Рубрика ‘ Г ’

Грамматика (греч. grammatike, от gramma -буква, написание) - 1) формальный строй языка, то есть система морфологических категорий и форм, синтаксических категорий и конструкций, всех видов и способов словопроизводства. В языковой организации в целом — в звуковой, лекси-ко-фразеологической и собственно формальной системах языка - это категории и все явления формального, собственно строевого уровня языка. Г. называется вся не собственно звуковая и нелексическая организация языка, представленная в его грамматических категориях, грамматических единицах и грамматических формах. Г. в этом значении — строевая основа языка, без к-рой не могут быть созданы слова (со всеми их формами) и их сочленения, предложения (шире — высказывания) и их сочленения. 2) Раздел языкознания, изучающий формальный строй языка, его неодноуровневую организацию, его категории и их отношения друг к другу. 3) Термин «Г.» иногда также употребляют для обозначения функций отдельных грамматических категорий или лексико-граммати-ческих множеств. Так, напр., можно говорить о Г. той или иной части речи (напр., Г. имени, Г. глагола) или о Г. того или иного падежа, инфинитива, отдельных предлогов.
Г. имеет дело с абстракциями, обобщениями. Характер этих обобщений различен. Это может быть, напр., обобщение способов словесного называния (в словообразовании), разнообразных отношений (в падежных значениях, в соединениях слов и форм слов, в строении предложения), обобщённо выраженных в языке ситуаций (таких, напр., как отношение между субъектом и его действием или состоянием, между действием и его объектом). Г. (грамматический строй языка) как система абстрактных категорий, представляющих собой единства отвлечённых грамматических значений и их материальных выражений, вместе с лексикой является той основой, без к-рой язык не существует и не функционирует. Грамматические категории находятся друг с другом в сложных и тесных взаимоотношениях, имеющих свойство системы. Грамматические категории противопоставлены друг другу как категории, принадлежащие слову (словообразовательные и морфологические), и как категории, принадлежащие словосочетанию и предложению (синтаксические).
Слово - одна из основных единиц Г. В слове соединены его звуковая материя, его значения -лексическое и грамматическое. К грамматическому значению слова относятся его значение как части речи, т. е. как единицы, принадлежащей к самому обобщённому лексико-грамматическому классу, его словообразовательное значение (в производном слове; см. Словообразование) и все его общие и частные грамматические значения (напр., у имени — значения рода, числа, падежа, у глагола -значения вида, залога, времени, лица, числа, наклонения, в ряде форм также значение рода). Кроме того, у знаменательных слов есть и более частные грамматические значения, принадлежащие отдельным их подклассам (напр., у рус. имён существительных значение одушевлённости или неодушевлённости), а также т. н. лексико-грамма-тические значения (напр., у рус. имён существительных значение вещественности, у производных глаголов значение способов действия). Кроме общих и частных грамматических значений слову принадлежит также его собственный активный потенциал, проявляющийся, с одной стороны, в его синтаксической и лексико-семантической сочетаемости (интенция слова, его валентность), а с другой стороны, в том, что слово постоянно проявляет тенденцию вбирать в себя, конденсировать и абстрагировать семантические и грамматические характеристики своего контекстного (лексико-грам-матического) окружения. Т. о., слово, всегда имеющее своё собственное лексическое значение (при многозначности - несколько значений), является единицей как лексического, так и грамматического уровней языка и обнаруживает признаки, свойственные единицам каждого из этих уровней. Кроме того, сама звуковая организация слова также небезразлична как к его формальным изменениям, так и к его непосредственному окружению (см. Морфонология). Слово связано со всей системой языка несколькими линиями зависимостей. Во-первых, это лексико-парадигмагические отношения, т. е. вхождение слова в лексико-семантиче-ские классы и подклассы, всегда так или иначе соотносящиеся друг с другом; во-вторых, это собственно грамматические отношения, т. е. связи, с одной стороны, между грамматическими категориями, представленными в слове, с другой стороны, связи собственно парадигматические, т. е. отношения между формами слова; в-третьих, это вся синтагматика слова, характерная для его функционирования в сообщении, объективируемая в системе языка как внутреннее свойство слова и являющаяся основой для построения словосочетаний и единиц сообщения.
Роль слова в Г. в разных лингвистических школах трактуется по-разному. По существу, ни один лингвист не обходится без обращения к слову как к важнейшей грамматической единице языка; однако роль слова в организации грамматической системы понимается различно. В рус. грамматической традиции слову всегда уделялось большое внимание. То единство грамматического и лексического значений слова, к-рое делает его одной из сложнейших единиц языка, рус. грамматистами всегда в той или иной степени принималось во внимание (А. X. Востоков, К. С. Аксаков,
Г. П. Павский, А. А. Потебня, Г. К. Ульянов, И. А. Бодуэн де Куртенэ, А.А.Шахматов, A.M. Пешковский, Л. В. Щерба, В. В. Виноградов и его школа). В тех направлениях Г., где грамматический строй понимается только как абстрактная система отношений, сложная роль слова отодвигается на второй план, уступая место морфеме либо структуре предложения, или совсем не учитывается (напр., Копенгагенская школа, де-скриптивисты, Н. Хомский).
