Рубрика ‘ Е ’

Еканье - тип безударного вокализма (см. Вокализм); совпадение гласных фонем неверхнего подъёма в первом предударном слоге после мягких согласных в звуке [с]: н'ос (или н'ес), р'ек (или р'Ък), п'егтый - н'есу, р'ека, п'етйк; н'ес'й, в р'ск'ё, п'ет'брка. Встречается также разновидность Е., при к-рой [е] произносится только перед твёрдым согласным: н'есу, р'екд, п'етак, а перед мягким звучит [ы]: н'ис'й, вр'ик'ё, п'ит'брка. В говорах, где на месте фонемы ("Ь) произносится между мягкими согласными [и] (р'Ък - р'ик'й), может выступать ещё одна разновидность Е., при к-ром [е] произносится во всех позициях, кроме позиции между двумя мягкими согласными на месте фонемы ("Ь), ср.: н'есу, р'ека, п'етак; н'сс'й, п'ет'дрка - в р'ик'ё. Вместо предударного [е] при Е. может произноситься более закрытый звук [еи]: н'еису, р'еикй, п'еитйк и т. п. Е. возможно как в говорах с аканьем (см.), так и в говорах с оканьем (см.). Встречается Е. гл.обр. в средневеликорус. акающих говорах и в ряде северновеликорус. окающих говоров. Е. было нормой лит. языка 19 в. С кон. 19 в. в лит. язык стало проникать иканье (см.), к-рое ныне господствует, вытесняя более редкое Е., встречающееся лишь в сильных фразовых позициях.

 

