Рубрика ‘ О ’

Орфографические  словари - словари,
содержащие алфавитный перечень слов в их нормативном написании. О. с. являются объективным показателем современной им орфографии (см.). С 19 в., когда началось издание О. с, наметились четыре типа таких словарей в соответствии с их направленностью: словари школьные, словари-справочники для работников печати, общие словари (с подтипом словарей по отдельным орфографическим проблемам) и отраслевые О. с, посвященные специальной терминологии. Такая дифференциация О. с. принята и в совр. лексикографической практике.
Объём школьных О. с. различается в зависимости от адресата - учащихся средней школы или начальных классов. К словарю прилагаются обычно орфографические правила в соответствии со школьной программой. Первый школьный «Орфографический словарь с присоединением повторительного курса русской орфографии» составил А. Спицын (1883). Школьные словари сопровождались иногда методическими указаниями, как использовать это пособие на уроках рус. языка. Совр. нормативный словарь для средней школы -«Орфографический словарь» Д. Н. Ушакова (1934, с 1944 совм. с СЕ. Крючковым; 27-40-е изд. готовил Л. А. Чешко) выдержал 41 изд. (1990); нормативный словарь для начальной школы - «Орфографический словарик. Пособие для учащихся  начальной школы»  П. А. Глушникова
(1963) выдержал 21 изд. (1989). В 1994 вышел «Школьный орфографический словарь» М. Баранова.
Специфика издательского дела требовала специальных словарей-справочников для работников печати. В их содержание, кроме словаря трудных случаев написания имён нарицательных и собственных, входят подробные орфографические правила и сведения, связанные с корректорской и редакторской работой. Первое пособие такого типа было издано в 1869 А. Студенским («700 слов, наиболее требующих одинакового написания»). Совр. нормативный справочник -«Справочник по орфографии и пунктуации для работников печати» К. И. Былинского и Н. Н. Никольского (1949; 4 изд., 1970).
К общим О. с. относятся словари, рассчитанные на всех пишущих. Первый «Словарь российской о^+юграфии или правописания» вышел в 1813. Начлная с 1881, когда был издан «Русский орфографический словарь» П   Ромашкевича, вышло св. 100 О. с, однако до сов. периода они готовились при отсутствии единого авторитетного научного руководства и содержали много орфографических вариантов.
Задача создания академического О. с. впервые была поставлена в 30-х гг. 20 в., однако издание такого словаря, гарантирующего надёжность рекомендаций, оказалось возможным только после выхода единых «Правил русской орфографии и пунктуации» (М., 1956) (см.); таким словарём стал «Орфографический словарь русского языка», подготовленный Ин-том языкознания АН СССР (1956). С 1963 работу над словарём продолжил Ин-т рус. языка АН СССР (ныне РАН; к 1994 вышло 31 изд., 3 из к-рых - 1963, 1974 и 1991 -являются переработанными).
Разновидностью общих О. с. являются словари, посвященные отдельным орфографическим проблемам. Предметом таких словарей оказываются группы слов, написания к-рых или не подходят под к.-л. обобщённые регламентации и определяются в словарном порядке, или группы слов, написание к-рых отличается особой трудностью, несмотря на существование соответствующих правил. Таковы, напр., многие дореволюционные словари, содержащие списки слов с буквой "Ь, словарь И. И. Огиенко «Где писать два н, а где одно» (1913), словарь «Употребление буквы ё» Былннского, Крючкова и М. В. Светлаева (1945), словарь «Слитно или раздельно? (Опыт словаря-справочника)» Б. 3. Букчиной, Л. П. Калакуцкой, Л. К. Чельцовой (1972; с 3-го изд., 1982, авторы Букчина и Калакуцкая; 7 изд., 1988), «Слова с двойными согласными. Опыт словаря-справочника» Н. П. Колесникова (1990), «Прописная или строчная? Опыт словаря-справочника» Д. Э. Розенталя (1984; 5 изд., 1989).
