные «Материалы для словаря древнерусского языка по письменным памятникам» (т. 1-3, 1893-1903, дополнения, 1912; 3 изд., 1958), долгие годы являвшиеся основным источником сведений по исторической лексикологии. Фонетический и грамматический строй рус. языка на широком ис-торико-сопоставительном фоне описаны в трудах Буслаева («Опыт исторической грамматики русского языка», 1858; со 2-го изд. под названием «Историческая грамматика русского языка»; 5 изд., 1881). Потебне принадлежат фундаментальные исследования исторического синтаксиса рус. языка, его поэтики, а также нек-рых проблем исторической морфологии и фонетики («Два исследования о звуках русского языка: 1) О полногласии. 2) О звуковых особенностях русских наречий», 1866; «Из записок по русской грамматике», т. 1-2, 1874, т. 3, 1889, т. 4, 1941; «Мысль и язык», 1862). Первый полный и систематический курс истории рус. языка был создан Соболенским: его «Лекции по истории русского языка» (1888; 4 изд., 1907) содержат большой материал, показывающий историю основных процессов в развитии звукового и грамматического строя рус. языка. Соболевский стал главой научной школы, ориентировавшейся прежде всего на материалы письменных памятников. Традиция создания фундаментальных грамматических исследований укрепилась трудами Потеб-ни, Буслаева, Д. Н. Овсянико-Куликовского, позднее А. М. Пешковского, Шахматова, Виноградова (см. Грамматика). С именем Я. К. Грота связано возникновение теории рус. орфографии (см.) и осуществление орфографической реформы («Спорные вопросы русского правописания от Петра Великого доныне», 1873; «Русское правописание», 1885).
Для Р кон. 19-20 вв. характерно формирование таких научных школ и направлений, к-рые - каждое в отдельности и в совокупности несходных теорий - определяли формирование разнонаправленных научных взглядов и стимулировали появление важных теоретических трудов. Эти школы, обращавшиеся к разным сторонам языковой системы в её историческом и совр. состоянии, на разных теоретических основаниях разрабатывавшие собственные методы и приёмы анализа, часто саязанные с различными социологическими, философскими и психологическими концепциями, сформировали совр. Р. как широко разветвлённую, многоотраслевую науку, концентрирующую в себе различные концепции и теории, разные исследовательские методы. В 50-х гг. 20 в. публикация памятников рус. языка возобновилась под руководством С. И. Кот-кова. В последующие десятилетия были осуществлены научные, строго лингвистические (с детальным палеографическим описанием, указателями слов и форм, с греч. параллелями) издания памятников: «Изборник 1076 г.», «Синайский патерик 11 в.», «Выголексинский сборник 12 в.», «Мсти-славово евангелие 11-12 вв.», «Успенский сборник 12-13 вв.», «Назиратель XVI в.», «Вести-Куранты» (первые рус. рукописные газеты) с 1600 по 1650, памятники моек, деловой и бытовой письменности 17 и 18 вв. (публикация О. А. Князев-ской, В. С. Голышенко, Жуковской, В. Г. Демья-пова и др.). Публикация памятников письменности Рязанского и Владимирского краёв, таможенных книг, отказных, челобитных и рас-спросных речей ввела в научный оборот южнорус. тексты кон. 16 - 1-й пол. 17 вв.
Новый этап в изучении и издании др.-рус. письменных памятников связан с открытием в 1951 в Новгороде археологической экспедицией А. В. Ар-циховского ранее неизвестного типа памятников -берестяных грамот (см.). Исследованию и публикации берестяных грамот, представляющих собой по содержанию памятники бытовой и деловой письменности, посвящены труды историков (М. Н. Тихомирова, М. В. Щепкиной, В. Л. Янина и др.) и лингвистов (Борковского, Аванесова, Жуковской, Кузнецова; особое значение в лингвистической интерпретации берестяных грамот имеют исследования Зализняка, внёсшего существенный вклад в изучение истории рус. языка и его древнего диалектного членения).
Развитие диалектологии в 20 в. было стимулировано созданием Моск. диалектологической комиссии (1903-32) при АН СССР, в к-рой работали Шахматов, Дурново, Н. Н. Соколов, Д. Н. Ушаков, Е. Ф. Карский, И. Г. Голанов, Е. Ф. Будде, Д. В. Бубрих, О. Брок, В. И. Чернышёв и др. Московская диалектологическая комиссия (см.) опубликовала ряд программ для собирания диалектологических сведений, был организован сбор материала, осуществлены описания ряда говоров. В 1915 издан «Опыт диалектологической карты русского языка в Европе» с приложением «Очерка русской диалектологии» (Ушаков. Дурново, Соколов) В послеоктябрьский период возрастает объём диалектологической работы: продолжаются диалектологические экспедиции, публикуются материалы и описания отдельных говоров и их групп, расширяется территория изучаемых говоров за счёт диалектов Сибири, Дальнего Востока и других регионов; создаются диалектные словари (см.). С 40-х гг. активизируются исследования по экспериментальной фонетике говоров [С. С. Высотский. Р. Ф. Касаткина (Пауфошима), А. М. Кузнецова и др.] и исторической   диалектологии   (Каринский,   Чернышёв, Селищев, Голанов, Горшкова и др.). Во 2-й пол. 20 в. развитие диалектологии связано с именами Обнорского, Б. А. Ларина, Аванесова, В. Н. Сидорова, В. Г. Орловой, К. Ф. Захаровой,
A. Н. Гвоздева, Кузнецова, Ф. П. Филина, Высот-ского, И. А. Оссовецкого, Л. И. Баранниковой, Л. Л Касаткина, В. И. Собинниковой, С. В. Бром-лей, Л. Н. Булатовой, И. Б. Кузьминой, Е. В. Не-мченко, Н. Н. Пшеничновой и др.
К кон. 40-х - нач. 50-х гг. 20 в. в недрах рус. диалектологии сложилось самостоятельное научное направление - лингвистическая география (см.), ядром к-рой стала типология диалектных различий (Аванесов, Орлова, Захарова, Бромлей, Булатова, Высотский, Жуковская, Кузьмина, Ос-совецкий и др.). Большую роль в развитии этого направления сыграла книга Захаровой и Орловой «Диалектное членение русского языка» (1970). Воплощением теории диалектных различий яви лись региональные атласы (из них опубликован «Атлас русских народных говоров центральных областей к востоку от Москвы». 1957) и созданный на их базе «Диалектологический атлас русского языка. Центр европейской части СССР» (под общей ред. Аванесова и Бромлей, в. 1, 1986, в. 2, 1989, в. 3 - в печати; см. Атлас диалектологический). Диалектные различия рус. языка изучаются также в контексте вост.-слав, связей («Восточно-славянские изоглоссы», в. 1, 1995). Наиболее крупным предприятием в этой области является сводный «Словарь русских народных говоров» (вышло из печати 23 тома), создаются словари говоров Архангельской, Смоленской, Калининской, Псковской, Вологодской, Ярославской, Пермской, Брянской, Иркутской, Новосибирской, Томской и других областей, словарь рус. донских говоров, говоров Забайкалья и др.