В отечественной русистике практически ни одно грамматическое описание, какими бы методами оно ни осуществлялось, не обходится без обращения к взаимодействию грамматических и лексических факторов и, следовательно, к роли слова в системе грамматических отношений. Сам грамматический строй языка определяется как неодноуровневая система, организуемая абстрактными грамматическими категориями в их отношении не только друг к другу, но и к определённым лекси-ко-семантическим множествам и подмножествам. При этом важно подчеркнуть, что сами эти категории, как и все их связи и зависимости, являются результатом абстрагирующей работы человеческо-
го мышления и не могут быть противопоставлены как некая самодовлеющая система «человеческому фактору в языке».
Другой важнейшей единицей грамматического строя языка является единица сообщения - предложение. Предложение (в его противопоставлении высказыванию) может быть определено как сообщающая единица, построенная по принадлежащему языку грамматическому (синтаксическому) образцу, существующая в языке в различных своих формах и модификациях, функционально (с той или иной коммуникативной целью) нагруженная и всегда интонационно оформленная. Предложению как грамматической единице принадлежат такие категории, как предикативность (максимально абстрагированное грамматическое значение, свойственное любому предложению и предстающее в категории объективной модальности, т. е. системе синтаксических времён и наклонений), категории его семантической структуры, категории актуального членения предложения - тема и рема. Традиционно выделение в предложении его членов -главных и второстепенных, а также распределение предложений по грамматическим типам. Наряду с предложением в речи, реализующей строевые средства языка, выделяется высказывание (см.) как такая сообщающая единица, к-рая опирается на правила строения предложения, его членов или отдельных его компонентов, но лишено всей совокупности его формальных признаков. Предложение, как и слово, вступает в синтагматические отношения с другими единицами - с предложениями или с их аналогами, образуя разные виды сложных предложений, бессоюзные соединения (см. Бессоюзие) или входя (как и высказывание) в строй текста в качестве его конструирующего компонента.
В рус. грамматической традиции установилось противопоставление предложения слову как внутренне глубоко различных грамматических единиц. Однако в работах нек-рых исследователей обнаруживается тенденция к нивелированию этих единиц и к сведению их назначений к общей функции номинации. При этом грамматические, и прежде всего парадигматические, характеристики слова и предложения оказываются неоправданно подчинёнными рассмотрению этих единиц как равно именующих понятие или ситуацию.
Характеристики слова, относящиеся к его звуковым преобразованиям, вызываемым его формальными изменениями и его соседством, принадлежат в языке к сфере морфонологии. Явления, связанные с образованием слова как отдельной единицы, относятся к словообразованию. Всё, что связано с абстрактными грамматическими значениями слова и его формоизменением, относится к морфологии. Все явления, связанные с синтагматикой слова, а также с построением и синтагматикой предложения или высказывания, относятся к синтаксической сфере языка (см. Синтаксис). Отдельной единицей грамматического строя может считаться морфема, т. е. минимальная значимая часть слова или словоформы. Средствами морфем конструируются слова и их формы. Явления, к-рые относятся к образованию и функционированию словообразовательных и словоизменительных морфем, могут быть выделены в качестве отдельной сферы внутри Г. слова — его морфемики, однако традиционным является рассмотрение морфем в системах словообразования (словообразовательная морфемика) и морфологии (словоизменительная морфемика).
Т.о., Г. как строй языка представляет собой сложную организацию, соединяющую (сочленяющую) в себе словообразование, морфологию и синтаксис. Эти уровни, особенно морфология и синтаксис, находятся в самом тесном взаимодействии и переплетении, так что отнесение тех или иных грамматических явлений к морфологии или синтаксису часто оказывается условным (напр., категории падежа, залога). Вопрос о принадлежности к Г. «высшего синтаксиса», т. е. закономерностей строения сложных, развёрнутых текстовых единств, не решён в науке; однако несомненно, что эти закономерности имеют качественно иной характер, чем строгие грамматические законы языка.
К Г. иногда относят такие стороны звуковой организации языка, к-рыми непосредственно (материально) образуются его значимые единицы, а именно звуковой строй языка, его акцентную сиетему и его интонационные конструкции, включая синтагмы как ритмические единицы речи. Основания для такого расширительного понимания предмета Г. имеются, т. к. единицы звукового уровня, не являясь двусторонними знаками, обладающими как формой, так и значением, служат материальным выражением этих знаков и т. о. участвуют в формировании морфем, слов, их форм, предложений и их членов. Однако незнаковый характер перечисленных звуковых средств не позволяет рассматривать звуковой строй языка наряду со словообразованием, морфологией и синтаксисом как подсистему Г.
