Склонение - изменение по падежам (см. Падеж) всех имён (существительных, прилагательных, числительных и местоимений). Изменяются по падежам (склоняются) также причастия, являющиеся атрибутивными формами глагола.
В рус. языке - шесть падежей: именительный, родительный, дательный, винительный, творительный и предложный. Система падежных форм составляет парадигму С. В зависимости от того, изменяются ли по числам и по родам слова, охватываемые данной парадигмой, парадигма С. может состоять: из одной части - форм ед. или мн. ч. (у существительных singularia и pluralia tantum, местоимений я, ты, мы, вы, кто, что, количественных и собирательных числительных); из двух частей - форм ед. и ми. ч. (у существительных); из четырёх частей - форм муж., жен., ср. рода ед. ч. и форм мн. ч. (у прилагательных, порядковых числительных, нек-рых групп местоимений и у причастий). Каждая из таких частей назыьается частной парадигмой и входит в общую парадигму С. Ни одна из парадигм, включающих в себя шесть падежей, не различает всех падежных форм, в каждой есть несколько форм с омонимичными флексиями. Из шести падежей в парадигме насчитывается от пяти до трёх форм с различаютимиси флексиями, а в нек-рых парадигмах количественных числительных - только две формы.
С. называется также класс (группа) слов, объединённых общностью образования падежных форм, и отвлечённый образец, по к-рому изменяются слова этого класса.
В рус. языке представлены два основных вида С. имён и местоимений: субстантивное (существительное) и адъективное (прилагательное). Внутри них выделяются как особые типы нулевые С, к-рые охватывают неизменяемые, иноязычные по происхождению существительные {депо, пальто, жюри, бра), прилагательные (бордо, мини, модерн, хаки) и несклоняемые аббревиатуры: парадигмы этих слов состоят из омонимичных форм.
Кроме основных, имеются смешанные (промежуточные) типы С, сочетающие в себе признаки субстантивного и адъективного С. Перечни их, как правило, приводились не в учебных грамматиках, а в работах исследовательского характера (напр., у Н. Н. Дурново, Р. О. Якобсона. А. А. Зализняка). Дурново относил смешанные типы к адъективному С. и различал среди них местоименное С. с примыкающим к нему С. числительных два (две), три и четыре и С. личных и возвратного местоимений. Якобсон среди промежуточных типов называл С. неличных местоимений и притяжательных прилагательных, С. личных и возвратного местоимений и С. непорядковых числительных. Зализняк промежуточные типы обозначил как 1) первый местоименный, 2) второй местоименный, 3) притяжательный. Предложенная Зализняком классификация применена в «Грамматике современного русского литературного языка» (1970), в «Русской грамматике» (1980) и в «Краткой русской грамматике» (1989).
Промежуточные типы по системе флексий падежных форм ед. и мн. ч. ближе к адъективному С Флексии субстантивного С. (1-го и 2-го, по академической классификации) во всех промежуточных типах представлены в им. и вин. п. ед. и мл. ч., а в притяжательном С, кроме того, в род. н дат. п. ед. ч. прилагательных муж. и ср. рода. С. существительных делится на типы в зависимости от различий в образовании падежных форм. Нек-рые учёные полагают, что парадигма С. существительных состоит не из шести, а из восьми или семи падежей. Одни (в их числе В. В. Виноградов, П. С. Кузнецов, Якобсон, Зализняк), помимо шести падежей, выделяют ещё второй род. п. (партитивный) и второй предложный (местный). Другие (в их числе Дурново, М. В. Панов) выделяют только второй предложный падеж (местный). Поскольку лишь небольшая группа слов муж. рода и жен. рода с нулевой флексией в им. п. имеет особые формы для партитивного надежа (слова муж. рода, напр.: кусок сахару, стакан чаю) и для местного падежа (слова муж. и жен. рода, напр.: в лесу, на берегу; в степи), в совр. грамматиках представлена шестипадежиая парадигма.
В рус. языке имеются три С. существительных -1-е, 2-е и 3-е, различающиеся системами падежных флексий (окончаний). Типы С. строго разграничиваются только в ед. ч. Во мн. ч. различия между типами не столь определённые, они касаются только флексий им. и род. п., в дат., твор. и предл. п. различия во флексиях слов разных С. отсутствуют. Принадлежность существительных к одному из трёх С. в известной мере определяется их грамматическим родом. Однако здесь нет полной последовательности. Так, к 1-му С, по академической классификации (о нумерации С. см. ниже), относятся существительные муж. рода с нулевой флексией в им. п. ед. числа (стол, край, конь, нож) и существительные ср. и муж. рода с флексиями -о, -ё, -е (окно, ружьё, поле, подмастерье, кулачище). Ко 2-му С. относятся существительные жен. рода с флексией -а, -я (вода, каша, земля) и существительные муж. и общего рода с той же флексией (мужчина, староста, зайчишка, судья; сирота, обжора, плакса). К 3-му С. относятся существительные жен. рода с нулевой флексией в им. п. ед. ч. и с основой на мягкий согласный или шипящий (кровать, мышь, ночь, рожь), а также существительное муж. рода путь, существительные ср. рода на -мя (бремя, время, вымя, знамя, имя, пламя, семя, стремя, темя, устар. полымя) и существительное дитя.
