Рубрика ‘ И ’

Интернациональные слова, интернационал из мы,— единицы международного лексического фонда, функционирующие не менее чем в трёх неблизкородственных языках, совпадающие в этих языках по своей внешней форме (с учётом закономерных соответствий звуков и графических единиц для каждого языка) и смыслу. И. с. заимствуются несколькими языками из к.-л. одного в результате возрастающей роли культурных и экономических связей между народами, усиления взаимодействия языков. Обычно И. с. обозначают понятия из сферы науки, культуры, философии, социологии и политологии, экономики, техники и производства. Многие из них -термины. Нек-рые учёные считают, что И. с— лексические единицы, общие для неродственных и родственных языков. При этом общие для неродственных языков квалифицируются как слова более широкого распространения. Большинство И. с, функционирующих в рус. языке, относятся к европейско-американскому лингвогеографиче-скому ареалу (т. н. европеизмы).
Основу фонда И. с. составляют слова из др.-греч. и лат. языков (демос, атом, кандидат) и слова, образованные с помощью ставших интернациональными морфем этих языков (корней и аффиксов, напр. анти- из греч. dnti 'против', контр- из лат. contra 'против', -изм, -ист и т. п.). И. с. этого типа возникают в лит. языках на разных этапах их развития — см., напр., появившиеся в рус. языке нигилист, журналист, интеллигенция, коллективизация, активист; в англ.- pragmatism, в чеш.- spartakiada. Нек-рые И. с. имеют автора, напр. в рус. языке фагоцит (И. И. Мечников), делювий (А. П. Павлов), биосфера, ноосфера (В. И. Вернадский), в англ. языке international (Д. Бентан). К И. с. относятся многие лексические единицы совр. языков, напр. из нидерл. языка - большинство морских терминов, из итал. языка - музыкальных, из англ. языка - спортивных, из рус. языка такие слова, как совет, спутник, из чеш.- robot (К. Чапек), из англ.- interview, tank, из нем.- Schrift.
В состав И. с. обычно включаются кальки (см.) и полукальки как в виде цельнооформленных слов (полупроводник - ср. англ. semi-conductor, франц. semiconducteur; ср. франц. caudisme - из рус. хвостизм; евровидение, гуманность), так и в виде словосочетаний (рус. генеральный план - ср. франц. plan general, нем. Generalplan; англ. pole arc — ср. рус. полярная арка, франц. arc polaire). Фонд И. с. и морфем в значительной мере обеспечивает состав (и развитие) совр. научно-технической и общественно-политической терминологии, напр. в области физики - И. с. до 17%, электроники - от 36 до 70%.
При всей интенсивности процессов интернационализации, наблюдающихся в совр. языках, И. с. в каждом языке проходят процесс адаптации к его системе, модифицируя свой внешний облик, грамматические признаки, словообразовательную структуру, семантику, отчасти сочетаемость в соответствии с «уровневыми» структурными закономерностями данного языка. Однако сохраняется сходство семантики (она всегда сходна - тождественна или близка) и по возможности — фонетического облика и письменной формы И. с. в других языках в степени, достаточной для их однотипного функционирования в качестве единиц международного лексического фонда.
При многозначности И. с. в одном из языков в другом языке всегда есть совпадающие значения (ср. рус. автор и франц. auteur). Фонетический и акцентологический облик при сохранении общего сходства И. с. приобретает специфические для каждого языка особенности: ср. рус. трактор [трактър] - франц. [traktcer]. Часты различия и в аффиксальном оформлении И. с: ср. рус. электричество, франц. electricite, исп. electricidad, чеш. electfina. Есть и различия в морфологии: ср. рус. программа (жен. род) — чеш. program (муж. род), рус. класс (муж. род) - франц. classe (жен. род) и т.п.; др.-греч. слова на -Is, -ns, -os, -ov и лат. на -is, -us, -um - ср. или жен. рода. Наблюдаются фазы приспособления И. с. к системе каждого языка. Напр., кюльтивировать^-культивировать; мусйка — музыка -*- музыка; фашио-набельный -^фашионебсльный -^-фешенебельный; контрабандир — контрабандист; атом и диета в 18 в. выступали в форме атома, диет; в 20 в. наблюдалось колебание форм рода у слов спазм — спазма, рояль.
В 20 в. в связи с усилением интернационализации социально-экономических процессов, в условиях совр. научно-технической революции для И. с. характерны тенденции количественного роста, расширения сферы функционирования в лит. языках, унификации международного словаря (вследствие сближения национальных систем терминологии), в конечном счёте - к укреплению позиций И. с. и морфем в совр. лит. языках. В условиях научно-технического прогресса симптоматично параллельное возникновение в разных языках аналогичных И. с, как, напр., в рус. магнитосфера и в англ. magnetosphere. В активном словаре совр. лит. языков И. с. более 10%. Показателен высокий процент И. с. среди неологизмов (см.) рус. языка последних десятилетий - в словаре «Новые слова и значения» (1973) их более 30%. Многие из И. с.-европеизмов распространены и в других лингвогеографических ареалах (телеграф, метр, совет).
В рус. языке сов. периода сложился особый разряд И. с- т. н. советизмы - слова в основном рус. происхождения, получившие распространение в других языках народов быв. СССР, относящиеся гл. обр. к номенклатурной и общественно-политической лексике (напр., район, область, райком, комсомол и т. п.).

