Синтаксис (от греч. syntaxis - построение, порядок) - 1) существующая в языке система типов соединения слов в предложения и система предложений разных типов; 2) раздел грамматики (наряду с морфологией и словообразованием), изучающий эту часть языковой системы Исходной единицей С., как и морфологии (см.), является слово в его определённой морфологической форме (словоформе). Словоформы объединяются в словосочетания (см.) и предложения (см.). Предложение - основная синтаксическая единица, качественно отличная от словосочетания: оно заключает в себе (в отличие от словосочетания) относительно законченное сообщение, получающее окончательную коррекцию в конкретных условиях употребления, учитывающих роль в общении говорящего, контекст и слушающего. Существовали также ещё три направления в изучении С, во многом противопоставленные друг другу: логико-синтаксическое, психолого-синтаксическое и формально-синтаксическое. В центре внимания этих направлений находится предложение.
Логико-синтаксическое направле н и е, базировавшееся на идеях т. н. всеобщей грамматики, разрабатывалось Н. И. Гречем и Ф. И. Буслаевым. Считалось, что в основе каждого предложения лежит классическая, восходящая к античным логикам схема суждения «S есть Р» («субъект - связка - предикат»). Суть анализа предложения состояла в том, чтобы найти в нём члены, к-рые соответствуют логическим компонентам схемы «S есть Р». Представителем субъекта считалось подлежащее - существительное в им. п., представителем предиката - сказуемое, к-рые назывались главными членами предложения. Кроме того, выделялись не имеющие логического соответствия (т. е. не отражённые в схеме «S есть Р») второстепенные члены предложения - дополнения, определения и обстоятельства. Если реальные предложения строились не по схеме, соответствующей суждению «S есть Р», то для сведения таких предложений к логической схеме использовались такие понятия, как опущение, сокращение, слияние. Напр., считалось, что в предложении Волк -хищный заерь опущен глагол-связка быть, а в предложениях Рассветает, Светает подлежащее скрыто в личном окончании глагола. Стремление построить С. рус. языка без обращения к логике или к психологии мышления, исходя из собственно языковых данных, привело к становлению формально-синтаксического направления, ведущую роль в к-ром играл Ф. Ф- Фортунатов. В основе его синтаксической теории лежало понятие грамматической формы (см.), к-рая понималась как единство грамматического средства и того грамматического значения, к-рое этим средством выражается. В аспекте общего понятия грамматической формы Фортунатов определяет С. как учение о грамматических словосочетаниях. Грамматическими названы словосочетания (напр., хорошая погода), в к-рых грамматическая форма слова в одной части словосочетания обозначает отношение данного предмета мысли к другому предмету, к другой части словосочетания. Словосочетания, в к-рых не обозначено формами языка отношение одного предмета к другому, названы неграмматическими (напр., Сегодня мороз). Среди словосочетаний выделяется их особый тип - грамматические предложения. Это такие словосочетания, к-рые включают грамматическое сказуемое и подлежащее. Грамматическое подлежащее — слово, к к-рому относится в словосочетании грамматическое сказуемое. Грамматическое сказуемое в рус. и родственных с ним языках - это либо глагол в формах спряжения (.Птица летит), либо соединение слов, образующееся при употреблении глагола как вспомогательного слова при другом слове (Погода была великолепной). Формы, делающие глагол грамматическим сказуемым,- это формы времени и наклонения, к-рые вместе могут быть названы формами сказуемости в глаголе. Фортунатова упрекали в том, что он «растворил» учение о предложении как основной синтаксической единице в учении о словосочетании. Однако Д. Н. Шмелёв справедливо полагает, что дифференциация того, что теперь называют словосочетанием и предложением, проведена Фортунатовым чётко и на единой основе.
В основе всех трёх концепций лежит подлежащ-но-сказуемостная схема предложения, но суть подлежащего и сказуемого в их взаимоотношениях понимается по-разному, что особенно ясно проявилось в определении синтаксического статуса односоставных предложений.
Взгляды Потебни и Фортунатова получили своеобразное развитие в синтаксических концепциях А. М. Пешковского и А. А. Шахматова, для к-рых характерно стремление соединить психологический и формальный подход: значение синтаксических форм определяется на психологической основе. Именно таким образом построена Шахматовым типология предложений: предложения односоставные не представляют «словесного обнаружения тех двух членов, на которые распадается каждая словесная коммуникация»; в предложениях двусоставных один из составов является господствующим и соответствует психологическому субъекту, а другой состав зависим и соответствует психологическому предикату. Не отождествляя в плане значения главный член односоставных предложений ни с подлежащим, ни со сказуемым, Шахматов предлагает классификацию односоставного предложения по способу выражения главного члена, различая бессказуемо-подлежащные предложения, в к-рых главный член выражается так же, как подлежащее в двусоставных предложениях (Ночь), и сказуемо-бесподлежащные предложения, в к-рых главный член выражается так же, как сказуемое в двусоставных предложениях (.Знобит). Пешковский ввёл в С. понятие нулевой связки и нулевого бытийного глагола, дав этим понятиям - в отличие от понятий опущения и подразумевания в логико-синтаксической концепции - собственно языковое обоснование: нулевые связки и бытийные глаголы выявляются на основе парадигматических соответствий типа Он0 инженер - Он был инженер - Он будет инженер (знак 0 обозначает нулевой компонент, сигнализирующий о наст, времени и изъявительном наклонении). Тем самым было предложено сыгравшее большую роль в развитии синтаксической теории решение вопроса о выражении категории времени и наклонения (грамматических форм сказуемости, или предикативности) в именных предложениях. Чисто формальный анализ С. рус. языка был характерен для М. Н. Петерсона, к-рый определял и упорядочивал в систему синтаксические формы словосочетания.