Единицы языка - элементы системы языка, имеющие разные функции и значения. Совокупности основных Е. я. в узком смысле этого термина образуют определённые «уровни» языковой системы, напр. фонемы - фонемный уровень, морфемы - морфемный уровень и др. (см. Уровни языка).
Термином «Е.я.» в широком смысле обозначают обширный круг неоднородных явлений, являющихся объектом изучения лингвистики. Выделяют материальные, имеющие постоянную звуковую оболочку единицы, напр. фонему, морфему, слово, предложение и т. д., «относительно-материальные» единицы (по А. И. Смирницкому) с временной звуковой оболочкой, напр. модели строения слов, словосочетаний, предложений, и единицы значения (напр., семы и др.), составляющие смысловую (идеальную) сторону материальных или относительно-материальных единиц и вне этих единиц не существующие.
Материальные Е. я. делятся на односторонние, без собственного значения (фонемы, слоги), и двусторонние, имеющие как звучание, так и значение. Функция односторонних Е. я. - участие в формировании и различении звуковых оболочек двусторонних единиц. Иногда к односторонним Е. я. («единицам выражения») относят сами звуковые оболочки двусторонних единиц («сонема» -звуковая оболочка морфемы, «номема» - звуковая оболочка слова). Двусторонние Е. я. выражают определённое значение (смысл) или используются для его передачи (морфемы, слова, предложения).
Материальные Е. я. характеризуются вариант-но-инвариантным устройством. Одна и та же Е. я. существует в виде множества вариантов (см. Вариантность, Варианты языковые), представляя собой конкретные, реально артикулируемые (произносимые) звуковые отрезки. Е. я. существуют и в абстрактном виде - как класс (множество) своих вариантов и как абстрактная сущность - инвариант. Инвариантно-вариантное устройство Е. я. отображено в двух рядах терминов: «эмических», используемых для обозначения единиц как инвариантов (фонема, морфема, лексема и т.д.), и «этических», обозначающих варианты единиц (фон, аллофон, морф, алломорф и т.д.). Эмиче-ские и соответствующие им этические Е. я. образуют один уровень: фонема/фон, аллофон образуют фонемный уровень и т. д.
Относительно-материальные единицы существуют в виде образцов, моделей или схем построения слов, словосочетаний и предложений, обладают обобщённым конструктивным значением, воспроизводящимся во всех Е. я., образованных по данной модели.
Е. я. могут быть простыми и сложными. Простые абсолютно неделимы (фонема, морфема), сложные неделимы в пределах тех уровней языка, в к-рые они входят (напр., сложные и производные слова, предложения и т. д.). Деление сложной Е. я. ликвидирует её как таковую и обнаруживает составляющие её единицы более низких уровней (напр., слово делится на морфемы, предложение -на слова).
Нек-рые направления лингвистики стремятся расчленить простые Е. я. на ещё более простые, т. е. выявить «элементы элементов». Различительные признаки фонем рассматриваются, напр., не как свойство фонемы, а как её составные части, выделяются элементы смысловых единиц.
Разные школы и направления лингвистики дают разные характеристики одним и тем же Е. я.: напр., фонема рассматривается либо как наиболее «типичный» или «важный» звук из множества (семейства) звуков (Д. Джоунз, Л. В. Щерба), либо как инвариант звука (Н. С. Трубецкой, Р. О. Якобсон); морфема - как «мельчайшая единица языка» (Л. Блумфилд), «мельчайшая значимая часть слова» (И. А. Бодуэн де Куртенэ), грамматическое средство, «выражающее отношения между идеями» (Ж. Вандриес).
Значительные расхождения в трактовке и оценке Е. я. разными школами, в перечне выделяемых Е. я. затрудняют сопоставление и сравнение языков. Это сопоставление и сравнение оказывается возможным путём выявления универсальных свойств Е. я. и отображения этих свойств в терминах - названиях Е. я. Такими свойствами, или характеристиками, Е. я. являются их наиболее общие свойства, обнаруживаемые во всех языках, напр.: фонема- класс фонетически сходных и функционально тождественных звуков, морфема - двусторонняя Е. я., не обладающая синтаксической самостоятельностью, слово — синтаксически самостоятельная Е. я., предложение - речевая система, состоящая из одного или нескольких слов, выражающая и сообщающая семантическую информацию. Использование при описании языков соответствующим образом определённых терминов делает описания сопоставимыми и позволяет выявить сходства и различия языков.
Е. я. в наиболее общем виде обнаруживают три вида отношений: парадигматические (см. Парадигматика), синтагматические (см. Синтагматика), иерархические (по степени сложности, отношения вхождения единиц низших уровней в высшие). Е. я. обладают свойством «уровневой сочетаемости», в парадигматические и синтагматические отношения вступают только единицы одного уровня, напр. фонемы образуют классы и в линейной последовательности сочетаются только между собой.
Е. я. комбинируются в речевой цепи, образуя единицы речи Однако фонемы и морфемы не являются единицами речи подобно словам, к-рые могут быть как единицами языка, так и единицами речи (производные и сложные слова могут иногда свободно образоваться в речи по тем или иным «формулам строения»); словосочетания (за исключением фразеологизмов) и предложения - единицы речи, т. к. не воспроизводятся, а производятся по определённым моделям. Комбинаторика Е. я. регулируется грамматическими правилами, с. я. подчиняются этим правилам в силу объективно присущих им свойств. В конечном счёте правила языка являются проявлением свойств Е.я., поскольку эти свойства лежат в основе возможных связей и отношений между Е. я.

 