 

Интерлингвистика - раздел языкознания, изучающий международные языки как средство межъязыкового общения. Основное внимание обращается на процессы создания и функционирования международных искусственных языков, к-рые исследуются в связи с вопросами многоязычия, взаимовлияния языков, образования интернацио-нализмов и т. п.
Выделение объекта и внутренняя структура И. определились в процессе её длительного развития. И. сформировалась на базе теории лингвопроекти-рования, заложенной работами Р. Декарта (1629) и развитой Г. В. Лейбницем и др. Основным направлением лингвопроектирования 17-19 вв. было логическое, опиравшееся на рационалистическую философию с характерной для неё критикой естественного языка. В рамках этого направления разрабатывались т. н. философские языки, предназначавшиеся для замены естественных языков, как якобы недостаточно совершенных орудий мышления. Наиболее известны проекты Дж. Дальгарно (1661), Дж. Уилкинса (1668), Ж. Делормеля (1795), музыкальный язык сольресоль Ж. Сюдра (1817-66) и др.
Логическому направлению противостояло эмпирическое, предлагавшее упрощение естественного языка как коммуникативной системы без попытки реформирования его как средства мышления: упрощённая латынь Ф. Лаббе (ок. 1650); всеслав. язык Ю. Крижанича (1659-66); упрощённый франц. язык И. Шипфера (1839) и др. Большинство проектов 17-19 вв. предполагало создание априорных языков (лишённых материального сходства с естественными), попытки проектирования апостериорных искусственных языков (по образцу естественных) были редки и непоследовательны. И логическое, и эмпирическое направления разрабатывали системы либо звукописьменно-го языка (пазилалии), либо только письменного языка (пазиграфии); среди последних наибольшую известность получила пазиграфия Ж. Мемье (1797). Хотя с сер. 18 в. логическое направление подвергалось критике, ещё в 1856-58 оно поддерживалось Интернациональным лингвистическим обществом - первой организацией лингвистов, занявшейся проблемой универсального, т. е. международного искусственного, языка. Со 2-й пол. 19 в. лингвопроектирование начинает ориентироваться на создание искусственных языков, к-рые были бы одновременно коммуникативно совершенными, апостериорными и пазилалиями Вместе с тем определяется роль такого языка как вспомогательного средства общения по сравнению с национальными языками.
С появлением в 1879 международного искусственного языка волапюк, впервые реализовавшегося в общении, начинается этап социального использования искусственных языков. Возникает движение за международный язык, первоначально группировавшееся вокруг волапюка, а затем эсперанто, созданного в 1887 варшавским врачом Л. Л. Заменгофом. Переход от теоретического конструирования искусственных языков к практической проверке их в условиях общения создал необходимые предпосылки для формирования И. в собственном смысле слова, к-рая не ограничивается теорией лингвопроектирования, а включает также теорию функционирования социально реализованных языковых систем, получивших наименование плановых языков. Новая область языкознания первоначально называлась космоглотти-кой, а в 1911 Ж Мейсманс предложил термин «И.». После 1879 проблемы международного искусственного языка широко обсуждаются лингвистами разных стран. Вызывала споры сама идея о возможности создания и использования планового языка. В положительном решении этого вопроса большую роль сыграли теоретические выступления Г Шухардта (в полемике с Г. Мейером) и И. Л. Бодуэна де Куртенэ (в полемике с К. Бруг-маном и А Лескином), к-рые показали несостоятельность критики планового языка с позиций лингвистического натурализма, приравнивавшего язык к «организму», «природному дару» и поэтому отвергавшего возможность его искусственного создания.
К нач. 20-х гг. 20 в. А. Мейе констатировал, что полемика о возможности существования планового языка снята самим фактом относительно широкого коммуникативного использования эсперанто. На этом основании он включил в свой обзор языков Европы как естественные (этнические), так и плановые языки. Преимущественное внимание исследователей привлекает проблема определения роли плановых языков в межъязыковом общении. Ин-герлингвистическая проблематика поднималась на 2-м и 6-м Международных лингвистических конгрессах (1931 и 1948), где в пользу планового языка как оптимального способа преодоления многоязычия высказывались многие учёные, однако была высказана и противоположная точка зрения: предлагалось в качестве международных использовать только национальные языки.
Наряду с общими вопросами статуса плановых языков И. разрабатывает их историю, научную систематику и принципы структурной организации (О. Есперсен, Н. В. Юшманов, Г. Вариньен). Вопросы фонологии планового языка рассматривались Н. С. Трубецким, вопросы семантики -Э. Сепиром, лексического состава - А. Мартине. Важное значение имеет установленный Рене де Соссюром факт возникновения в социально используемом плановом языке (эсперанто) закономерностей, не постулированных в первоначальном проекте этого языка. Тем самым плановый язык предстаёт как саморегулирующаяся система, способная и к развитию, и к поддержанию стабильности. Эти вопросы служили предметом специального рассмотрения на 14-м Международном лингвистическом конгрессе (1987).
Практическое использование плановых языков показало, что из всех предлагавшихся систем коммуникативную пригодность имеют лишь языки апостериорного типа, строящиеся по модели естественных языков и комплектующие свой словарь из числа интернационализмов. Две интерлингвистические школы, одинаково стоящие на принципах апостериоризма, различаются характером применения этих принципов. Автономистская (или схематическая) школа исходит из необходимости упорядочения материала, к-рый кладётся в основу планового языка; заимствуя из естественных языков лексические и грамматические элементы, плановые языки этого типа подчиняют их собственным структурным законам, не имеющим исключений. Сторонники натуралистической школы считают необходимым использовать заимствованные лексические и грамматические элементы в той форме, в к-рой они существуют в естественных языках; этим достигается лучшая опознаваемость слов интернационального корнеслова, но затрудняется их активное усвоение из-за большого числа отклоняющихся и неправильных форм. Эсперанто (как и менее распространённый его реформированный вариант идо, созданный в 1907) отвечает принципам автономистской школы. В рамках натуралистической школы были разработаны языки окциденталь (1922) и интерлингва (1951), не нашедшие широкого распространения.
Хотя объектом интерлингвистических исследований являются преим. плановые языки, И. проявляет постоянный интерес к вопросам сознательного воздействия человека на язык, т. е. к языковому планированию и языковой политике, а также к вопросам международной стандартизации научной и технической номенклатуры.