В определённый момент своего развития грамматический строй языка представляет собой, с одной стороны, относительно стабильную систему, организованную по строгим и твёрдым законам; с другой стороны, эта система находится в состоянии активного функционирования, предоставляя свои средства для образования бесконечного количества отдельных, конкретных слов, предложений и высказываний (см. Язык, Речь). Двойственность самой природы грамматического строя языка - его безусловная устойчивость, сложная внутренняя организация и многообразные возможности функционирования этой организации - свидетельствует о том, что в грамматическом строе языка сочленены свойства стабильной системы и принадлежащего ей потенциала внутренних движений и перемещений.
Грамматический строй языка является исторической категорией и подчинён общим законам развития языка. На каждом этапе своей истории он достаточно совершенен и безотказно служит выражению мыслей носителей языка, их общению.
Г. как наука изучает грамматический строй языка. Эта наука имеет давние традиции. Истоки совр. европейской грамматической мысли и соответственно терминологии следует искать в трудах др.-инд. филологов, а позднее в трудах древних греков. Эти традиции были продолжены европейскими филологами в эпохи Возрождения и Просвещения. Рус. книгой, положившей начало собственно науке о рус. языке, была «Российская грамматика» М. В. Ломоносова (1755), на к-рую опирались и от к-рой в то же время отталкивались такие рус. грамматисты 1-й пол. 19 в., как Во-стоков, Н.И. Греч, И. И. Давыдов. Через логические (Ф. И. Буслаев) и психологические (По-тебня, Д. Н. Овсянико-Куликовский, отчасти Шахматов) направления рус. грамматическая мысль пришла к пониманию Г. как науки о разных уровнях формального строя языка в их взаимодействии (Шахматов, Пешковский, Виноградов и его школа).
В соответствии с основными характеристиками грамматического строя языка - его формальной организацией и его функционированием - в рус. науке с наибольшей определённостью, начиная с работ Щербы, намечается противопоставление Г. формальной и функциональной как разных подходов к изучению одного объекта. Под формальной Г. понимается описание грамматического строя языка, идущее «от формы к значению». Под функциональной Г.— описание, идущее «от значения к выражающим его формам». По принципу формальной Г. построены все описательные и нормативные Г. рус. языка. В них представлены системы формальных средств на уровне словообразования, морфологии и синтаксиса и описаны грамматические значения, заключённые в этих формальных средствах. При этом значимая сторона форм и формальных структур описывается с разной степенью детализации и глубины. Такому описанию должны были бы быть противопоставлены т. н. активные Г., в основе к-рых лежат определённым образом сгруппированные грамматические значения Здесь возможны разные подходы (см. Функциональная грамматика). Один из таких подходов - описание языка (или какого-то достаточно представительного его фрагмента) как системы лексически и фразеологически выраженных предикатов с принадлежащими им наборами синтаксических конструкций и, далее, со всеми теми способами обращенных к ним оценок и квалификаций, к-рые, с одной стороны, закреплены в строе языка, а с другой стороны, принадлежат широкой сфере не собственно строевых его возможностей.
Опыт создания функциональной Г., опирающийся на теорию функциональных семантических полей, представлен в «Теории функциональной грамматики» под ред. А. В. Бондарко.
По существу, вся история грамматической мысли 19-20 вв. колеблется между преимущественным вниманием к формальной организации языка и к его смысловой стороне. В разные моменты оказывается доминирующим то один, то другой подход. В самом общем виде в 60-80-х гг. 20 в. определились три круга научных направлений, ориентированных, с одной стороны, на формальную организацию языка и, с другой стороны, на его смыслы. К первому кругу направлений относится получивший в 60-х гг. широкий резонанс трансформационный синтаксис, представители к-рого пытались свести всё множество принадлежащих рус. языку конструкций к нескольким основным моделям и к возможностям их модификаций (Г. Кржижкова, Р. Ружичка, В. Грабе, П. Адамец, ранние работы Ю. Д. Апресяна). Более важными и практически необходимыми оказались грамматические словари (см.), сосредоточившие внимание на всех тонкостях формальной организации языка и тем самым содействующие исследовательскому углублению в сферу собственно значений. Таковы прежде всего «Грамматический словарь рус. языка. Словоизменение» А. А. Зализняка (1977), «Орфоэпический словарь русского языка» (1983), цикл работ НА. Есько-вой, а также её книга «Краткий словарь трудно-
стей русского языка. Грамматические формы и ударение» (1994).
Второй круг направлений представлен большим количеством работ, объединяемых вниманием прежде всего к смысловой стороне грамматических единиц. Здесь существуют разнообразные течения. Наиболее результативными можно считать работы, осуществляющие структурно-семантическое и вместе с тем функциональное изучение грамматического строя языка, связанное с углублённым вниманием ко всем сторонам избранного объекта (работы Л. В. Копецкого, Виноградова и учёных его школы, Ю. С. Маслова, Д. Н. Шмелёва и их учеников и др.). К третьему направлению относятся исследования, в к-рых описание языка непосредственно связывается с логическим, психологическим и прагматическим анализом, с проникновением в широкие контексты речи, с изучением речевых и внеречевых ситуаций (Апресян, Н. Д. Арутюнова, Е. В. Падучева и др.).

