ФОНОЛОГИЯ (от греч. phone - звук и l6gos -слово, учение) - раздел языкознания, изучающий звуковой строй языка в его современном состоянии (синхроническая Ф.) и в истории (диахроническая, или историческая, Ф.). В отличие от фонетики (см.), изучающей речь в её артикуля-ционно-акустическом аспекте, Ф. сосредоточивается не на физических, а на функциональных характеристиках звуковых единиц, но термин «фонетика» как более старый иногда употребляется как родовой, покрывая и то, что относится к Ф. Подобно другим терминам, обозначающим разделы языкознания, термин «Ф.» одновременно означает и определённый фрагмент (ярус) языковой системы, т. е. применяется и к объекту изучения, и к его научной модели.
Ф. охватывает явления, относимые к двум подуровням звукового строя — сегментному и суперсегментному, в связи с чем иногда говорят о сегментной и суперсегментной Ф. Сегментная Ф. имеет дело с обобщёнными отрезками (сегментами) речевой цепи, получаемыми в результате её последовательного линейного членения (физически не всегда очевидного, а потому в известной мере условного). Базисная единица сегментной Ф. — фонема (см.), реализующаяся в речи в виде конкретных звуков (аллофонов); большинство языков, в т. ч. русский, описывается в терминах фонем, но есть языки, для к-рых базисной признаётся более сложная единица звукового строя - силлабема (морфосиллабема), фонетически эквивалентная слогу в фонемных языках (таковы, напр., языки Юго-Вост. Азии - китайский, бирманский и др.).
Сегментные единицы (фонемы и звуки) описываются комплексами (матрицами) различительных признаков, представляющих собой обобщение конкретных артикуляционных и/или акустических свойств, набор к-рых для каждого языка должен устанавливаться посредством особой процедуры фонемной идентификации, предполагающей разделение признаков на дифференциальные (независимые) и интегральные (автоматически предсказываемые). Это разграничение связано с положением фонем в системе (фонологическая парадигматика), где они находятся в отношении противопоставления (оппозиции): дифференциальные признаки обеспечивают противопоставленность фонем, интегральные в этой функции не используются, но создают почву для потенциальной оппозиции. Напр., в рус. лит. языке глухость (к) является её дифференциальным признаком, противопоставляющим (к) - (г) (звонкой фонеме), т.е. комбинация признаков «заднеязыч-ность+смычность» в рус. языке допускает выбор между глухостью (к) и звонкостью (?), а это значит, что глухость/звонкость - независимые (дифференциальные) свойства. Напротив, комбинация признаков «заднеязычность+щелин-ность» однозначно предсказывает в рус. лит. языке признак глухости ((*)), т. к. (х) не имеет своей пары по звонкости, т. е. для этой фонемы признак глухости - интегральный. В таких случаях говорят о наличии пустой клетки в системе -клетки, к-рая могла бы быть занята фонемой (|); оппозиция (х):(У> хотя и отсутствует в рус. лит. языке, но и является потенциальной с точки зрения «логики системы».