Основной проблемой словника О. с. является разграничение слов, представляющих и не представляющих орфографические трудности. Намерения составителей включать в словник только слова, трудные для написания, на практике обычно не осуществлялись. Потребность в О. с. самых широких кругов читателей делает невозможными подобные строгие ограничения в словнике. Поскольку О. с. является справочником собственно орфографическим, а не словарём, нормализующим совр. словоупотребление, совр. О. с. включают, кроме общелит. лексики, также лексику различных стилистических пластов, специальную и терминологическую. Структура словарной статьи О. с. складывалась постепенно. В словарях наблюдались различия в расположении слов, их грамматических характеристик, в подаче вариантов и др. В основу академического О. с. положен принцип, сформулированный С. И. Ожеговым: «Расположение материала и вспомогательного аппарата, которое в наибольшей степени облегчило бы наведение конкретных орфографических справок».
К отраслевым О.с. относится «Орфографи- 303 ческий морской словарь. Опыт словаря-справочника» Р. Э. Порецкой (1974), первый в отечественной лексикографии словарь, дающий сведения о правописании слов, относящихся к одной отрасли специальной терминологии.

 

Ортологические словари - нормативные словари, служащие задачам совершенствования языка и речи, укреплению действующих норм литературного языка.
Термин «О. с.» объединяет циклы словарей неправильностей 19 - нач. 20 вв. и словарей правильной речи 2-й пол. 20 в. Эти словари характеризуются концепцией нормализующего характера с опорой на исторически сложившуюся систему норм, что и предопределяет общий тип каждого словаря, его объём, макро- и микроструктуру и целевой характер приводимой информации. Первым О. с. принято считать «Справочное место русского слова» А. Н. Греча (1839). К тому же типу относятся словари К. П. Зеленецкого («О русском языке в Новороссийском крае», 1855), В. Долоп-чева («Опыт словаря неправильностей в русской разговорной речи», 1886), И. И. Огиенко [«Русское литературное ударение (правила и словарь русского ударения)», 1911, и «Словарь неправильпых, трудных и сомнительных слов, синонимов и выражений в русской речи. Пособие по стилистике русской речи для учащихся и самообразования», 19111, В. И. Чернышёва («Правильность ичистота русской речи. Опыт русской стилистической грамматики», 1911). Во 2-м издании (1914) Чернышёвым был введён алфавитный словник «затруднительных для употребления случаев» (св. 3 тыс. словоформ).
В 50-х гг. 20 в. начался особый этап в развитии О. с, когда определилась их ориентация на трудные случаи письменного и устного употребления единиц языка, на исправление ошибок, относящихся к двум уровням языка - орфоэпическому и грамматическому, а также к нормам словоупотребления. Была обоснована теоретическая идея создания системы словарей правильной речи, в своей совокупности способных отразить основные черты вариантных норм рус. языка в его совр. состоянии.
0. с. существенно различаются по отбору материала, объекту лексикографического описания и по способу описания словарных единиц. Выделяют три типа О. с.
1.   О. с., отражающие нормы устной речи -прежде всего произношения и ударения. Первый словарь такого типа — «Русское литературное ударение и произношение Опыт словаря-справочника» (под ред. Р. И. Аванесова и С. И. Ожегова, 1955) - содержит ок. 52 тыс. слов. В нём впервые даны нормативные предупредительные пометы (типа неправильно, допустимо, не... и др.), что помогает более чётко ориентировать читателей относительно лит. и нелнт. форм произношения и ударения. В 1983 С Н. Боруновой, В. Л. Воронцовой, Н А Еськовой был подготовлен словарь на (S3,5 тыс слов - «Орфоэпический словарь русского языка. Произношение, ударение, грамматические формы» (под ред. Р. И. Аванесова; 5 изд., 1989). В этом издании более широко представлено образование грамматических форм. В 1994 вышел «Краткий словарь трудностей русского языка. Грамматические формы. Ударение» Н. А. Еськовой. Словарь содержит ок. 12 тыс. слов совр. рус. языка. В нём преобладают слова, содержащие к.-н. трудность, к-рая относится к образованию грамматических форм или к ударению, даются нормативные рекомендации, в т. ч. запретительные пометы.