 

Граффити (итал. graffiti, мн. ч. от graffito, букв.- нацарапанный) - посвятительные, религиозные, магические, бытовые надписи на стенах зданий, металлических изделиях, сосудах и т. п. Г. в большом количестве находят при раскопках древних и ср.-век. городов и поселений во многих странах мира. Почти на всех др.-рус. храмах и на других зданиях имеются Г.; многочисленны Г. в Софийских соборах Киева и Новгорода. Г. содержат интересные данные, отражающие живой язык древнего населения, пополняют сведения по палеографии (см.).

 

Графика (греч. graphike, от grapho - пишу, черчу, рисую) - совокупность всех средств данной письменности, система отношений между буквами письма и звуками (фонемами) речи, а также сами начертания букв, знаков. Основными средствами совр. рус. Г. являются буквы (см.) и знаки препинания (см.). Кроме того, к средствам Г. относятся различные приёмы сокращения слов, использование пробелов между словами, прописных букв, отступов (см. Абзац), всевозможных подчёркиваний, а в печатном воспроизведении текста - к тому же и шрифтовых выделений. В нек-рых случаях в письменном и печатном воспроизведении текста используется знак ударения. В специальном виде письма - транскрипции (см.) - могут быть применены и другие графические знаки (знак мягкости, долготы, краткости и т.д.).
Степень совершенства графической системы определяется тем, насколько точно буквы письма соответствуют звукам (фонемам) речи. Идеальной Г., в к-рой каждая буква соответствовала бы отдельному звуку (фонеме), а каждый звук (фонема) выражался бы одним буквенным знаком, не существует. Совр. рус. Г. в это.м отношении одна
из самых совершенных, т. к. большинство букв рус. алфавита однозначны.
Совр. рус. Г. по способу воспроизведения и по рисунку букв делится на письменную и печатную (в т.ч. машинописную). Совр. начертания букв письменной Г. образовались на основе начертаний букв др.-рус. письма (см. Письмо).
Основы Г. совр. печатного шрифта были заложены реформой Петра I (см. Реформы азбуки и правописания), к-рый ввёл для печатания книг новый, т. н. гражданский, шрифт с округлыми, без надстрочных знаков (титла, придыхания и т.д.) начертаниями букв (см. Гражданский шрифт). В совр. печатной Г. шрифты различаются по величине (корпус, петит и др.), рисунку (академическая, лат. гарнитуры и др.), по толщине штриха (светлый, полужирный, жирный), в зависимости от назначения - текстовые (для газет, журналов, книг), акцидентные (для реклам, объявлений и т.д.) и др. Проведена стандартизация шрифтов.