 

Институт русского языка имени
В.В.Виноградова Российской Академии наук (ИРЯЗ РАН) - научно-исследовательское учреждение по изучению русского языка и распространению научных знаний о нём. Основан в 1944. Находится в Москве. Ведущие направления работы ин-та: исследование грамматического строя рус. языка и его эволюции; подготовка грамматических описаний совр. лит. языка различной направленности (функциональной, коммуникативной, ассоциативной, интегральной, поэтической), а также академических исторических грамматик; разработка вопросов культуры речи, исследование лит. языка и диалектов в их совр. состоянии и истории; составление лингвистических атласов; разработка проблем слав, этимологии; изучение рус. языка как средства межнационального и международного общения; анализ совр. политического языка; изучение языка художественной лит-ры, разработка проблем лингвистической поэтики; научное издание письменных памятников; автоматизация лингвистических исследований и развитие машинного .фонда русского языка (см.); подготовка комплекса разнообразных словарей (толковых, орфографических, орфоэпических, синонимических, фразеологических, синтаксических, ассоциативных, поэтических, этимологических, исторических и др.). В ин-те ведётся подготовка аспирантов по всем специальностям русистики. С 1975 действует справочно-консульта-тивная служба рус. языка. Ин-т издаёт научно-популярный ж. «Русская речь» (с 1967; 6 номеров в год), научно-теоретический ж. «Русистика сегодня» (с 1994; 4 номера в год). В 1995 ин-ту присвоено имя акад. В. В. Виноградова. в. А. Пыхов.