2.   О. с, фиксирующие трудности совр словоупотребления. Словарь Л. П. Крысина и Л. И. Скворцова «Правильность русской речи. Трудные случаи современного словоупотребления. Опыт словаря-справочника» (под ред. СИ. Ожегова, 1962; 2 изд., 1965) фиксирует ошибки и неточности лексического словоупотребления, случаи смещения значений, их неоправданное расширение или сужение, тавтологичность сочетаний, разрушение фразеологизмов и т. д. Словарь Ю. А. Бельчикова и М. С. Панюшевой «Трудные случаи употребления однокореиных слов русского я.Ц|1ка. Словарь-справочник» (1968; 2 изд., 1969;
переиздан   в   расширенном   впде   под  названием «Словарь паронимов современного русского языка», 1994) - первый опыт словаря совр. паронимов (см.), встречающихся в письменном и повседневном обиходном рус. языке.
Традиции словарей «правильной речи» па уровне словоупотребления были продолжены также в трёх О. с: «Трудности словоупотребления и варианты норм русского литературного языка. Словарь-справочник» (сост. К. С Горбачевич, Г. А. Качевская,  A.M. Невжннская и др.,   1973;
5  изд., 1986); «Словарь трудностей русского языка»   Д. Э. Розенталя  и  М. А. Теленковой   (1976;
6  изд., 1987), в к-ром помещено ок. 30 тыс. слов, включающих синонимы, паронимы, орфоэпические и грамматические варианты; «Лексические трудности русского языка. Словарь-справочник» (сост.          А. А. Семенюк,          И. Л. Городецкая, М. А. Матюшина и др., 1994), к-рый содержит ок. 13 тыс. слов.
3. Особую группу составляют О. с. грамматического типа. Единицей, определяющей характер лексикографического описания и композицию словаря, является грамматическая форма, к-рая представляет определённую трудность (в выборе грамматического варианта, в образовании формы или определении её значения). Словарь Л. К. Грауди-ной, В. А. Ицковича, Л. П. Катлпнской «Грамматическая правильность русской речи. Опыт частотно-стилистического словаря вариантов» (1976) сочетает системное грамматическое и пословное лексикографическое описание. В словаре приведены справочные данные по синтаксису, словоизменению и словообразованию. В словарной статье представлены статистические показатели употребления вариантов в речи, дан развёрнутый комментарий о каждом типе вариантов, приведена общая и постатейная библиография. «Словарь грамматических трудностей русского языка» Т. Ф. Ефремовой и В. Г. Костомарова (1986; переизд. в 1994) представляет собой опыт аспектного лексикографического пособия, предназначенного для преподавания, объектом описания к-poro стали явления морфологии. Грамматический материал обусловил необходимость его комбинированного расположения: по частям речи (в первой части словаря) и в алфавитном порядке по формам слов (во второй части). В словаре систематизированы лексические единицы, к-рые не подвержены действию общих правил рус. грамматики и поэтому не описаны в грамматических минимумах. Создаются профессионально-ориентированные О. с, рассчитанные на работников определённой профессии: «Словарь ударений для работников радио и телевидения» Ф. Л. Агеенко и М. В. За-рвы (под ред. Д. Э. Розенталя, I960; б изд., 1985); «Трудности русского языка. Словарь-справочник журналиста» (под ред. Л. И. Рахмановой, 1974; 3 изд., ч. 1-2, 1993-94); «Справочник депутата (трудности русского языка)» (под ред. Л. К. Гра-удиной, Е. Н. Ширяева, в кн.: «Культура парламентской речи», 1994).

 

Органы речи, произносительные орган ы,- органы человека, участвующие в звукообразовании. О. р. образуют произносительный аппарат человека, работа к-рого обеспечивается управляющими командами, поступающими из соответствующих участков коры головного мозга. В основном это органы дыхательной и пищепрово-дящей систем.
О. р. условно можно разделить на три участка: дыхательные органы (лёгкие, бронхи, дыхательное горло), обеспечивающие проход воздушной струи через произносительный аппарат при образовании звучащей речи; гортань, обеспечивающая образование голоса; надгортанные полости — полости глотки, рта и носа, участвующие в образовании специфических свойств отдельных звуков речи.
Звуки, как правило, образуются во время выдоха: поток воздуха, выходящий из лёгких, является необходимым условием их образования и служит своеобразным «переносчиком» их из произносительного аппарата в воздушную среду. Основным элементом гортани являются голосовые связки - эластичные образования, расположенные с левой и правой сторон гортани и вытянутые спереди назад. Передние концы голосовых связок находятся под углом друг к другу. Пространство между голосовыми связками называется голосовой щелью. Голос создаётся в результате периодических колебаний голосовых связок, к-рые при этом сближаются и натягиваются.
