Рубрика ‘ Н ’

Нейтральные стилистические средства языка - языковые средства (слова, словосочетания, фразеологические единицы, синтаксические конструкции, морфологические формы и т.п.), употребляющиеся в любом функциональном стиле языка, в устной или письменной форме речи, в любой ситуации общения и обеспечивающие единство литературного языка как системы. В иной терминологии они называются межстилевыми или общелит. средствами языка. Понятие нейтральности относится к разным уровням языка и тесно связано с понятием нормативности-ненормативности (см. Норма). Категория нейтральности языковых единиц изучается теорией лит. языка (см. Литературный язык) и стилистикой. Описание этих средств содержится гл. обр. в нормативных грамматиках. Они регистрируются также в словарях различного типа.
По мнению большинства языковедов, Н. с. с. я., не создавая особого функционального стиля, являются «точкой отсчёта» при стилистической дифференциации элементов языка, т. к. именно по отношению к ним выделяются все языковые элементы, к-рые определяются как специфические для того или иного функционального стиля (той или иной разновидности лит. языка). Однако нек-рые учёные, обращая внимание на тексты, лишённые стилистической маркированности, считают эту немаркированность значимой (т. е. воздействующей на адресата речи отсутствием ожидаемых стилистически окрашенных элементов), что даёт им возможность ввести понятие нейтрального стиля.
Понятие нейтральности чаще всего применяется к области лексики и является исходным для квалификации единиц словарного состава как стилистически маркированных (см. Нейтральная лексика). В лексикографической практике (реже в грамматиках лит. языка) стилистическая квалификация лексики осуществляется с помощью специальных помет {разг., прост., высок., офиц. и др.). Нейтральные слова не снабжаются пометами, что и подчёркивает их противопоставленность стилистически окрашенной лексике.
В лингвистической лит-ре существует точка зрения, согласно к-рой отдельность любого функционального стиля (любой разновидности лит. языка) определяется специфическими для данного стиля языковыми средствами, а Н. с. с. я. не могут учитываться при разграничении стилей, поскольку являются их общей основой. Многие исследователи высказывают мысль о том, что специфика функционального стиля определяется в первую очередь степенью соотношения специфических и нейтральных элементов (разной для каждого стиля) и качественным набором этих нейтральных элементов, к-рый регулируется ситуационно-тематическими условиями речи, а также формой речи (письменной или устной).
Нейтральные единицы языка, являясь в большинстве случаев точкой отсчёта для выявления стилистически окрашенных членов парадигмы, не всегда входят в её состав. Чаще всего это касается лексического состава языка, напр. области предикатной (иначе, характеризующей, оценочной) лексики; ср. синонимический ряд: молокосос - сосунок — щенок — сопляк — пащенок, где все члены стилистически окрашены. В области синтаксиса нейтральная единица также может выступать членом синонимического ряда (ср. Во время вашего пребывания в Москве... — Когда вы были в Москве...).
Нейтральные средства выделяются не только по отношению к функциональным стилям, но и по отношению к способам выражения экспрессии (эмоционального содержания речи); ср. экспрессивно окрашенные синонимы скупердяй, жмот, жила и нейтр. скупой.
Границы нейтральных средств языка исторически изменчивы (слова, стилистически маркированные, в истории развития языка могут перейти в нейтральные, возможен и обратный процесс), напр. сущ. обаяние в «Толковом словаре русского языка» под ред. Д. Н. Ушакова имеет помету разг., а слова живописец, заздравный - помету книжн. устар. В более поздних толковых словарях эти слова описываются как нейтральные.

 