 

Грамоты (от греч. grammata - чтение и письмо, элементарные науки) - деловые документы официального или частного характера, распространённые в русском государстве в 10 - нач. 20 вв. Слово «Г.» было освоено морфологически рус. языком и попало по сходству строения в круг других существительных исконного происхождения со слав, суффиксом -от(а). В памятниках рус. письменности 11-17 вв. наблюдаются колебания в написании корня: грам(м)от- и грам(м)ат-, свидетельствующие об отходе от греч. первооригинала
в данном слове и его производных. Не позднее 101 15 в. в рус. письменности появляется слово грамотка в значении 'письмо', закрепляясь в дальнейшем в значении 'частное письмо' в отличие от значения 'деловой документ частного характера', к-рое продолжало сохранять за собой слово грамота.
Г. являлись самым распространённым видом деловой письменности на Руси. Известно св. 130 видов Г. разного назначения. Г. охватывали различные сферы управления светским государством и церковью: имущественные отношения (вкладная, вотчинная Г. и др.); право и суд (охрана прав личности и собственности): бессудная, полевая Г. и др.; взимание налогов (льготная, оброчная Г. и др.); финансы и торговля (купчая, выкупная Г. и др.); сословно-иерархичегкие отношения (вм'Ьстная, невм'Ьстная Г.); межгос. (международные) отношения (в*крющая, полномочная, перемирная Г. и др.). В названиях типов Г. могут проявляться также способ их оформления, напр мишенная 'с мишенью (печатью)', златопечатная Г. и др., отдельные элементы их содержания (жалобная, повел'Ьнная, поклонная Г.) и другие моменты не классифицирующего свойства.
Г. создавались на самых различных территориях Рус. государства, как в центре, так и на местах. Их датировка бывает либо прямая (указана в самой Г.), либо восстанавливается по косвенным историческим данным (упоминаемые лица и события). Это касается и локализации Г., т. е. установления места их создания. Авторами (точнее говоря, писцами) Г. были, как правило, дьяки, подьячие, писчики. Упоминания о непосредственном исполнителе Г. встречаются уже в ранних Г., но с сер. 15 в. указание на то, кто писал Г., становится нормой. Большинство сохранившихся Г. из центральной и местных канцелярий находится в архивах Москвы и С.-Петербурга, других городов быв. СССР, а также в ряде зарубежных архивов. Г. имели хождение в подлинниках и копиях. Сам характер документа диктовал необходимость размножения его в копиях либо при составлении, либо впоследствии. Г. обычно писали не сразу, а сначала составляли «чёрную», или «чернёную», Г. (черновик), а затем уже беловик («белую» Г.).
В своих языковых особенностях Г. отражают взаимодействие местной живой народно-разг. речи с приказным письменным языком. В Г., существовавших в рус. языке на протяжении длительного периода, отразился также процесс постепенного складывания норм рус. национального лит. языка.
Особую разновидность Г. как бытовой письменности составляют берестяные грамоты (см.).

 

Грамматическое значение - обобщённое, отвлечённое языковое значение, присущее ряду слов, словоформ, синтаксических конструкций и находящее своё регулярное (стандартное)
выражение в грамматических формах (см.). В области морфологии - это общие значения слов как частей речи (напр., значения предметности у существительных, процессуальное™ у глаголов), а также частные значения словоформ и слов в целом, противопоставляемые друг другу в рамках морфологических категорий (см. Грамматическая категория) (напр., значения того или иного времени, лица, числа, рода). В области синтаксиса - это значение предикативности (свойственная предложению отнесённость сообщаемого в тот или иной временнбй и объективно-модальный план), а также разнообразные отношения компонентов словосочетаний и предложений как абстрактных грамматических образцов (в отвлечении от их лексического наполнения): значения семантического субъекта, объекта, того или иного обстоятельственного квалификатора (локальное, темпоральное, причинное, целевое и т.п.); формализованные в определённых языковых средствах компоненты тема-рематической структуры предложения (см. Актуальное членение предложения); выраженные союзной связью отношения частей сложного предложения. К Г. з. могут быть также отнесены (в той мере, в какой словообразование, при всей его специфике, может рассматриваться как часть грамматического строя языка) словообразовательные значения как обобщённые значения, выраженные внутрисловными средствами у части мотивированных слов той или иной части речи. Это значения мутационные (напр., носителя признака, производителя действия), транспозиционные (напр., опредмеченного действия или признака), модифика-ционные (напр., градационные - указывающие на ту или иную степень проявления признака). Г. з. противопоставлены лексическим значениям, лишённым регулярного (стандартного) выражения и не обязательно имеющим абстрагированный характер, но тесно связаны с ними, иногда ограничены в своём проявлении определёнными лексическими группами слов.
В системе Г. з. объективируются - через ступень понятий - знания о предметах и явлениях действительности, их связях и отношениях: так, понятие действия (в широком смысле - как процессуального признака) абстрагированно выявляется в общем значении глагола и в системе более частных категориальных значений, присущих глаголу (время, вид, залог и др.); понятие количества - в Г. з. числа (категория числа, имя числительное как особая часть речи и др.); различные отношения предметов к другим предметам, действиям, свойствам - в системе Г. з., выражаемых падежными формами и предлогами.
Различаются, с одной стороны, Г. з. референци-альные (несинтаксические), отражающие свойства предметов и явлений внеязыковой действительности, напр. значения количественные, пространственные, временные, орудия или производителя действия, и, с другой - Г. з. реляционные (синтаксические), указывающие на связь словоформ в составе словосочетаний и предложений (напр., соединительное, противительное значения союзных конструкций) или на связь основ в составе сложных слов (соединительное словообразовательное значение). Особый характер имеют Г. з., отражающие отношение говорящего к тому, о чём идет речь, или к собеседнику: субъективная модальность, субъективная оценка, вежливость, непринуждённость и т. п.