В надгортанных полостях происходит окончательное формирование звука. Наиболее важными частями этого участка произносительного аппарата являются язык, губы, твёрдое и мягкое нёбо, полость носа. Различают активные и пассивные произносительные органы: активные при образовании тех или иных звуков совершают определённые движения, тогда как пассивные остаются неподвижными. Язык является активным действующим органом; в зависимости от того, какая часть языка принимает участие в образовании звуков, различают его переднюю, среднюю и заднюю части. Губы также относятся к активным действующим органам Таким же органом является и мягкое нёбо, к-рое, поднимаясь, закрывает проход воздуха в полость носа, а опускаясь, открывает его. Зубы и твёрдое нёбо — пассивные органы. Движение произносительных органов при образовании звуков называют артикуляцией звуков, а соответствующие им характеристики звуков - артикуляционными характеристиками. Координация произносительных движений, необходимых для образования отдельных звуков и более сложных последовательностей (слогов, слов, целых высказываний), представляет собой сложный процесс, исследованию к-рого посвящены работы в области физиологии речи.

 

Ораторская речь - разновидность устной формы литературного языка, к-рая находит выражение в различных типах публичных выступлений на общественно значимые темы. О. р. информативна, адресована определённой аудитории, является 295 особой формой речевой деятельности в условиях непосредственного общения. Это устное, как правило, подготовленное выступление, следующее коммуникативно-речевой и соответствующей виду О. р. стилистической и композиционной нормам, с целью информирования слушателей и воздействия на них для получения оратором желаемого эффекта. Коммуникативно-речевая (языковая) норма О. р.— наиболее распространённые, принятые в практике образцового использования и регламентированные правилами произносительные, лексические, морфологические, синтаксические варианты, с помощью к-рых достигаются правильность речи, её чистота, точность, логичность и доступность. Стилистическая норма - совокупность устойчивых реализаций языковых средств, характерных для различных функциональных стилей, функционально-смысловых типов, изобразительно-выразительных средств, ведущих к стилистической целесообразности речи, её богатству. Композиционная норма-система смысловых структур и отдельных элементов, используемых для развёртывания воздейс гвующе го на слушателей изложения, крое характеризуется смысловой и стилистической целостностью, структурной завершённостью и единством, структурной и семантической связанностью компонентов речи.
Для О. р. характерны также тематическая за-данность, ориентированность, однонаправленность, контактность, наличие элементов диалога, временная протяжённость, динамичность, модальная оценочность, полемичность, прагматизм. Целостность О. р. заключается в единстве её темы н смысловых частей разной структуры и протяжённости, к-рые составляют её композицию. С одной стороны, О. р. представляет собой линейную последовательность, и здесь на первый план выходят средства оформления связности; с другой стороны, О. р.- это единство, проходящее путь от замысла до его воплощения, т.е. речь, подчиняющаяся определённым правилам организации, предполагающей осуществление нек-рой общей модели для каждого из её видов. Особенность О. р. состоит также в её необратимости, в отсутствии обозримой последовательности элементов, к-рую можно было бы охватить, как письменный текст, взглядом, что многое определяет в характере её построения и восприятия, в частности наличие в ней интеграционных, т. е. ретроспективных, когезий-ных (связывающих), проспективных языковых элементов. ский отметил: «Это особый вид собственно литературной речи - вид, который я бы назвал в известном смысле подделкой письменной речи под устную. Такая подделка действительно необходима в той или иной степени во всех публичных выступлениях, но она ничего общего не имеет с тем случаем, когда оратор не умеет справиться со стихией устной речи или не умеет ориентироваться в должной мере на письменную» (Избр. тр., 1959). Степень книжности/разговорности зависит от способа выступления [чтение текста, воспроизведение его по памяти (с разной степенью опоры на него), импровизация], а также от индивидуальных навыков оратора и его ораторского опыта. Отталкивание от книжно-письменных форм и стремление к живой устной речи характерны для всех выдающихся ораторов.