Нейтральная лексика, общеупотребительная лексика, межстилевая лексика,— один из основных разрядов литературной лексики, наряду с книжной лексикой (см.) и разговорной лексикой (см.); состоит из слов, имеющих распространение во всех функционально-стилистических вариантах литературного языка. Н. л. предназначена для констатирующего, безоценочного, нетерминологического обозначения предметов, понятий повседневной жизни, явлений природы, периодов жизни человека и состояний его жизнедеятельности, отрезков времени, мер длины, веса, объёма и т. п. Она лишена экспрессии, эмоциональных и социальных оценок.
Н. л.— точка отсчёта в «шкале экспрессивности», по к-рой распределяется лит. лексика по основным разрядам: межстилевая (нейтральная), книжная (повышенной экспрессии) и разговорная (пониженной, или сниженной, экспрессии). Н. л.— тот фон, на к-ром и благодаря к-рому проявляются во всём разнообразии экспрессивно-эмоциональные свойства книжной и разг. лексики. В ряду стилистических синонимов Н.л. является смысловой (семантической) доминантой синонимического ряда и своеобразной осью, вокруг к-рой выстраивается парадигма «шкалы экспрессивности» и функционально-стилистической дифференциации лит. лексики, напр.: шествовать (книжн., высокое) -
идти (нейтр.) - плестись (разг., сниженное); гла-ва (книжн., высокое) - голова (нейтр.) - башка (разг., фамильярное). Н.л. сопоставлена (противопоставлена), т. о., с лексикой книжной и разговорной по отсутствию/наличию экспрессивной окраски, а также по границам распространения в лит. языке (Н.л. общеупотребительна, а два других разряда ограничены рамками преимущественного распространения соответственно в книжной и разг. речи).
Однако жёстких рамок для идентификации Н. л. в реальной речевой коммуникации носителей лит. языка нет. Во-первых, в семантической структуре значительной части Н.л. есть книжные и разг. значения (или оттенки), а значит, и соответствующая экспрессивная окраска, к-рая «выступает» тогда, когда данное слово используется в таких значениях. Так, св. 1850 слов нейтральных (по «Словарю русского языка» СИ. Ожегова, 11-е изд., 1975) имеют экспрессивно окрашенные разг. значения, напр.: бегать, постный, ползти и др.; глагол трогать имеет книжное и разг. значения. Во-вторых, состав Н.л. исторически изменчив, постоянно пополняется за счёт книжной и разг. лексики (напр.: бесспорный, действительно, телевизор, огрех, расчёска, напарник и др.), нек-рые слова приобретают стилистически окрашенные значения, напр.: именинник — 'тот, у кого день рождения' (разг.), проработать - 'подвергнуть кого-либо резкой критике' (разг.).
Н. л. составляет основную часть (ок. /а) лит. лексики, является базой её количественного роста, стилистического развития, стилистического разнообразия. Базовый характер Н.л. определяется как её количественным преобладанием в словарном составе лит. языка, так и особенностями семантики, а также особенностями сочетаемости (см. Словосочетание). Значения таких слов весьма ёмкие. Н.л. свойственны усложнённая семантическая структура, тонкая нюансировка значений и их оттенков (напр., глагол идти в «Толковом словаре русского языка» под ред. Д. Н. Ушакова имеет 40 значений); для Н. л. характерны широкие возможности сочетаемости. Всё это определяет особую выразительность Н. л. (несмотря на отсутствие экспрессивной окраски): благодаря семантической ёмкости Н.л. под влиянием контекста, фразеологического окружения может употребляться в переносно-расширительных смыслах при сохранении основной семантики для передачи новых граней содержания и субъективной модальности. Н. л. служит базой и для формирования фразеологических единиц различного стилистического статуса. Нейтральные слова выступают в качестве их конструктивных элементов, гл. обр. как опорный компонент фразеологизма (см., напр., фразеологизмы со словами голова, идти/ходить, стоять и др.: голова кружится, идти в ногу, стоять выше кого- чего-л. и т. п.).

 

Неизменяемые слова - слова, не имеющие грамматических форм словоизменения. К ним относятся две группы слов: 1) слова, принадлежащие к частям речи, лишённым категориально-морфологических значений, выражаемых разными словоформами одного и того же слова; в эту группу входят все служебные слова, междометия, из знаменательных слов - только наречия (кроме качественных наречий на -о, имеющих форму сравнительной степени: быстро — быстрее); напр.: вдруг, туда, по-братски, около, между, без, но, разве, лишь, ура; 2) нек-рые слова, принадлежащие к частям речи, нормально склоняемым и выражающим в разных словоформах категориально-морфологические значения рода, числа, падежа. В эту группу входят: т. н. несклоняемые существительные (см.), напр.: пальто, антраша, рагу, Тбилиси, Кармен, МГУ; т. н. несклоняемые прилагательные - иноязычные слова типа бордо, хаки, электрик, коми (последнее употребляется и как существительное; ср. язык коми и коми как представитель национальности); притяжательные местоименные прилагательные его, её, их; местоименные числительные мало и немало. Среди глаголов Н. с. нет.
Все Н. с. второй группы способны выражать те же грамматические значения, что и у остальных слов соответствующих частей речи, но выражают их только синтаксически (связями с соседними словоформами), напр. в словосочетании купил новое пальто у слова пальто синтаксически выражены значения ср. рода ед. ч. вин. п. Существует точка зрения на такие Н. с. как на слова, представляющие собой совокупность омонимичных словоформ с нулевыми флексиями и принадлежащие к т. н. нулевому типу склонения.