 

Грамматические словари - словари, содержащие информацию о морфологических и синтаксических свойствах слова. Назначение Г. с— указать словоизменительные и синтаксические характеристики слова, существенные для построения грамматически правильных фраз, в к-рые входит данное слово. Г. с. включают перечень слов, расположенных в прямом или обратном алфавитном порядке (см. Обратные словари). Принципы отбора слов и объём сведений о каждом слове различны и варьируются в зависимости от назначения и адресата каждого Г. с. Помимо написания в Г. с. могут указываться принадлежность слова к определённой части речи, его грамматическое значение (см.) и его грамматические формы (см.), отмечаться варианты или нестандартные образования форм, различия форм в зависимости от значения или лексической сочетаемости слов, расхождения в семантике соотносимых форм, отсутствие или неупотребительность отдельных, обязательных с точки зрения рус. языковой системы форм, подвижность ударения, чередование гласных и (или) согласных и др. Первый полный Г. с. рус. языка «Грамматический словарь русского языка. Словоизменение» А. А. Зализняка (1977; 3-е изд., 1987) содержит грамматические характеристики ок. 100 тыс. слов. В нём компактно излагаются теоретические основы рус. грамматики (словоизменения), даётся объяснение особенностей совр. словоизменения (и ударения), сопровождающееся обобщающими таблицами. В таблицах суммируются сведения о распределении слов по частям речи, о количестве типов склонения и спряжения, их особенностях, показывается распределение слов по типам ударения. Из синтаксических характеристик приводятся те, к-рые в большей степени связаны со словоизменением: род и одушевлённость - неодушевлённость у существительных, переходность - непереходность у глаголов. Даются сведения о словообразовательных возможностях слов: у прилагательных - сведения об образовании сравнительной степени, при глаголах — сведения об образовании глаголов противоположного вида. При помощи специальной системы условных помет можно построить нужные формы (и узнать ударение), установить словоизменение любого слова.
К Г. с. также относят нек-рые пособия и справочники, содержащие описание отдельных сложных явлений грамматики: словарь-справочник «Управление в русском языке» Д. Э. Розенталя (1981), содержащий св. 2100 словарных статей, призванных разрешить сомнения, к-рые возникают при выборе вариантов конструкций, различающихся смысловыми и стилистическими оттенками; словарь-справочник «Трудности словоупотребления и варианты норм русского литературного языка» под ред. К. С Горбачевича (1973), основной задачей к-рого является оценка вариантов слов и форм слова в пределах норм совр. рус. языка; словарь-справочник «Русский глагол. Предложное и беспредложное управление. Для лиц, говорящих на английском языке» (сост. В. П. Андреева-Георг и В. Д. Толмачёва, 1975); «Словарь грамматических трудностей русского языка» Т. Ф. Ефремовой и В. Г. Костомарова (1985), содержащий описание сложных явлений грамматики рус. языка (отклонения от правил, связанные с чередованием звуков и перемещением ударения, а также с наличием вариантов и нерегулярностью образования форм); «Краткий словарь трудностей русского языка. Грамматические формы и ударение» Н. А. Еськовой (1994), посвященный нерегулярно образуемым формам, случаям вариантного образования форм, ограничениям нек-рых форм.
Существуют словари, совмещающие в себе черты Г. с. и словаря другого типа; напр., «Школьный грамматико-орфо1 рафический словарь русского языка» А. В. Текучева и Б.Т.Панова (1976; 2 изд., 1985) даёт различные сведения о слове: как оно пишется (орфография), как оно произносится (орфоэпия), как членится (состав слова), указываются грамматические формы (морфология), даётся толкование трудных слов. Словарь-справочник «Грамматическая правильность русской речи. Опыт частотно-стилистического словаря вариантов» Л. К. Граудиной, В. А. Ицковича, Л. П. Катлинской (1976) фиксирует только ту часть рус. грамматики, к-рая имеет вариантные формы и конструкции для выражения одного и того же значения. «Словарь несклоняемых слов» Н. П. Колесникова (1978) содержит ок. 1800 слов. В нём наряду с грамматическими пометами указываются происхождение и произношение слова, даётся его толкование.
Первым функциональным описанием элементарных единиц синтаксиса рус. языка, из к-рых строятся словосочетания и предложения,— т. н. синтак-сем, стал «Синтаксический словарь. Репертуар элементарных единиц русского синтаксиса» Г. А. Золотовой (1988). Словарь может быть использован в качестве нормативного семантике-грамматического справочника: первая его часть представляет именные синтаксемы, вторая - син-таксемы других частей речи (глагола в его спрягаемых и неспрягаемых формах, прилагательного, наречия).
Новым типом словаря - толково-грамматическим - является словарь «Русский глагол и его причастные формы. Толково-грамматический еловарь» И. К. Сазоновой (1989), в к-ром впервые на основе принципа единства словаря и грамматики даётся описание семантики и грамматических особенностей рус. причастий в их отношении к другим глагольным формам. В словарь включено 2500 глаголов, чьи причастные формы (ок. 7500) имеют к.-л. грамматические, семантические и другие отступления от регулярных парадигм. Словарная статья содержит глагольный и причастный блоки. Словарь является наиболее полным источником лексической и грамматической информации о широком фрагменте глагольной подсистемы рус. языка.
Несмотря на все различия существующих Г. с. и словарей-справочников по рус. грамматике, все они служат единой цели - повышению культуры речи.