Фонемная идентификация предполагает также второй тнп разграничения признаков - инвариантные (собственно фонемные) и позиционные (вариативные). Это разграничение связано с положением фонем в тексте (в составе более крупных единиц - слогов, фонетических слов, являющихся непосредственным контекстом фонем), где они находятся в отношении контраста. При этом полезно различать контекст (аспект) функционирования и контекст (аспект) реализации фонем. Инвариантные признаки присущи фонеме как функциональной единице и устанавливаются относительно контекста её функционирования, тогда как позиционные признаки отражают модификации, к-рым подвергается фонема в контекстах реализации. Контекстом функционирования для фонемы является морфема (см.) и морфологическое слово (словоформа), в составе к-рых фонема выполняет свою главную функцию - дистинктивную, т. е. функцию опознавания и различения морфем и слов. Инвариантные признаки фонем выводятся на основании тождества морфем в их конкретных употреблениях в виде морфов. Напр., морфема, представленная в словоформах луг - луга морфами [лук] - [лугъ], получит инвариантное представление (луг), в отличие от морфемы в паре лук - лука, где она предстанет в виде (лук). Отождествление морфов [лук ] и [луг-] как фонетических проявлений одной и той же морфемы позволяет трактовать зву-ки \к ] и [г ] в этом случае как проявления одной и той же фонемы (г), противопоставленной фонеме (к) в слове лук. Реальная же глухость (г) в словоформе луг является позиционной характеристикой, обусловленной положением в конце фонетического слова как контекста реализации фонем, и этот факт относится к области фонологической синтагматики, для к-рой центральным понятием является понятие позиции, т.е. условий реализации фонемы в речи (см. Позиция фонологическая). По отношению к контексту реализации различаются позиции конститутивные (определяемые местом фонемы в составе более крупной единицы - начало или конец фонетического слова, ударный или безударный слог) и комбинаторные (определяемые конкретным звуковым окружением — напр., гласные после твёрдых или мягких согласных в рус. языке). По отношению к контексту функционирования различаются позиции сильные (обеспечивающие фонеме выполнение различительной функции - напр., для согласных в рус. языке такова позиция перед гласными) и слабые (препятствующие максимальной различимости фонем и способные вызвать нейтрализацию, т.е. полное устранение противопоставленности одной фонемы другой, как в случае луг - лук, где позиция конца фонетического слова является слабой для противопоставления согласных по глухости/звонкости и происходит его нейтрализация). Теория нейтрализации фонемных оппозиций — важный компонент Ф. в ряде фонологических школ и направлений, в т. ч. в Московской фонологической школе (см.), хотя и не всеми её представителями в равной мере поддерживаемая (напр., Р. И. Аванесов не пользовался этим понятием), наибольшего развития достигла в концепции Н. С. Трубецкого и следовавших за ним фонологов Пражской лингвистической школы (см.). Им был выделен особый тип оппозиций, названный корреляцией - одномерная (по одному признаку), привативная (проявляющаяся в наличии/отсутствии признака) и пропорциональная (охватывающая ряд симметричных пар, связанных тем же признаком), в наибольшей степени способная к нейтрализации.
Наряду с сегментной Ф. разрабатывается суперсегментная Ф., имеющая дело с характеристиками, принадлежащими не отдельным минимальным сегментам (фонемам и звукам), а более протяжённым единицам - от слога до фразы. Единицы суперсегментной Ф. менее определённы, т.к.   часто  состоят  из одного признака  (напр.,
долгота звучания) и не образуют столь же ощу- 601 тимых линейных цепочек однородных единиц, как сегменты. В суперсегментной Ф. изучаются ударение, тон, интонация, нек-рые другие менее распространённые характеристики речи. Для них нет единого термина (нек-рые лингвисты употребляют термин «просодии» или «просодемы» для обозначения любой единицы суперсегментного уровня), хотя довольно широко известны такие термины, как «тонема», «интонема» для обозначения инвариантных единиц тона и интонации. Суперсегментные единицы могут, подобно сегментным, выполнять дистинктивную функцию, различая морфемы и слова (это особенно характерно для тональных языков, но не чуждо и такому языку, как русский, ср. мука - мука, руки -руки, ср. также интонационный способ различения вопроса и утверждения: Он пришёл? - Он пришёл). Но во многих языках важнейшими функциями суперсегментных единиц, в отличие от сегментных, становятся разграничительная (дели-митативная) и выделительная (кульминлтивная). Первая связана с отграничением следующих друг за другом языковых единиц, вторая - с обеспечением целостности и выделенности единицы в ряду однородных единиц. Единицы, показывающие границы между морфемами и словами, называют также пограничными сигналами или ди-эремами (М. В. Панов). В такой функции особенно легко выступает неподвижное ударение в таких языках, как венгерский и чешский, где оно приходится обычно на первый слог и тем самым служит сигналом начала слова. Рус. ударение выполняет кульминативную функцию, обеспечивая произносительную целостность, спаянность слов как сегментов, на к-рые делится фраза (это — аспект реализации).
Между сегментными и суперсегментными характеристиками нет непроходимой грани: то, что в одном языке следует счесть сегментным (инге-рентным) признаком (напр., долгота гласных в германских языках), в другом может получить статус просодического (та же долгота в балтийских языках как признак целого слога). В истории одного языка статус отдельных признаков может меняться. Напр., в праславянском языке признак мягкости был предположительно суперсегментным, характеризуя целый слог, а на почве отдельных слав, языков он стал сегментным и характеризует согласные фонемы.