Евангелие (от греч. euangelion - букв, благая весть) - книга библейского жанра, в к-рой излагается история земной жизни Иисуса Христа; одна из четырёх книг Нового Завета, второго (христианского) раздела Библии (см.), называемая по имени создателя (Е. от Матфея, Е. от Марка, Е. от Луки и Е. от Иоанна); все четыре евангельские книги в их совокупности. Важнейший источник по истории книжно-письменного языка Древней Руси и совр. рус. лит. языка.
Перевод Е. (одновременно с Псалтырью) на ст.-слав. язык (см.) выполнили Кирилл и Мефо-дий в 863. В Пространном житии Кирилла сказано, что он «сложи пнелленд и ндчеть веекдв пнелтн «((г)л'скоу, еже: "искони б*Ь cawro, и елико к*Ь СЗбд, и къ б*Ь елико"», т. е. «сложил письмена и начал писать слова Евангелия: "Вначале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог"». Посколь-
ку Кирилл, как видно по цитате, начал свой перевод не с Е. от Матфея, к-рым открывается Новый Завет, а с Е. от Иоанна, он первоначально работал над т.н. «недельным Е.» (или Е.-апракосом, или лекционарием), книгой особого состава, предназначенной прежде всего для богослужения («недельное» - от «недели» — старого названия воскресного дня, когда верующие не имели права «делать», т.е. работать).
Термином «апракос» (от греч. apraktos - букв, недельный) определяют Е. и Апостол, в к-рых тексты фрагментированы и фрагменты расположены по порядку церковных чтений на литургии, начиная от праздника Пасхи (на Пасху положено чтение из Е. от Иоанна). В зависимости от состава чтений различают два типа «недельного Е.»: Е.-апракос краткий, к-рый и перевели первоучители, и Е.- апракос полный, к-рый, скорее всего, возник уже на Руси. Нефрагментированную книгу с обычным (каноническим) порядком следования евангелистов называют Е.-тетр, или четвероевангелием.
Древнейшим кратким апракосом является т. н. Саввина книга - единственная рукопись на кириллице (см.), края предположительно датируется 10 в. Кратким апракосом являются также Е. 11 в.-Остромирово Е. (см. Остромирово Евангелие 1056-1057), Архангельское Е. (1092; см. Архангельское Евангелие), Реймсское Е., Туровское Е., Куприяновские листки, Охридское Е. и др. Старший из сохранившихся полных апракосов -Мстиславово Е., написанное до 1117. Древнейшие четвероевангелия - Мариинское и Ассеманиево (оба 11 в.), написанные глаголицей (см.). Сохранилось также большое количество других древних рукописей Е.: Юрьевское, Добрилово, Милятино, Пантелеймоново, Галицкое, Симоновское, Евсие-во, Боннское, Полоцкое, Спасское, Холмское, Оршанское, Е. Кохно и др.
Важными источниками являются также Е. учительное Константина Болгарского (старшая из числа дошедших до нас рукопись - 2-й пол. 12 в.) и Е. толковое Феофилакта Бблгарского (старшая рукопись - 13 в.). На Руси были известны и апокрифические Е., отразившиеся в сказаниях и гим-нографии,- напр., Е. Иакова, Е. Фомы и Е. Никодима.
На протяжении 10-18 вв. на Руси было в употреблении только церк.-слав. Е. Евангельские цитаты даже в богословских книгах на рус. языке 18 в. приводились исключительно по-церк.-славянски.
Нужда в Е. на рус. языке стала ощущаться лишь в нач. 19 в. Она возникла из внутренней потребности рос. общества, а также под влиянием протестантизма (в к-ром изучению Библии на живом родном языке придаётся большое значение). В 1813 при покровительстве императора Александра 1 было основано Рос. библейское общество (РБО), первоочередная задача к-рого заключалась в выполнении перевода Е. на рус. язык.
Выдающуюся роль в осуществлении переводов сыграли: архимандрит Филарет (Дроздов, 1782-1867), возглавлявший Петерб. духовную академию, затем митрополит Московский, к-рый перевёл Е. от Иоанна, и протоиерей Г. П. Павский (1787-1863), редактор и один из директоров РБО, к-рый выполнил перевод Е. от Матфея. Подготовка и издание всего Нового Завета на рус. языке были осуществлены к 1818.
Император Николай I запретил дальнейшую деятельность РБО (1826). С воцарением императора Александра II митрополит Филарет добился возобновления остановленных переводческих трудов. В 1876 «по благословению Святейшего Правительствующего Синода» на рус. языке была напечатана вся Библия, в составе к-рой Е. было сохранено в версии 1818. С тех пор «синодальное» рус. Е. переиздавалось многократно и получило широкое распространение.