 

Институт русского языка имени А.С. Пушкина - специальный учебный и научно-исследовательский центр по подготовке учебников, словарей, кинофильмов, компьютерных курсов и других пособий по русскому языку для иностранцев, по повышению квалификации зарубежных русистов (включая очное и заочное обучение, докторантуру, аспирантуру и стажировки разных сроков), по разработке эффективных методов обучения русскому языку и проведению просветительской работы, связанной с русским языком и культурой. Создан в 1973 на базе Научно-методического центра рус. языка при МГУ. Находится в Москве. Ин-т имеет научно-методический и учебный отделы. Учебный отдел включает: факультет повышения квалификации и ностградуального обучения магистров, аспирантов и докторантов, факультет обучения и стажировки зарубежных студентов, а также различные краткосрочные курсы обучения рус. языку! В ин-те находится постоянный центр Международной ассоциации преподавателей русского языка и литературы (см.) -МАПРЯЛ.
Ин-т координирует деятельность кафедр рус. языка вузов России, в к-рых обучаются иностранные студенты. Издательской базой ин-та и учреждений, оказывающих помощь зарубежным учреждениям и отдельным гражданам в изучении рус. языка, является издательство «Русский язык» (см.). Ин-т издаёт (совместно с МАПРЯЛ) ж. «Русский язык за рубежом» (с 1967; 6 номеров в год) и информационный «Вестник МАПРЯЛ» (с 1993). В. Г. Костомаров.

 

Институт живого слова - высшее научное и учебное заведение, ставившее целью научно-практическую разработку вопросов, относящихся к области речи (см.) и связанных с нею дисциплин; подготовку мастеров живого слова в педагогической, общественно-политической и художественной областях; распространение и популяризацию знаний и мастерства в области живого слова. Был открыт в Петрограде в 1918, существовал до 1924, а затем был преобразован в Научно-исследовательский ин-т речевой культуры. В ин-те в 1918-19 работали А. В. Луначарский,
C. М. Бонди, А. Ф. Кони, В. Э. Мейерхольд, Л. В. Щерба, Б. М. Эйхенбаум, Н. А. Энгель-гардт, Л. П. Якубинский и др. Работа осуществлялась в трёх отделах — научном, учебном и просветительном. Преподавателями Ин-та были предложены специальные программы курсов лекций по теории эстетики и этике общежития, по теории красноречия, теории спора, искусству речи, психологии речи и мышления и др. (опубликованы в «Записках Института Живого Слова» в 1919).

 