 

Настоящее время - время глагола, обозначающее, что процесс, названный глаголом, осуществляется одновременно с моментом речи или иной точкой отсчёта (об абсолютном и относительном времени см. Время): Учитель читает рассказ, ученики слушают (абсолютное Н. в.); Он говорил.
что  чувствует   запах дыма (относительное Н.в.).
Формы Н. в. образуются только от глаголов несов. вида. Для образования форм Н. в. к основе наст, времени присоединяются окончания, представляющие собой совмещённый показатель лица и числа. В зависимости от принадлежности глагола к первому или второму спряжению (см. Спряжение) к основе присоединяются след. окончания: в ед. ч.— 1-е лицо -у{-ю), 2-е лицо -ешь или -ишь, 3-е лицо -ет или -ит; во мн. ч.— 1-е лицо -ем или -им, 2-е лицо -ете или -ите, 3-е лицо -ут{-ют) или -ат{-ят). В глаголах первого спряжения с основой наст, времени на заднеязычные к, г при образовании форм 2-го и 3-го лица ед. ч. и 1-го и 2-го лица мн. ч. происходит чередование к — ч, г -ж {пеку, пекут, но печёшь, печёт, печём, печёте; берегу, берегут, но бережёшь, бережёт, бережём, бережёте), в этих же формах конечный парно-твёрдый согласный основы чередуется с соответствующим мягким {беру, берут, но берёшь, берёт, берём, берёте). В нормированной речи только глагол ткать не имеет чередования к - ч при образовании форм наст, времени: тку, ткёшь, ткёт, ткём, ткёте, ткут. В глаголах второго спряжения при образовании формы 1 -го лица ед. ч. происходят чередования в' - ел', б' — 6л', м' — мл', п' - пл', ф' - фл', cm' - щ, т' - ч, д' - ж, з' - ж, с' — ш: правят - правлю, любят — люблю, кормят - кормлю, топят — топлю, графят -графлю, простят — прощу, летят - лечу, водят — вожу, грузят — гружу, просят — прошу. В ряде глаголов с основой наст, времени на -т, напр. обратить, поглотить, превратить {из-, воз-, со-, от-, предот), развратить, защитить, воплотить, прекратить, сократить, укротить, возмутить, смутить, ощутить, поработить, посетить, осветить, просветить, освятить, посвятить, насытить, пресытить, восхитить, похитить, расхитить, при образовании формы 1-го лица ед.ч. происходит чередование т' - щ: обратят — обращу, прекратят — прекращу, защитят - защищу и т. д. Нек-рые глаголы с инфинитивом на -ать образуют вариантные формы, нередко различающиеся своим значением и употреблением: брызгать - брызжут и брызгают, махать - машут и махают, тыкать - тычут и тыкают.
Формы Н.в. могут быть образованы от любого глагола несов. вида. Однако практически избегаются в употреблении нек-рые формы 1-го лица ед.ч. (напр., от глаголов стонать, победить, очутиться, колесить), а также формы 1-го и 2-го лица от глаголов, лексическое значение к-рых препятствует образованию этих форм: влажнеть, гласить, дробиться, звучать, ветвиться, толпиться, распадаться и др.
По значению различают собственно Н. в. (настоящее актуальное) и несобственно Н. в. (настоящее неактуальное). Собственно Н. в. означает, что осуществление названного глаголом процесса совпадает с моментом речи: «Дрожит блестящая роса На листьях крупными слезами* (А. К. Толстой); «В поле чистом серебрится Снег волнистый и рябой, Светит месяц, тройка мчится По дороге столбовой* (Пушкин). Несобственно Н. в. (неактуальное) имеет две разновидности: настоящее постоянное, обозначающее процесс, осуществление к-рого не имеет временных ограничений: Сушу окружают океаны; настоящее абстрактное, выражающее повторяющиеся процессы, осуществление к-рых не связано с определённым временем: Дети часто капризничают. С таким же значением настоящего неактуального формы Н. в. часто употребляются в пословицах и поговорках: Ветер горы разрушает, слово народы поднимает; Кто не сеет, тот не жнёт; Что имеем- не храним, потерявши - плачем.
Формы Н. в. могут употребляться с вторичными значениями, т. е. выражать значения, присущие формам буд. и прош. времён. При этом большую роль играют ситуация и контекст, а также сочетание в контексте разных временных форм. Формы Н. в., употреблённые в значении будущего, выражают т. о. уверенность в близком осуществлении процесса: Завтра я иду в театр; «У меня всё уже готово. Я после обеда отправляю свои вещи* (Чехов). Формы Н. в. в значении прош. времени (такое употребление называют также «настоящее историческое» или «настоящее повествовательное») как бы приближают описываемое событие к моменту речи, придают повествованию ббльшую изобразительность: В 1863 году В. И. Даль издаёт первый том «Толкового словаря живого великорусского языка*; «Бывало, он меня не замечавт, а я стою у двери и думаю: "Бедный, бедный старик"* (Л. Н. Толстой).

