Славянизмы - слова или устойчивые словосочетания, вошедшие в русский язык ил старославянского языка (см.) или из его более позднего (с 11 в.) русского извода - церковно-сла-вянского языка (см.). В зависимости от источника, из к-рого приходило слово, соответственно различаются старославянизмы и церковнославянизмы. Большую часть старославянизмов составляли слова слав, языков, а также греч. и в незначительной части лат. языков, семантически преобразованные ст.-слав языком. Церковнославянизмы представляли собой различные лексические новации по отношению к ст.-слав. словообразовательным моделям, заимствования из других языков, семантически изменённые старославянизмы.
С. составили значительный пласт лексики рус. лит. языка, состоящий в большинстве своём из слов отвлечённой семантики, относящихся к области религии, церковного быта, морали, философии, культуры. Роль С. в истории рус. языка и шире - в развитии духовной жизни рус. народа -велика: посредством этих слов шло восприятие рус. народом христианской религии и греч. культурного наследия, что нашло отражение в рус. лит. языке.
Вопрос о С. является одним из основных в общей проблеме возникновения и развития рус. лит. языка, в определении его генетической основы. В связи с этим важным является установление состава С. в их соотношении с исконно рус. лексикой, критериев их выделения. Несмотря на большую лит-ру, посвященную этим вопросам, остаётся ещё много сложностей в их решении.
Целый ряд С. имеет определённые фонетические и словообразовательные признаки, к-рые в разной степени могут выступать критериями для выделения С. Наиболее характерными фонетическими показателями С. являются: неполногласные сочетания -ра-, -ла-, -ре-, -ле- между согласными, к-рым в рус. языке соответствовали полногласные -оро-, -оло-, -ере-, -еле- {град — город, враг — ворог, храбрый - хоробрый, опасть - волость, влачить - волочить, время - аеремя, бремя - бере-мя, древо - дерево, млеко - молоко, плен - полон); начальные сочетания ра-, ла- перед согласным в соответствии с русскими ро-, ло- {равный — ровный, растение — росток, ладья — лодия, префиксы лаз- и роз-); начальное е- в соответствии с рус. о- (езеро — озеро, елень - олень, един — один), а также начальное а- в соответствии с рус. я- {аз -яз); звук щ в соответствии с рус. ч на месте праслав. сочетаний tj, kt {освещать - свеча, нощь - ночь, пещь - печь); сочетание жд в соответствии с русским ж на месте праслав. dj {надежда - надёжа, гражданин - горожанин, невежда -невежа, чуждый - чужой). Перечисленные выше признаки, однако, не всегда могут служить надёжным критерием для отнесения того или иного слова к С., т. к. многие слова, содержащие их, могли быть образованы на рус. почве в более позднее время {будущность, гражданственность, потребность, вратарь, временщик) и не являлись генетическими С. Однако существует иная точка зрения, к-рую представляет Б. Унбегаун и согласно к-рой всякое образование в рус. языке посредством ст.-слав. суффикса, независимо от генезиса основы, является церковнославянизмом. Эта точка зрения не разделяется большинством исследователей. Для новообразований такого типа предлагаются разные термины -«славяно-русизмы» (В. В. Виноградов), «неославянизмы» (Г. Хюттль-Фольтер).
Большую часть С. составляют слова, не имеющие характерных показателей, т. н. лексические С. Их отнесённость к категории С. устанавливается только посредством исторических исследований {книга, лик, внимать, водворять, волновать, определять, опровергать, познание, потреб пять, прозябать). К этой группе примыкают слова, восходящие к общеслав. фонду, в значениях, имеющихся в ст.-слав. языке и отсутствующих в русском (напр., слово гроза в ст.-слав. языке имело значение 'страх, ужас, угроза, опасность').
В составе рус. языка С. подвергались стилистической и семантической ассимиляции. Большая роль в этом процессе принадлежит семантическим преобразованиям, в результате к-рых С. наполнялись новым, актуальным для данной эпохи понятийным содержанием. Особенно активно семантические изменения протекали в 17 — нач. 19 вв., результатом чего было формирование целого пласта книжно-отвлечённых слов, относящихся к разным сферам общественной, культурной, научной, внутренней жизни человека. Одним из наиболее массовых процессов было развитие у С новых отвлечённых метафорических значений: возбудить ('разбудить'-"'породить, пробудить, вызвать что-л.'); восхитить ('поднять вверх' — 'вызвать чувство радости, восторга'); вообразить ('изобразить'-"-'мысленно представить'); волновать ('поднимать волны'-*-'приводить в состояние душевного волнения, восторга'); воплотить ("облечь плотью, придать образ человека'-"-'выразить что-л. в конкретном вещественном образе'); прозябать Срасти, произрастать'-*-'вести малосодержательную, бесцельную, пустую жизнь'). Переосмысливались, получали новое, общественно-актуальное значение С. гражданин ('горожанин, подданный к.-л. государства' -*? 'общественно полезный, преданный своему государству человек'); равенство ['полное сходство, подобие (по величине, качеству)' -*? 'положение людей в обществе, обеспечивающее одинаковые политические и гражданские права, равноправие'|; общество ('общность'-"- 'совокупность людей, объединённых исторически обусловленными социальными формами совместной жизни и деятельности'). Переосмыслились также С. отечество, благо, просвещение, познание. Многие С. (впечатлять, впечатление, образ, г/поение, отвлечённый, нравственный, изящный, равнодушный, рассеянный) подвергались семантическому воздействию иноязычных слов, формируя под их влиянием новое, совр. значение.
Различные семантические, стилистические, словообразовательные процессы способствовали органическому включению С в систему рус. лит. языка, их слиянию с исконно рус. лексикой.
С. в истории рус. лит. языка имели разную судьбу. Одна, наиболее значительная их часть, полностью семантически и стилистически ассимилировалась, её генезис может быть выявлен лишь путём специального исследования (такие, напр., слова, как бытие, область, потребность, среда, достояние, вдохновение, отвращение, отрасль, объятие, воспитание, внедрить, искоренить, праздник и многие др.).
Другая часть этой лексики, семантически и стилистически преобразованная, определилась в рус. языке как особая лексико-стилистическая категория, формирующая основной состав высоких и поэтических слов (.агнец, алкать, бречя, вни-натъ, вопиять, врата, глава, глас, грясти, деяния, лик, созидать, стезя, страж, таинство, шествовать). Многообразны приёмы образного использования С. в творчестве многих рус. поэтов и писателей, воспринятые совр. рус. языком. Ещё одна категория бывших С. в рус. лит. языке квалифицируется совр. словарями как устаревшая. Эти слова (или их отдельные значения) связаны чаще всего с различными реалиями, понятиями, представлениями далёких эпох. «Семантическая память» С. связана с историей рус. и других народов и ведёт в глубь веков. В этом - их большая культурная и художественная ценность.