Во 2-й пол. 19 в. язык переводов, к-рые осуществлялись до пушкинской эпохи, уже воспринимался как устаревший. Ещё более устарел синодальный текст к кон. 20 в. Начались многочисленные попытки новых переводов. Так, Л. Н. Толстой предпринял попытку перевода-пересказа Е. Усилиями комиссии видных православных рус. богословов-эмигрантов, действовавшей в Париже в 1951-55 под руководством епископа Кассиана (Бе-зобразова, 1892-1965), была значительно усовершенствована синодальная версия Нового Завета. В 90-х гг. 20 в. вышли в свет евангельские переводы священника Леонида Лутковского и В. Н. Кузнецовой, а также два перевода-пересказа, выполненные протестантами («Благая Весть. Новый Завет»; «Слово Жизни. Новый Завет в современном переводе» ).
Е. оказало большое влияние на рус. лит. язык, в к-ром сформировался большой пласт слов, восходящих к Е. и употребляемых как в прямом значении, так и метафорически: рождество, преображение, предтеча, волхв, крещение, фарисей, ирод, иуда, лицемер, мытарь, наёмник, книжник, маловер, заповедь, ученик, язычник, искушение, призвание, законоучитель, законник, беззаконие, сребролюбец, плевелы, призрак, воистину, предание, преступление, помиловать, животворный, злободневный, роптать, превозноситься, соблазнять, исповедать, уязвлять, ублажать и т. д., в т.ч. и словообразовательных гнёзд (напр., с первым элементом благо- и зло-: -творить, -творение и т. д.). К Е. восходит также множество устойчивых словосочетаний, употребляемых и вне евангельских контекстов: глас вопиющего в пустыне, невзирая на лица, соль земли, служить двум господам, волк в овечьей шкуре, строить на песке, Фома Неверный, умыть руки, посылать от Пон-тия к Пилату (устраивать волокиту), отрясти прах со своих ног, плоть и кровь, овцы среди волков, погубить/спасти душу свою, со всех концов земли, (жить) как птицы небесные, грады и веси, воздать по делам, постом и молитвой, заблудшая овца, пастырь добрый, знамения времени, бесплодная смоковница, блудный сын, Христа ради. Отче наш, судия неправедный, страха ради иудейска, бросить камень в кого-либо, во веки веков, во время оно, полагать душу за кого-либо, от всего сердца, пройти сквозь игольное ушко, зарыть талант в землю, вертеп разбойников, камни возопиют/вопиют, побивать камнями, не оставить камня на камне, краеугольный камень, во главу угла, на злобу дня, лепта вдовицы, мерзость запустения, силы небесные, второе пришествие, страшный суд, подставить щёку, до скончания века, держать под спудом, от первого до последнего и т. д. Евангельского происхождения множество крылатых выражений в форме отдельных предложений: Нет пророка в своём отечестве; Возлюби ближнего твоего, как самого себя; Легче верблюду пройти сквозь игольные уши, чем богатому попасть в Царствие Небесное; Суббота ради человека, а не человек ради субботы; Имеющий уши слышать да слышит; Блаженны миротворцы; Блаженны нищие духом; Не хлебом единым жив человек; Отыди, сатана/; Ищите и обрящете; Довлеет дневи злоба его; Нет ничего тайного, что бы не стало явным; Кто хочет быть первым да будет последним; Едино есть на потребу; Много званых, мало избранных; Отдавайте кесарево кесарю, а Божье Богу; Да будет воля твоя!; Не судите, да не судимы будете; Кто не работает да не ест; Мир дому сему! и т. д. Так как Е. широко читалось на церк.-слав. языке (на этом языке его продолжают читать на богослужениях в Рус. Православной церкви), ряд слов и выражений и в рус. речи сохраняет церк.-слав. форму.

 

Е, е - шестая буква русского алфавита. Название буквы — «е» употребляется как существительное ср. рода: прописное е. Совр. начертание получила в нач. 18 в. после реформы Петра I (см. Реформы азбуки и правописания), восходит к букве кириллицы (см.) е, к-рая называлась «есть» и имела числовое значение «пять». Слав, начертание этой буквы восходит к греч. букве «э псилон» унциального письма После реформы правописания 1917-18 буква Е, е стала употребляться также и вместо "k (см. Ять).
При классификационных обозначениях буква Е, е имеет значение «шестой»: ложа Е, раздел е.
Графические значения буквы е: 1) в начале слова, после гласных букв и после ъ,ь — обозначение сочетания фонем (jc): ель, моей, съел, колье; 2) после согласных букв - обозначение фонемы (с), при этом твёрдость/мягкость предшествующей согласной фонемы либо остаётся графически не обозначенной: дело - модель, тень - теннис, кофе -кафе, либо обозначена самой согласной буквой -шипящей и ц: жест, чех, шерсть, щель, цел, либо не является дифференциальным признаком и потому не должна обозначаться: фойе.