При образовании форм мн. ч., а у отдельных существительных ср. р. на -мя и у существительного дитя 3-го С. и форм ед. ч. может видоизменяться фонемный состав основы, напр.: сук -сучья, сын — сыновья, котёнок - котята, чертенок — чертенята, крестьянин — крестьяне, имя — имени — имена, дочь — дочери — дочерей, дитя — дитяти. В ед. ч. у существительных муж. рода 1-го С. и во мн. ч. у существительных всех С. последовательно выражена одушевлённость - неодушевлённость. У существительных, называющих одушевлённые предметы, вин. п. совпадает с родительным, у существительных, называющих неодушевлённые предметы, вин. п. совпадает с именительным.
Ряд существительных изменяется по адъективному, первому местоименному и притяжательному С. По адъективному С. изменяются существительные, в им. п. совпадающие с прилагательным в форме муж., жен., ср. рода ед. ч. (портной, запятая, животное) или с прилагательным в форме им. п. мн. ч. (суточные, чаевые). По местоименному С. изменяются существительные девичья, ничья, третье. Женские фамилии на -ова, -ина в ед. ч. и фамилии на -ов, -ин во мн. ч. склоняются по притяжательному С. Мужские фамилии на -ов, -ин только в гвор. п. имеют флексию прилагательного (Пушкиным, Некрасовым). В грамматических исследованиях предлагается выделять также разное количество С. В академических грамматиках (1952-54, 1980, 1989) и других грамматиках выделяются три С. Грамматика 1970 распределяет существительные, относящиеся к субстантивному С, между двумя С. с разновидностями внутри них. Кроме того, в академических грамматиках (впервые в 1970, а затем в 1980,1989) в С. существительных и прилагательных в качестве отдельного (промежуточного) типа С. выделяется смешанное С. Из существительных по этому типу изменяются такие слова, как ничья, третье (первое местоименное С.) и рус. фамилии на -ов и -ин (притяжательное С).
Подавляющее большинство прилагательных изменяется по адъективному С, в к-ром различают две разновидности: твёрдую (новый, простой, глухой, куцый) и мягкую (синий, свежий, хороший, выдающийся). По адъективному С. изменяются также действительные и страдательные причастия. Притяжательные прилагательные на -им. типа волчий, лисий, медвежий и прилагательные на -ин и -нин тина дядин, мамин, братнин изменяются по местоименному С. Притяжательные прилагательные на -ов гипа отцов, дедов и прилагательные на -ин в составе устойчивых сочетаний (напр., Ильин день) изменяются по притяжательному С.
С. числительных не имеет единого образца, оно представлено несколькими типами: 1) числительные два (две), три, четыре изменяются по типу прилагательных. Флексии косвенных падежей этих числительных представляют собой несколько видоизменённые падежные флексии прилагательных мн. ч.; 2) собирательные числительные в косвенных падежах имеют флексии прилагательных ми. ч.; 3) числительные от пяти до десяти и все числительные на -дцать и -десят образуют падежные формы по 3-му С. существительных; 4) числительные двести, триста и все числительные на -сот образуют падежные формы так же, как существительные 1-го и 2-го С. во мн. ч.; 5) числительные сорок, девяносто, сто, полтора и полтораста имеют только две формы: форму им. - вин. п. и форму для всех остальных падежей; 6) порядковые числительные, кроме числительного третий, изменяются по адъективному С; числительное третий склоняется так же, как притяжательные прилагательные на -ни (лисий, волчий).
С. местоимений, как и С. числительных, не имеет единого образца:   1)  личные местоимения ед. ч. я, ты и возвратное местоимение себя имеют в косвенных падежах флексии, близкие флексиям существительных 2-го С. ед. ч. (исключение: форма род. п. с флексией -я - по 1-му С); 2) личные местоимения мн. ч. мы, вы имеют в формах дат. и твор. п. те же флексии, что и существительные 1-го - 2-го С. во мн. ч., и особую флексию -ас в формах род., вин. и предл. п.; 3) местоимения, принадлежащие к различным группам по своему значению {он, сам, мой, твой, наш, ваш, этот, чей, сей, ничей), вед. ч. изменяются по местоименному С. в его твёрдой {дядин) или мягкой {лисий, волчий) разновидности. Во мн. ч. все эти местоимения изменяются по мягкой разновидности местоименного С; 4) местоимения кто, некто, некого, никто, что, нечего, нечто, ничто, тот, весь изменяются по 2-му местоименному С. В отличие от местоимений, поименованных в третьей группе, в твор. п. ед. ч. и во всех падежах мн. ч. (для местоимений тот, весь) местоимения данной группы имеют во флексии гласную -е: кем, чем, те, все, тех, всех; 5) местоимения какой, никакой, который, некоторый, никоторый, каждый, экий, некий, иной, любой, всякий и нек-рые другие изменяются по  адъективному С.