 

Наречие - часть речи, обозначающая признак действия, качества или предмета. Формально значение Н выражено его неизменяемостью. Н. не обладает грамматическими категориями ни имени (за исключением качественных Н. на -о, у к-рых есть категория степени сравнения), ни глагола; может зависеть от глагола (бежать быстро), прилагательного (очень умный), другого Н. (кричаще ярко), существительного (брак по-итальянски) или от предложения в целом (Юридически дом не ваш) и выполнять функцию обстоятельства. Менее типичны для Н. функции несогласованного определения и сказуемого (В доме всё было по-новому).
По значению, синтаксическим свойствам и словообразовательным особенностям Н. делятся на определительные и обстоятельственные. Определительные Н. обозначают качество действия, признака, предмета. Почти все они могут иметь не только качественные, но и количественные (обычно вторичные) значения - указывают на степень интенсивности протекания действия или проявления признака (сильно ненавидеть, удивительно красивый). Количественные значения Н. включают, как правило, семантический компонент оценки интенсивности действия или признака: по эмоциональному впечатлению, воздействию, по достоверности, целесообразности, соответствию норме и др. (потрясающе интересный; отвратительно жадный; раздражающе яркий; невероятно, фантастически сложный; непомерно требователен; ненормально осторожен). Значительно реже Н. указывают на невысокую степень интенсивности (немного, чуть-чуть устал; довольно грубый). Собственно количественные Н. в рус. языке единичны (очень, весьма, слегка). Особый разряд составляют определительные Н., к-рые выражают ограничительные и модальные значения - указывают, в каком отношении или с какой (а также с чьей) точки зрения мыслится совершение действия или проявление признака (музыкально образованный, экономически развитой, духовно незрелый; Режиссёрски спектакль поставлен интересно; По-твоему, все люди добрые). Определительные II. могут иметь омонимы среди кратких качественных прилагательных среднего рода (еголицо спокойно), & также слов со значением состояния, специализирующихся для выражения сказуемого безличного предложения (В лесу тихо; На душе спокойно), к-рые называют словами категории состояния, предикативами и безлично-предикативными Н. В отличие от Н., эти слова могут иметь в составе сказуемого зависимый инфинитив (Грустно  вспоминать об этом).
Обстоятельственные Н. характеризуют действие, признак, предмет посредством указания на обстоятельства, с ними связанные: место, время, реже причину, цель (вокруг, вчера, сослепу, в насмешку).
Н. могут быть знаменательными и местоименными. Местоименные Н. имели общие для всех местоимений отвлечённые указательные значения, корни, приставки и постфиксы, уже непродуктивные в совр. рус. языке, не выполняющие словообразовательную роль. Будучи одновременно и местоимениями и Н., они входят в семантические разряды как местоимений, так и Н.; напр., слово так является указательным местоимением и определительным Н.; нигде - отрицательным местоимением и обстоятельственным Н. места. Среди местоименных Н., как и среди знаменательных, есть группа предикативов с модальными
и другими значениями (Незачем было уезжать; Нечего об этом спорить; Некуда уйти и др.).
Наиболее продуктивно образование Н. от прилагательных суффиксальным и суффиксально-префиксальным способами: суффиксами -о(-е), -и, приставкой по- в сочетании с суффиксами -и или -ому: умело, жанрово, утомлённо, кричаще, матерински; по-актёрски, по-лисьи, по-дачному, по-фронтовому. Менее продуктивны иные образования от прилагательных и других частей речи: от прилагательных и глаголов посредством суффикса -ком (пешком, тишком, молчком), от глаголов посредством приставок в-, на- в сочетании с суффиксом -ку или нулевым суффиксом (взатяжку, вперегиб) и др. Словообразовательные значения основных продуктивных типов Н. близки друг другу; Н., образованные от качественных прилагательных, выражают те же значения, что и прилагательные, и отличаются от них только синтаксическим употреблением (ср.: глупый и глупо, по-глупому). Образования от относительных прилагательных имеют либо сравнительные значения Скак кто-то', 'как что-то', 'как где-то'), либо модально ограничительные: по-лисьи (как лиса), медово (как мёд), базарно (как на базаре), по-дачному (как на даче); сюжетно, грамматически, по-государственному.
Многие обстоятельственные Н. имеют омонимичные падежные и предложно-падежные формы существительных: летом, вдали, наверху и др. Нек-рые существительные с широким пространственным и временным значением функционируют как Н. почти во всех предложно-падежных словоформах: вверх, наверх, сверху, кверху, поверху, вверху, наверху, доверху; вниз, снизу и др.; сначала, вначале и др. Обстоятельственное употребление таких словоформ при отсутствии типично субстантивных распространителей приводит к адвербиализации (см.). Предложно-падеж-ные формы существительных с более конкретной семантикой в обстоятельственной функции не ад-вербиализуются (в лесу, на море и т.д.). По семантическому соотношению с омонимичной словоформой существительных Н. неоднородны. Одни отличаются от соответствующих именных форм включением добавочных семантических компонентов (местами - 'в некоторых местах', вбвремя -'в подходящее время'), другие не имеют семантических отличий и в нек-рых контекстах не могут быть отграничены от падежных форм существительных — наблюдается нейтрализация различительных признаков Н. и существительного (ср.: Летом птицы поют реже, чем весной и Поздним летом птицы поют реже, чем в начале лета). Ряд лингвистов рассматривает все наречные формы, имеющие омонимы среди существительных, в рамках аффиксации как суффиксальные или префиксально-суффиксальные образования. Местоименные Н. аффиксальными способами не образуются. Подобно другим грамматическим разрядам местоимений, они пополнялись и пополняются за счёт составных наименований: куда угодно {придётся, попало), как угодно {придётся, попало) и т. д., в к-рых неизменяющиеся компоненты угодно и др. выполняют функцию постфикса.
Н.- развивающаяся часть речи. Наиболее существенные изменения в процессе исторического развития Н. наблюдаются в области словообразования и синтаксического употребления. Происходит ослабление продуктивности обстоятельственных Н., что в значительной степени связано с формированием вторичных предлогов, к-рые более дифференцированно выражают обстоятельственные отношения; продуктивность определительных Н. усиливается. Внутри основных словообразовательных типов II. активно развивается словообразовательная синонимия {серьёзно - по-серьёзному, му-зейно - по-музейному, по-мужски - по-мужскому). Это обусловливает взаимное обогащение словообразовательных типов кругом производящих основ, их дальнейшее семантическое сближение и стилистическую дифференциацию. В языке художественной лит-ры активизируется образование суффиксальных Н. со сравнительным значением от относительных прилагательных {мело в о бледный, яблочно круглый, змеино гибкий), а также Н. от качественных прилагательных и окачествлённых причастий, грамматически зависящих от глагола, но по смыслу характеризующих субъект в момент действия {белозубо улыбался, ошеломленно молчал). Расширяется при-субстантивное, приадъективное и предикативное употребление Н.: почти инженер, совсем ребёнок, по-доброму пристрастный, камерно тонкий, это не по-дру жески, он был по-домашнему.