Иностранных слов словари - вид толковых словарей, в к-рых объясняются значения слов и терминов иноязычного происхождения, усвоенных каким-либо языком, но осознаваемых его носителями как заимствования, а также их этимология. И. с. с., рассматривающие только часть лексической системы языка (заимствованную лексику), относятся к специальным, или аспектным, словарям, в отличие от общих, или комплексных, отражающих (с разной степенью полноты) лексическую систему языка в целом. Значительная часть слов, включаемых в И. с. с, входит в фонд международной лексики (напр., атом, атрибут, революция, ренессанс).
Первые толкования иноязычных слов как части лексики рус. языка встречались в самых ранних рус. словарных трудах (напр., объяснение др.-евр., греч. слов в словарике, приложенном к Кормчей книге, 1282). Появление собственно И. с. с. в России относится к нач. 18 в. По поручению Петра I был составлен «Лексикон вокабулам новым по алфавиту», включавший в основном заимствования из новых европейских языков. Печатные И. с. с. в 18 в. помещались чаще всего в лит. журналах, напр. в ж. «И то и сё» М. Д. Чул-кова (1769), или в качестве приложений в различных специальных сочинениях, напр. «Словарь разноязычный, или толкования еврейских, греческих, латинских, французских и прочих иноземских употреблений в русском языке и некоторых славянских слов» в седьмом приложении к «Российской или универсальной грамматике» (1769) Н. Г. Курганова. Наряду с объяснением непонятных слов в этих словарях часто показывалась ненужность многих заимствований, к-рым находились адекватные рус. соответствия.
Среди И. с. с, созданных в 19 в., выделяется трёхтомный словарь Н. М. Яновского «Новый словотолкователь, расположенный по алфавиту, содержащий: разные в российском языке встречающиеся иностранные речения и технические термины, значение которых не всякому известно...» (1803-06) — справочник полуфилологического, полуэнциклопедического типа, послуживший образцом для создания многих последующих И. с. с. в 19 - нач. 20 вв.
В 20 в. работа по созданию И. с. с. была продолжена. В 1937 под ред. Ф. Н. Петрова составлен «Словарь иностранных слов», многократно переиздававшийся. Его 7-е переработанное издание (1979) содержит ок. 19 тыс. иностранных по происхождению слов, общераспространённых терминов и терминологических сочетаний, вошедших в разное время в совр. рус. язык. В приложении даны иностранные слова и выражения, встречающиеся в лит-ре в лат. написании. На основе этого словаря подготовлен и издан «Современный словарь иностранных слов» (1992), содержащий более 20 тыс. слов (при каждом слове даётся толкование и справка о происхождении слова — этимология). В словаре отражены изменения в совр. рус. языке, вызванные глубокими преобразованиями в общественной жизни в кон. 80-х - нач. 90-х гг. 20 в.: включены новые слова и значения, вошедшие в рус. язык (преим. общественно-политические и научные термины, переставшие быть узкоспециальными), пересмотрены толкования многих слов.
«Школьный словарь иностранных слов» под ред. В. В. Иванова (1983; 2 изд., переработанное, 1990) помимо информации о значении слова и его происхождении содержит также акцентологическую и грамматическую характеристики слова, в ряде случаев — сведения об особенностях произношения слова и его употребления, иллюстративные примеры, словообразовательное гнездо, а также культурно-исторический комментарий.
Особый тип И. с. с. представляет «Словарь иноязычных выражений и слов, употребляющихся в русском языке без перевода» А. М. Бабкина и
B. В. Шендецова (ч. 1-2, 1966; 2 изд., переработанное и дополненное, 1981-87), в к-ром объясняются функционирующие в рус. языке иностранные выражения, слова-термины и общеупотребительные цитаты, сохранившие свой иноязычный облик (произношение, графику и орфографию). И. с. с. представляют собой обширные своды материалов по иноязычной лексике и истории её усвоения рус. языком.

 

Инверсия (от лат. inversio - перестановка, переворачивание) — перестановка синтаксических компонентов предложения, нарушающая их обычный порядок и приводящая к смысловому или эмоциональному выделению слов. Объём понятия «И.» зависит от понимания обычного порядка слов. В узком и наиболее точном смысле И.— перестановка, нарушающая стилистически нейтральный порядок слов. Это постановка ремы (см. Актуальное членение предложения) перед темой (Хороши летние вечера!) - т. н. субъективный порядок слов (см. Порядок слов) или такая перестановка компонентов словосочетаний, к-рая стилистически окрашивает предложение (Он червяков накопал, удочки притащил). В более широком и менее определённом значении И. часто называют любую перестановку, в т. ч. связанную с изменениями в актуальном членении предложения, а также любой необычный по сравнению с прозаической речью порядок слов в стихотворной речи: «Твоих оград узор чугунный» (Пушкин) (ср. с «прозаическим» порядком слов: Чугунный узор твоих оград). И. И. Ковтунова.

 

