Терминология лингвистическая - совокупность терминов науки о языке. Т. л.— неотъемлемая и основная часть метаязыка лингвистики, т. е. специального языка, при помощи к-рого описываются свойства естественного языка, выступающего как язык-объект. Т. л. отражает концептуальный аппарат различных национальных научных традиций, лингвистических направлений и школ, а также языковых теорий отдельных авторов. Поэтому Т. л. существует не как единая семиологическая система, а как «система систем». Этим обусловлен, в частности, т. н. полиморфизм лингвистических терминов, когда один и тот же термин может обозначать разные понятия в различных научных направлениях и национальных лингвистических традициях (напр., морфема в рус. традиции является родовым термином, а во франц. функциональной лингвистике — видовым, родовым же выступает монема) или когда одно и то же языковое явление обозначается разными терминами (ср. аблаут в нем. традиции, апофония - во франц.). Подобные термины со сходной референцией, но относящиеся к разным концепциям и школам, можно квалифицировать как квазисинонимы (ср. также тема - топик, рема - комментарий). Кроме того, в Т. л. существуют полные синонимы, или дублеты. Они появляются в результате разного происхождения терминов (.рекурсия - отступ, дистрибуция - распределение, лингвистика — языкознание, языковедение), морфонологического и морфологического варьирования (геминат - гемината, морф - морфа, однокорневой — однокоренной), синтаксического варьирования {лингвистическая стилистика — лингвостилистика, лингвистическая поэтика — лигвопоэтика). Неоднозначное соотнесение планов выражения и содержания также находит отражение в Т. л. в виде полисемии терминов. Причинами её может быть переосмысление старых понятий, т. е. новая ступень в изучении объекта, и другие процессы, связанные с накоплением знания. Часто встречается т. н. категориальная многозначность терминов — метонимический перенос по типу «действие, процесс -— результат» (аттракция, заимствование) или «область знания -"- объект» (морфология, фонетика, семан тика). От многозначных терминов следует отличать омонимы (наречие как говор и наречие как часть речи, тема как термин актуального членения предложения и тема как индоевропейская глагольная основа).
Т. л. может быть описана в различных аспектах (синхронном и историческом), может быть классифицирована по различным основаниям. Так, выделяются универсальные термины, обозначающие общие категории, к-рые обнаруживаются во всех языках мира (подлежащее, сказуемое, предложение, тема, рема, темпоралъ-ность), и уникальные,  обозначающие явления, специфические для к.-л. языка или группы языков (ср. термин порода для семитских языков). К универсальным терминам примыкают общенаучные термины, число к-рых в Т. л. невелико (ср. система, структура, закон). В Т. л. входят также индивидуальные термины, принадлежащие к определённой авторской концепции и не выходящие за её пределы (напр., кинема и акусма у И. А. Бодуэна де Куртенэ).
По своей внутренней форме лингвистические термины делятся на мотивированные, где налицо семантическая и структурная соотнесённость составляющих его морфем с морфемами данного языка (ср. переднеязычный, задненёбный, плоскощелевой в рус. фонетической терминологии), и немотивированные, к числу последних, помимо заимствований (см.), относятся также кальки (см.), составляющие, в частности, основу рус. грамматической терминологии (существительное, предлог, залог, лицо и др.). Эти термины, будучи буквальным переводом соответствующих греч. и лат. терминов, стали полностью немотивированными (ср. также немотивированный термин непосредственно составляющие - калька англ. immediate constituents). Подобные термины А. В. Исаченко относил к терминам-названиям, в отличие от мотивированных терминов — описаний.
По генетическому признаку в составе рус. Т. л. выделяются термины исконно русские (языкознание, буква, ударение), заимствования (аусла-ут, пиджин, шифтер, сандхи, анаколуф) и созданные на базе греко-лат. терминоэлементов (микросоциолингвистика, инессив, зооним, инто-нема).
По составу различают однословные (монолексемные) термины и термины-словосочетания (полилексемные), число к-рых в рус. Т. л. составляет ок. 60% (ср. члены предложения, несогласованное определение, основной вид фонемы) . От последних следует отличать сложение терминов - сочетание двух и более самостоятельных терминов, ср. монофтонгизация //восходящего дифтонга, прототипические свойства//подлежащего, компонентный анализ //лексического значения слова. Среди способов образования однословных терминов в составе Т. л. выделяются: семантический— терминологизация слова общеупотребительного языка, часто с метафорическим переносом, ср. поле, гнездо (слов), дерево (зависимостей); сюда же примыкает перенос терминов из других наук, с полным или частичным их переосмыслением (ср. дифференциал и интеграл у А. А. Реформатского): словообразовательный: суффиксация (вариантность, вариативность, контекстуали-зация), префиксация (подтекст, соподчинение, наддиалект), основосложение (словоформа, зву-котип, группофонема, двухфокусный). Особую роль в образовании терминов играют греко-лат.
элементы, комбинационные возможности к-рых практически неограниченны. При этом морфемный статус данных элементов не всегда поддаётся чёткому определению, ср. фон-ема, алло-фон, мор(фо)-ф о н-о-логия. Различные лингвистические дисциплины и направления предпочитают различные принципы образования терминов. Так, ономастическая терминология строится почти целиком на греко-лат. элементах (ср. топоантро-поним, астронимика, теоним). Теория порождающих грамматик, напротив, в своей терминологии отдаёт предпочтение термину-метафоре, что находит отражение и в рус. эквивалентах англ. терминов (ср. кольцо, упаковка, иссушающий контекст).
Историческое изучение рус. Т. л. связано прежде всего с развитием грамматических терминов. Первые грамматические термины возникли в результате переноса соответствующих греческих и латинских на слав, почву. Переводчики и создатели первых рукописных грамматик (напр., статья «О осмих частех слова», 14 в.; «Донат» Дм. Герасимова, 1522; «Адельфотис», 1591) стремились путём буквального перевода (калькирования) сделать термины мотивированными и понятными, т. к. славянские по морфемному составу слова этими свойствами не обладали, ср. супружество - спряжение (калька лат. conjugatio). В грамматиках Л. Зизания (1596) и М. Смот-рицкого (1619) появляется ряд самобытных терминов, отражающих грамматический строй церк.-слав. языка. Так, Зизаний ввёл термин творительный падеж, Смотрицкий ввёл в обиход след. термины: междометие (вместо различие), деепричастие; систематизировал уже существовавшие: имя существительное (вместо прежнего осущественное), имя прилагательное (вместо прилагаемое), именительный падеж, родительный падеж (вместо именовный, рбдный) и нек-рые др. Собственно рус. грамматическая терминология ведёт начало от «Российской грамматики» М. В. Ломоносова (1755), к-рой предшествовали грамматики И. Лудольфа (1696) и В.Е. Адо-дурова (1731). Из 230 терминов «Российской грамматики» половина существует и теперь.