 

Наклонение - словоизменительная грамматическая категория глагола, обозначающая отношение процесса к действительности и выражающая это значение в спрягаемых формах. Посредством категории Н. устанавливается оценка реальности или ирреальности высказывания (процесса, ситуации). В рус. языке различаются три Н.: изъявительное (см. Изъявительное наклонение), формы к-рого представляют названный глаголом процесс как реальный, повелительное (см. Повелительное наклонение) и сослагательное (см. Сослагательное наклонение), представляющие процесс как ирреальный, т. е. желаемый, возможный или предполагаемый. Повелительное и сослагательное Н., в отличие от изъявительного, не имеют форм времени.
Н. является морфологическим способом выражения модальных значений (см. Модальность). Категориальное значение форм каждого из трёх Н. может быть совмещено с дополнительными модальными характеристиками - решимости, готовности, допущения, долженствования и др., привнесёнными лексической семантикой, синтаксисом
и интонацией (Немедленно примусь за работу!; Налъю-ка я тебе чаю; Сидел бы ты дома!).
В предложении формы одного и того же Н. могут выражать различные модальные значения, а также употребляться с вторичными значениями в функции других Н.: напр., изъявительное Н. в значении повелительного (Вы сейчас же отправляетесь в путь!); повелительное Н. в значении сослагательного (Скажи ты об этом раньше, ничего не случилось бы); сослагательное Н. в значении повелительного (Чтоб сегодня же вернул мне книгу!).