Имя. 1) В общем языкознании и философии - единица языка (слово или сочетание слов), к-рая называет (именует) вещь, предмет, явление и выступает в высказывании в синтаксической функции главным образом субъекта или объекта. И. противопоставлено другим языковым единицам, обозначающим признаки или отношения, как единицам атрибутивным и предикатным. В процессе номинации (см.) И получает оформление, соответствующее грамматическим законам данного языка; при этом путём особой трансформации (номинализации) в И. может быть превращена любая атрибутивная или предикатная единица и вообще любое выражение, напр.: красный -*? краснота; ходить -*? хождение или ходьба; Падают листья-— листопад; Необходимо работать -*? необходимость работать; Он не при едет-*- то (или тот факт), что он не приедет... 2) В грамматике русского и многих других языков— класс слов, обладающих формами склонения (см.), противопоставленный глаголу как классу слов, обладающих формами спряжения (см.). В рус. языке к классу И. относятся прежде всего три части речи — имена существительные, имена прилагательные и имена числительные. Каждое из слов, принадлежащих к этим трём частям речи, может в условиях контекста замещаться тем или иным указательным словом, принадлежащим к четвёртой части речи — местоимениям. Все четыре части речи имеют общий признак - наличие падежных форм. В пределах класса И. существительные, личные местоимения, местоимения себя, кто и что и отчасти количественные числительные (см. Числительное) характеризуются собственными (первичными) падежными формами, а прилагательные, порядковые и отчасти количественные числительные, местоименные прилагательные — падежными (также числовыми и родовыми) формами согласования, вторичными от соответствующих форм синтаксически главенствующего слова, обычно существительного. Ядром класса И. является имя существительное как синтаксически самостоятельная часть речи, непосредственно воплощающая в себе идею предметности, «вещности» в морфологических категориях рода, одушевлённости—неодушевлённости, числа и падежа.
Если в совр. рус. языке в пределах класса И. существительное, прилагательное и числительное противопоставлены друг другу достаточно отчётливо, то в праслав. языке и в ранний период
развития др.-рус. языка класс И. представлял 151 собой более тесное единство. Так, количественные числительные выделились в самостоятельную часть речи не раньше 14 в., в древности слова один, два, три и четыре не отличались по своим морфологическим и синтаксическим свойствам от прилагательных, а слова пять, шесть, десять и т. п. — от существительных. Прилагательные в свою очередь были более близки к существительным с формальной и функциональной точек зрения. Об этом говорит уже тот факт, что совр. полные формы со специфичными для прилагательных флексиями «адъективного» типа склонения, напр. белый, белая и т.п., исторически вторичны и происходят от кратких (т. н. именных) форм, напр., бел, бела и т. п., флексии к-рых совпадают с флексиями нек-рых типов склонения существительных, причём именные формы имелись в др.-рус. языке у всех типов прилагательных. Как отмечал А. Л. Потебня, «различие между существительными и прилагательными в языке, доступном наблюдению, в историческое время уменьшается по направлению к прошедшему... В существительном в том же направлении от нас растёт атрибутивность». Эта изначально слабая диффе-ренцированность существительных и прилагательных отражена в разнообразных фактах - таких, как, напр., существительные золото, войско, вечерня, друг (и местоимение друг друга), добро, зло, лихо, тепло или древнейшие названия городов типа Смоленск, Брянск (первоначально все они - именные формы прилагательных); старинные пословицы и поговорки типа Молодо-зелено, Бос лаптей не износит; наречия, сохраняющие в своей структуре древние именные формы, типа досуха, досыта, начерно, вчерне; такие обороты, как лучше вчерашнего, больше нашего, испытай-ка с моё; атрибутивные сочетания типа кремень-человек, окунь-рыба. В этом же ряду должна быть отмечена и сохраняющаяся в совр. рус. языке достаточно свободная транспозиция прилагательных в существительные, определяемая механизмами субстантивации (см.).
Класс И. в совр. рус. языке чётко противопоставлен глаголу (его спрягаемым формам) как основному предикатному классу слов по целому ряду признаков. Кроме словоизменительных и синтаксических различий, у И. и глаголов различны состав грамматических категорий, соотношение способов словообразования (в И. преобладают суффиксация и сложение, в глаголе — префиксация), структура основы (в И., кроме несклоняемых, возможна только основа на согласную, в глаголе же этого ограничения нет).

 