Важной составной частью большинства синтаксических концепций является учение о членах предложения (см.), главных и второстепенных. В логико-синтаксическом направлении члены предложения выделялись на основе логической структуры. Освобождение С. от логицизма не привело, однако, к отказу от понятия «член предложения», к-рое стало осознаваться как нек-рое системное обобщение синтаксических форм связи.
Период с нач. 50-х гг. 20 в. открывают работы Виноградова. Обобщив взгляды на С. своих предшественников, Виноградов наметил свою концепцию, изложенную им во введении ко второму тому академической «Грамматики русского языка» 1952-54. В С. он выделяет две части: восходящее к работам Востокова учение о словосочетании и учение о предложении. Словосочетание, как и слово, он считает номинативной единицей, выражающей единое, хотя и сложное расчленённое понятие, рассматривая его как строительный материал для предложения. Предложение же понимается им как конструкция с граммагическими признаками предикативности (время, модальность, лицо) и интонацией сообщения. Однако Шмелёв считает, что словосочетание — не строительный материал для предложения, а готовое предложение, как бы разобранное на части. Только при таком подходе можно объяснить, как одно и то же слово может оказаться в разных «строительных блоках», ср.: Он читал газету в кресле - читал газету и читал в кресле. Номинативная природа нек-рых словосочетаний (типа читать книгу) также была поставлена Шмелёвым под сомнение. Сама же идея выделения словосочетания как части предложения, выдвинутая Виноградовым, плодотворна: для того чтобы выявить формы связи слов, нет необходимости анализировать всё предложение, эти формы полностью выявляют себя в словосочетании. Идеи Виноградова сыграли большую роль в развитии С., дав толчок развитию типологии синтаксических связей, изучению проблем взаимодействия лексики и грамматики, синтаксической синонимии, членения предложения и др.
В «Грамматике русского языка» 1952—54 не все синтаксические идеи Виноградова были реализованы. Хотя он и показал несовершенство учения о второстепенных членах предложения, система к-рых не отражает всего многообразия функций компонентов предложения, это учение в грамматике было сохранено. Раздел о второстепенных членах предложения во многом дублировал раздел о словосочетании. Сохранилась и традиционная классификация сложноподчинённого предложения, восходящая к логико-грамматическому направлению с его уподоблением придаточных предложений членам простого предложения.
Дальнейшее развитие синтаксической теории шло в разных направлениях. Активно разрабатывается концепция актуального членения предложения (И. П. Распопов, II Адамец, О. Б. Сиротинина, И. И. Ковтунова, О. А. Лаптева, Т.М. Николаева, О. А. Крылова и др.).
Н. С. Поспелов и его последователи (В. А. Бе-лошапкова, Л. Ю. Максимов и др.) предлагают новую структурно-семантическую концепцию сложного предложения, согласно к-рой синтаксическое значение и типология сложного предложения определяются на собственно языковых, а не логических основаниях.
Активное развитие синтаксической теории, необходимость преодолеть определённый консерватизм и непоследовательность «Грамматики русского языка» 1952-54 привели к созданию новой, цельной, восходящей к синтаксическим идеям Виноградова синтаксической концепции Н. Ю. Шведовой. Эта концепция реализована коллективом авторов «Русской грамматики» 1980. В составе простого предложения в грамматике выделяются три разных по своему синтаксическому статусу компонента: структурная схема, словосочетание, к-рое способно распространять структурную схему на основе присловных связей, и детерминанты, к-рые выполняют особую функцию — относятся не к отдельному слову или словоформе, а ко всему составу предложения в целом, напр., Вчера я читал лекцию, где вчера - детерминант, я читал - формальная структурная схема, читал лекцию - словосочетание. Структурная схема является предикативной основой простого предложения, синтаксическим образцом, по к-ро-му может быть построено отдельное нераспространённое элементарное предложение. Значение предикативности включает в себя время и модальность. «Русская грамматика» 1980 отказалась от понятия «второстепенный член предложения». В разделе о подчинительных связях слов и словосочетании смысловые отношения между словами характеризуются не в терминах второстепенных членов предложения, а в таких терминах, как определительное значение (.интересная книга), опрсделительно-восполняющее (непостижимые вещи), объектное (читать книгу), объектно-об-стпятельствепное (добраться до дома), восполняющее (умудриться упасть), обстоятельственно-определительное (находиться поблизости), обстоятельственно-восполняющее (находиться на берегу) и многие другие значения. Заключённая в понятии «второстепенный член предложения» идея обобщения разных способов выражения одинаковых смысловых ролей компонентов предложения находит отражение в разделе о семантике простого предложения
Если до сер. 60-х гг. 20 в. для С. был характерен исключительно синтагматический подход, предполагающий анализ линейного развёртывания синтаксической структуры, то изучение системных связей в языке требовало ввести в синтаксические описания понятие парадигмы как нек-рого организованного на определённых основаниях вертикального ряда единиц с разными модально-временными значениями. Понятие синтаксической парадигмы было выдвинуто Шведовой. Именно в этом аспекте анализируются структурные схемы. Парадигма определяется для каждой структурной схемы. Различаются структурные схемы с полными и разного рода неполными парадигмами. Для каждой структурной схемы указываются её регулярные реализации, напр. реализация с фазисны-ми глаголами (Он начал работать). Каждая структурная схема последовательно анализируется с точки зрения актуального членения построенных на её основе предложений (Ковтунова); для предложений, построенных на основе разных структурных схем, вводятся интонационные характеристики (Е. А. Брызгунова). В области сложного предложения получает дальнейшее развитие структурно-семантическая концепция (И. Н. Кру-чинина, М. В. Ляпон): с большой полнотой представлен анализ всех средств связи в сложном предложении и всех отношений между частями сложного предложения.