 

Грамматические единицы - слово, словоформа, синтаксическая конструкция (словосочетание, простое предложение, сложное предложение) как носители обобщённых грамматических свойств, а также средства выражения грамматических значений: служебные морфемы (аффиксы) и их совокупности, служебные слова (предлоги, союзы, частицы) и др. (см. Грамматическая форма). Для грамматики характерно иерархическое взаимоотношение Г. е. разных степеней абстракции, в к-ром важнейшую роль играют два вида противопоставлений: 1) линейные (синтагматически выявляемые) Г. е. и соответствующие им Г. е. нелинейные, парадигматические, инвариантные, представляемые в тексте линейными единицами как их вариантами. Напр., морф и морфема (как парадигматическая совокупность морфов), словоформа и слово (как парадигма, состоящая из ряда словоформ), предложение и тип предложения (как синтаксическая парадигма, основанная на чередовании синтаксических времён и наклонений). 2) Словообразовательный тип, морфологическая форма, тип словосочетания или предложения как абстрактный образец, схема, модель, с одной стороны, и конкретное мотивированное слово, словоформа, слово в совокупности его форм, словосочетание или предложение как конкретная, лексически наполненная реализация соответствующего образца, схемы, модели - с другой.
Дальнейшее обобщение Г. е. приводит к вычленению их классов, напр. таких, как части речи -грамматические классы слов, как грамматические категории классы грамматических форм с регулярно выражаемыми однородными значениями, как грамматические способы - классы грамматических форм с однородными средствами выражения.

 

Грамматическая форма - материальный вид существования грамматического значения (см.), языковой знак, в к-ром грамматическое значение находит своё регулярное (стандартное) выражение. В пределах Г. ф. грамматические значения выражаются разными средствами: это аффиксы (в т. ч. нулевые), фонемные чередования («внутренняя флексия»), характер ударения, редупликация (повторы), служебные слова, порядок слов, интонация.
Под Г. ф. в морфологии (морфологическими формами) в рус. языке понимаются регулярные видоизменения слов определённых частей речи, несущие комплекс морфологических значений или одно такое значение (напр., форма им. п. мн.ч. существительного, форма 1-го лица ед. ч. наст, времени глагола, форма сравнительной степени прилагательного). Все формы изменяемого слова составляют его парадигму (см.). Различаются синтетические (простые) и аналитические (сложные) морфологические формы, к-рые представляют собой сочетание знаменательного и служебного слов {буду говорить, говорил бы), функционирующие как одно слово. Конкретное слово в определённой его морфологической форме называется словоформой (см.).
Деление всех Г. ф. слов на формы словоизменения и словообразования восходит к работам Ф. Ф. Фортунатова Иногда также выделяют сферу «формообразования», очертания крой неясны и понимаются по-разному, чаще всего как область образования всех форм, выражающих как словоизменительные, так и несловоизменительные категориально-морфологические значения.
Выражение и содержание в Г. ф. нередко асимметричны. Ср., с одной стороны, преобладающий в рус. языке синкретический способ выражения морфологических значений (напр., значений рода, числа и падежа одной флексией в прилагательных), с другой - «избыточность» выражения значения лица глагола (флексией и личным местоимением: Я иду), числа и падежа существительного (формами самого существительного и согласуемого или координируемого слова), семантики вопроса (особой интонацией предложения, порядком слов и служебными словами - частицами).