Имперфективация - один из двух основных способов видообразования (см. Перфективация), образование форм несовершенного вида от перфективных глаголов (то есть глаголов совершенного вида). Члены видовых пар, образуемых путём И., одни лингвисты относят к формам одного глагола (В. В. Виноградов, Ю. С. Маслов и др.), другие -считают разными глаголами (С. О. Карцевский, П. С. Кузнецов, А. В. Бондарко и др.). В рус. языке И. осуществляется с помощью суффиксов -ива-(-ыва-), -а-(-я-), -ва-, -еоа- (суффиксальное образование видовых пар). Самым продуктивным является суффикс -ива-(-ыва-). Он образует несов. вид от глаголов: а) с основой инфинитива на -а(тъ) и с основой наст, времени на -ай, -уй, -ей, на согласный {заработать [заработай-] - зарабатывать, рассовать [рассуй-] - рассовывать, засеять [засей-] -засеивать, переписать [перепис-] — переписывать); б) с основой инфинитива на -оло (ть), -оро(ть) (проколоть — прокалывать, распороть - распарывать); сюда примыкают глаголы на -и(тъ) с корневыми -оло-, -оро- (обмолотить -обмолачивать, отморозить - отмораживать); в) с суффиксом однократности -ну- (перепрыгнуть — перепрыгивать); г) с основой инфинитива на -с(ть) и с основой наст, времени на согласный (разглядеть - разглядывать, рассмотреть - рассматривать; исключение составляют глагол обидеть и приставочные образования от кипеть, гореть, лететь); д) с суффиксом -и(тъ) после гласных, с приставками вы-, обез-; примыкают сюда отглагольные префиксальные образования, небольшая часть отымённых глаголов (обезглавить - обезглавливать, расклеить - расклеивать, выбросить - выбрасывать, расхвалить -расхваливать, очеловечить - очеловечивать).
К высокопродуктивным относится и суффикс -а-(-А-), к-рый по активности несколько уступает суффиксу -ива-(-ыва-). Он присоединяется: а) к основам глаголов на -сти(-сть), -зти(-зть), -чь [подмести — подметать (чередование с/т), залезть — залезать, заползти - заползать; исключение составляют приставочные образования от везти, вести, нести, см. также Глаголы движения; глагол учесть и приставочные глаголы от красть, волочь формы несов. вида образуют с помощью суффикса -ива-(-ыва-): учесть - учитывать, выкрасть — выкрадывать, отволочь -отволакивать]; б) к основам с чередованием а/им,ин (сжать1 - сжимать, сжать - сжинать, принять - принимать); в) к основам глаголов на -ере(ть) с чередованием корневых гласных е/и (умереть - умирать); г) к основам приставочных глаголов от ткнуть, -мкнутъ, слать, стлать, гнать, ждать, брать, врать, звать, драть, жрать, (пре)зреть, -мнить (воткнуть - втыкать, отобрать — отбирать, напомнить — напоминать и т. п.); при этом происходит чередование корневых гласных 0/ы, 0/и и др.; д) к основам приставочных глаголов, образованных от простых глаголов, имеющих суффикс -ну- со значением постепенности: гаснуть, гибнуть, вязнуть, сохнуть, тонуть и т. п. (погаснуть - погасать, погибнуть - погибать, засохнуть — засыхать, утонуть - утопать); примыкают сюда слова, претерпевшие опрощение (см.): вникнуть - вникать, проникнуть - проникать, исчезнуть - исчезать и т.п.; е) к основам приставочных глаголов от кипеть, гореть, лететь и к основе глагола обидеть (закипеть - закипать, сгореть — сгорать, обидеть - обижать); ж) к основам приставочных глаголов отсыпать, резать, тыкать (насыпать -насыпдть, разрезать — разрезать, воткнуть — втыкать); здесь возникают вариантные образования типа перерездть и перерезывать, вырезать и вырезывать (в производных от глагола резать); сюда же относятся пары от глагола бежать: забежать - забегать, пробежать - пробегать и т. п.); з) к основам приставочных глаголов на -и(ть) (выпустить - выпускать, пропустить — пропускать, возместить — возмещать, объяснить - объяснять и т. п.); в «Грамматическом словаре русского языка» А. А. Зализняка (3 изд., 1987) зафиксировано ок. 1000 таких пар (по подсчётам М. А. Шелякина).
Ок. 1500 префиксальных глаголов на -и(ть) образуют формы несов. вида с помощью суффикса -ива- (-ыва).
Суффикс -а- используется также при образовании форм несов. вида непроизводных глаголов на -и(ть): пустить — пускать, решить - решать, лишить - лишать и т. п.
Суффикс -ва- является непродуктивным. В совр. рус. языке новых видовых пар с этим суффиксом не возникает. Видовые пары с суффиксом -ва- охватывают лишь небольшие группы глаголов: а) приставочные глаголы на -с(ть), -я(ть) (нагреть - нагревать, созреть - созревать, засеять - засевать); б) приставочные глаголы, образованные от глаголов с односложными корнями на гласный: бить, пить, вить, пить, шить, гнить, жить, брить; знать, стать; дуть, (об)уть (связанная основа), разуть; мыть, крыть, выть, ныть, рыть, быть, стыть; петь, (в)дсть (связанная основа) (разбить - разбивать, налить -наливать, узнать - узнавать, продуть — продувать, раскрыть - раскрывать, остыть - остывать, запеть — запевать, вдеть - вдевать, обуть - обувать). Суффикс -ва- образует формы несов. вида непроизводных глаголов: деть — девать, дать - давать.
Непродуктивный суффикс -сва- употребляется в нескольких видовых парах: продлить - продлевать, застрять - застревать, встрять - встревать, затмить — затмевать, растлить - растлевать, пристрятъ — пристреватъ (прост.), снабдить - снабдевать (устар.; ср. снабжать).
Различаются первичная и вторичная И. К первичной И. относится образование форм несов. вида от непроизводных бесприставочных перфективных глаголов: дать — давать, деть - девать, купить - покупать, убедить - убеждать, снабдить - снабжать, простить - прощать, явить — являть, утолить - утолять, разорить — разорять, посетить — посещать и т. п. Вторичная И.- образование форм несов. вида от приставочных глаголов сов. вида.
К И. не относится образование глаголов несов. вида от глаголов несов. вида: ходить — хаживать, говорить — говаривать, сидеть — сиживать; ходить — захаживать, похаживать; свистеть -подсвистывать и т. п. Такие пары — продукт словообразования (см.). И.— процесс чисто грамматический.

