Харьковская лингвистическая школа - одно из направлений отечественного языкознания 2-й пол. 19 в., представители к-рого (А. А. Потебня,      Д. Н. Овсянико-Куликовский,
A. В. Ветухов, А. Г. Горнфельд, М. А. Колосов, Б. А. Лезин,      А. В. Попов,      М. Г. Халанский,
B. И. Харциев и др.) исследовали язык в широком культурном и историческом контексте. Изучая происхождение и развитие языков и словесности в связи с историей народа, учёные X. л. ш. исследовали фонетические и грамматические особенности вост.-слав. языков в их эволюции, собирали и изучали фольклор и художественные ценности, составляющие достояние национальной культуры. У истоков X. л. ш. стояли И. И. Срезневский («Мысли и замечания», 1831; «Мысли об истории русского языка», 1850) и его ученик П. А. Лавровский («О языке северных русских летописей»,  1852).
Наиболее значительные достижения X. л. ш. связаны с деятельностью Потебни, чл.-корр. Пе-терб. АН (1875), проф. Харьковского ун-та с 1875.  Потебня разрабатывал теорию происхож-
Ли
дения и развития языка, историческую грамматику, семасиологию, поэтику, историю литры, занимался фольклором и этнографией, исследовал вопросы взаимоотношения языка и мышления, языка и нации («Мысль и язык», 1862). На формирование его философских взглядов оказали влияние идеи А. И. Герцена, Н. Г. Чернышевского, Н. А. Добролюбова, эстетические идеи В. Г. Белинского, философско-филологическне взгляды В. фон Гумбольдта и Г. Штейнталя. В разработанной (и названной) Потебнёй «ономатопоэтической теории языка» мыслительно-речевой акт считается индивидуально-психическим творческим актом, результаты к-рого признаются или отвергаются при его творческом восприятии (см., напр., «Из лекций по теории словесности». 1894, и «Из записок по теории словесности», 1905). Отсюда, с одной стороны, утверждается, что слово материально существует только как отдельное употребление (отрицание реальности слова как совокупности словоформ), с другой - последовательно проводится идея изучения истории употребления слов и процесса исторического развития конкретного языка. Прослеживая это развитие, Потебня делал выводы об исторических изменениях в характере языкового мышления данного народа и человечества в целом. Он считал, что в основе развития языка лежит смена поэтического мышления, отразившегося в формах слов и высказываний, прозаическим мышлением. Определение искусства как основной формы познания, предшествующей философской и научной формам познания, было распространено в нач. 20 в. Взгляды Потебни на поэтический язык, природу поэзии и вообще искусства составляют его «лингвистическую поэтику» («Эстетика и поэтика», 1976). В поэтическом слове и соответственно в поэтическом произведении в целом Потебня выделяет 3 составных элемента: внешнюю форму (звучание), значение (семантику) и внутреннюю форму (образ). Учение Потебни о внутренней форме слова (см.) восходит к идеям Гумбольдта. «Теория словесности» Потебни утверждает, что тропы и фигуры речи используются независимо от жанра произведения, чем достигается единство метода художественного представления, содержания речи. Утверждается также вторичность прозы по отношению к поэзии. Поэтому предмет филологии после Потебни стал пониматься как сочетание анализа языка с анализом только художественной речи, а филология в школе преподавалась под углом зрения лингвистической поэтики (Овсянико-Куликовский Д. Н., «Теория поэзии и прозы», 1923).
В работах Лавровского и Потебни по исторической фонетике была углублена методика сравнительно-исторического    исследования,    научное изучение истории слов поставлено в связь с историей народа. Особое место здесь занимала проблема происхождения вост.-слав. языков, в частности украинского. Потебнёй дана развёрнутая картина развития вост.-слав. фонетической системы от древнего периода до сер. 19 в., сформулированы принципы этимологических исследований в связи с фонетической диагностикой, сделаны открытия т.н. «нового "Ь», второго полногласия в момент дефонологизации редуци рованиых и др. В работах Потебни были охарактеризованы границы распространения важнейших диалектных звуковых явлений, определены отношения южновеликорус. говоров к севернове-ликорусским, указаны признаки, к-рыми отличается укр. язык. Эти работы знаменовали качественно новый этап в развитии диалектологии, сформировали научные основы вост.-слав. диалектологии как самостоятельной дисциплины. С достижениями в исторической фонетике связано становление отечественной диалектологии (труды Колосова, Халанского, а также П. И. Житец-кого).
Синтаксическое учение Потебни («Из записок по русской грамматике», т 1-2, 1874, т. 3, 1899, т. 4, 1941) было новым этапом в разработке понятий слова, грамматической формы, грамматической категории и др Стремление раскрыть этапы развития человеческого мышления в фактах языковой эволюции, основанное на понимании связи языка и мышления, а отсюда применение историко-генетического принципа анализа и осмысления синтаксических явлений позволило учёным X. л. ш. углубить исследования в области исторической грамматики русского и других слав, языков, более глубоко исследовать морфологию и синтаксис вост.-слав. языков (работы Овсяни-ко-Куликовского, Попова, Халанского и др.). В том же направлении работали последователи X. л. ш. - И. М. Белоруссов, А. С. Будилович, Н. К. Грунский, А. А. Дмитревский, А. В. Доби-аш, отчасти Б. М. Ляпунов. Историко-генетиче-ский подход к изучению языковых явлений содействовал развитию отечественной семасиологии, лексикологии, этимологии. В трудах учёных X. л. ш. разрабатывались также проблемы истории вост.-слав. лит. языков, лингвостилистики.