 

Грамматическая категория - система противопоставленных друг другу рядов грамматических форм с однородными значениями. В этой системе определяющим является категоризующий признак, напр. обобщённое значение времени, лица, залога и т. п., объединяющее систему значений отдельных времён, лиц, залогов и т. п. и систему соответствующих форм. В широко распространённых дефинициях Г. к. на первый план выдвигается её значение. Однако необходимым признаком Г. к. является единство значения и его выражения в системе грамматических форм как двусторонних (билатеральных) языковых единиц. Г. к. подразделяются на морфологические и синтаксические. Среди морфологических категорий выделяются, напр., Г. к. вида, залога, времени, наклонения, лица, рода, числа, падежа; последовательным выражением этих категорий характеризуются целые грамматические классы слов (части речи). Количество противопоставленных членов в рамках таких категорий может быть различным: напр., Г. к. рода представлена в рус. языке системой трёх рядов форм, выражающих грамматические значения муж., жен. и ср. рода, а Г. к. числа -системой двух рядов форм - ед. и мн. ч. Эта характеристика исторически изменчива: ср.,напр., три формы числа в др.-русском, включая двойственное, и две - в совр. рус. языке.
В рус. морфологии различаются Г. к. словоизменительные, члены к-рых могут быть представлены формами одного и того же слова в рамках его парадигмы (напр., время, наклонение, лицо глагола, число, падеж, род прилагательных, степени сравнения), и несловоизменительные (классифицирующие, классификационные), члены к-рых не могут быть представлены формами одного и того же слова (напр., род и одушевлённость - неодушевлённость существительных). Принадлежность нек-рых Г. к. (напр., вида и залога) к словоизменительному или несловоизменительному типу является объектом дискуссий.
Различаются также Г. к. синтаксически выявляемые (реляционные), т. е. указывающие прежде всего на сочетаемость форм в составе словосочетания или предложения (напр., род. п.), и несинтаксически выявляемые (референциальные, номинативные), выражающие прежде всего различные смысловые абстракции, отвлечённые от свойств, связей и отношений внеязыковой действительности (напр., вид, время); такие Г. к., как, напр., число или лицо, совмещают признаки обоих этих типов.
Иногда термин «Г. к.» применяется к более широким или более узким группировкам по сравнению с Г. к. в указанном истолковании - напр., с одной стороны, к частям речи («категория существительного», «категория глагола»), а с другой -к отдельным членам категорий («категория муж. рода», «категория мн.ч.» и т.п.).
От Г. к. в морфологии принято отличать лекси-ко-грамматические разряды слов - такие подклассы внутри определённой части речи, к-рые обладают общим семантическим признаком, влияющим на способность слов выражать те или иные категориальные морфологические значения. Таковы, напр., в рус. языке существительные собирательные, конкретные, отвлечённые, вещественные; прилагательные качественные и относительные; глаголы личные и безличные; т.н. способы глагольного действия и т. п.
Понятие Г. к. разработано преим. на материале морфологических категорий. Менее исследован вопрос о синтаксических категориях; границы применения понятия Г. к. к синтаксису остаются неясными. Возможно, напр., выделение Г. к. коммуникативной направленности высказывания, строящейся как противопоставление предложений повествовательных, побудительных и вопросительных; Г. к. активности - пассивности конструкции предложения; Г. к. синтаксического времени и синтаксического наклонения, формирующих парадигму предложения, и т.д. Спорным является и вопрос о том, относятся ли к Г. к. т. н. словообразовательные категории: последним не свойственна противопоставленность и однородность в рамках обобщённых категоризующих признаков.

 

Грамматикализация - утрата знаменательным словом лексической самостоятельности как результат употребления его в служебной функции. Примеры Г. в рус. языке: употребление форм глагола быть (имеющего и лексическое значение «бытийности», существования, нахождения где-л.) в качестве связки в предложениях, не имеющих спрягаемых форм глагола (Он был учителем; Будь здоров!), и в роли вспомогательного глагола при образовании аналитических форм буд. времени (буду читать); превращение словоформы в аффикс (напр., древней формы шьды — причастия глагола идти - в суффикс -жды в наречиях типа дважды, трижды); превращение знаменательного слова или сочетания слов в служебное слово - предлог [согласно (чему), вследствие (чего)], союз (значит, будто - из будь то), частицу (пускай, давай, бы - по происхождению форма аориста глагола быть).