 

Имперфект [лат. imperfectum (tempus) - букв, незаконченное (время)] - простая грамматическая форма прошедшего времени древних славянских языков, и в том числе древнерусского, впоследствии утраченная всеми восточнославянскими языками. Как и аорист (см.), И. обозначал действие, полностью отнесённое к прошлому, но являющееся длительным и мыслимым как неограниченное во времени протекания или повторяющееся без ограничения этой повторяемости: азъ неслухъ — 'я носил (когда-то долго или много раз)', товары куплАуХу — 'товары покупали (много раз)'.
Исконно И. образовывался от основы инфинитива с помощью суффиксов -"ках-, -аах- и -ах-, к к-рым присоединялись личные окончания (И. имел формы 1-го, 2-го и 3-го лица ед., мн. и двойственного ч.). При этом использование того или иного суффикса зависело от конечного звука инфинитивной основы. Суффикс -"Ьах- присоединялся к основам инфинитива на согласный: нес-ти — нес-'ках-ъ; в этом случае, если основа оканчивалась на задненёбные [к], [г], [х], ещё в праслав. период эти согласные в положении перед f*k] изменялись в шипящие [ч'], [ж'], [ш'], a [*fc] после мягких - в [а]: б*кчы (из 'beg-ti) — б'кж-аах-ъ. Если основа инфинитива оканчивалась на -и-, И. образовывался с помощью суффикса -аах-, при этом гласный основы [и] перед [а] изменялся в [/] и смягчал предшествующий согласный (сочетания согласных с [/] изменялись в мягкие иного качества): но-си-ти — ношаахъ Csi>sj>$'), ро-ди-ти - рожаахъ Cdi>dj>l'). Суффикс -ах- присоединялся к основам на -а- и -*fc-: зна-ти — зна-ах-ъ, видЪ-ти — видЪ-ах-ъ. Т. о., напр., И. от глаголов нести, б'кчи, носити, знати имел след. формы. В др.-рус. языке исконный способ образования И. не сохранился: сочетание гласных -*kfl-пережило процесс уподобления и изменилось в -аа-, а затем (как исконное -аа-) подверглось стяжению в -а- (обозначаемое на письме после мягких буквой а) : нескахъ > несл.ахъ > неслась, хваллахъ>хвалАхъ, знаахъ>знахъ и т.д. Такие же фонетические изменения пережили и формы И. от глагола быти, образовывавшиеся исконно от основы 6*fc- с суффиксом -ах-: б"кахъ> блхъ, б"ка-шОбллие и т.д. Кроме того, во 2-м лице мн.ч. вместо -шете в др.-русском выступало сочетание -сте: неелсте, хваллхте; во 2-м и 3-м лице двойственного числа вместо -шета, -шете в др.-русском употреблялось -ста (т.о., 2-3-е лицо двойственного числа имело единую форму: нес/кста, хвалл.ста); наконец, в 3-м лице мн. ч. могло выступать вторичное окончание -ть: неслхуть, хвалАхуть, знахуть.
И. был утрачен народно-разг. др.-рус. языком очень рано, вероятно, к кон. 12 в., однако, судя по новгородским берестяным грамотам (см.), исконно др.-рус. языку он был известен (формы И. отмечены в двух грамотах 1-й пол. 12 в.). В церков-но-книжных памятниках (в церковно-богослужеб-ных книгах, в житийной лит-ре), а также в летописях формы И. широко употреблялись до 14-15 вв. В совр. языке следов И. не осталось, если не считать использования формы 3-го лица мн. ч. в выражении еле можаху (о пьяном человеке), вв. Иванов.