Выделяют несколько видов О. р., к-рые формировались в течение длительного времени. Социально-политическая О. р.- это выступления на социально-политические, политико-экономические, социально-культурные темы, напр. по вопросам научно-технического прогресса, отчётные доклады на собраниях, конференциях, съездах, а также дипломатические, парламентские, военно-патриотические, митинговые, агитаторские выступления. Основная цель таких речей - дать к.-л. политическую, экономическую, деловую и другую информацию, оценить текущие, напр. политические, события, дать рекомендации, поставить задачи и предложить пути их решения, сообщить о проделанной работе, анализируя и оценивая её результаты, склонить слушателей к к.-л. действиям и др. Выбор и использование языковых средств зависят в первую очередь от темы и целевой установки речи. Отчётные доклады, дипломатические речи имеют черты официально-делового стиля (см.), т.к. составляются на основе официальных документов, а также установку на произнесение перед аудиторией и воздействия на неё. Для них характерны безличность, отглагольные существительные и отымённые предлоги, книжная лексика (напр., политическая лексика), аналитические вербальные сочетания, преобладание прямого порядка слов, наличие предложений, отражающих логическое подчинение одних фактов другим, речевые стандарты и т.п. Для других видов социально-политической О. р. характерно использование разг. и публицистических средств языка, в т. ч. эмоционально-экспрессивных и образных. Они демонстрируют богатейший арсенал риторических приёмов, контактоустанавливаю-щих средств и отличаются оценочностью, призыв-ностью, полемичностью. В России академическое красноречие окончательно сложилось в 1-й пол. 19 в. с пробуждением общественно-политической мысли. Однако ещё в 18 в. Е. Р. Дашкова вводит чтение лекций и открывает общедоступные курсы по основным отраслям наук для всех желающих слушателей «на российском» языке. Большую роль в формировании академического вида О. р. сыграли такие представители рус. лекторской школы, как Т. Н. Грановский, В. О. Ключевский, СМ. Соловьёв, Н. И. Вавилов, В. С. Соловьёв, И. М. Сеченов, Д. И. Менделеев, А. Г. Столетов, К. А. Тимирязев, И. П. Павлов, В.И.Вернадский, Е. В. Тарле, А. Е. Ферсман и др.
Судебные речи призваны оказывать целенаправленное и эффективное воздействие на суд (способствовать формированию убеждения судей) и присутствующих в зале суда граждан. Обычно выделяют прокурорскую, или обвинительную, речь и адвокатскую, или защитительную, речь. К ним примыкают общественно-обвинительная и общественно-защитительная речи, а также самозащитительная речь, к-рые в судебном процессе занимают второстепенное место и произносятся сравнительно редко. Рус. судебное красноречие начинает развиваться во 2-й пол. 19 в. после судебной реформы 1864, с введением суда присяжных.
Выяснить, доказать, убедить - это три взаимосвязанные задачи, определяющие содержание и форму судебной речи. Поэтому в ней даются общественная характеристика дела, анализ его фактических данных, уголовно-правовые выводы из фактических обстоятельств дела и т. п. В судебных речах используются всё богатство рус. языка, элементы всех функциональных стилей, широко вовлекаются изобразительно-выразительные, риторические формы, элементы художественного описания, диалогические формы и т.д.
Судебные речи многих отечественных юристов являются образцами судебного красноречия. Одни ораторы, напр. Н. Н. Карабчевский, А. Ф. Кони, П. А. Александров, В. Д. Спасович, Н. И. Холев, производили детальный разбор обстоятельств дела, подробно анализировали доказательства, умело подбирали аргументы, убедительно обосновывали выводы. Другие ораторы блестяще владели полемикой с обвинителем (речи Спасовича, К. К. Арсеньева). Речи С. А. Андреевского, Кони, Ф. Н. Плевако, А. И. Урусова, К. Ф. Хартулари отличались тонким психологическим анализом событий, характера и действий подсудимого. Во 2-й пол. 20 в. доказательная сторона судебной речи приобретает гораздо большее значение, чем психологический анализ.
Социально-бытовые речи- это юбилейные выступления, посвященные знаменательной дате или произнесённые в честь отдельной личности, носящие торжественный, итоговый характер; приветственные речи; застольные речи, произносимые на официальных, напр. дипломатических, приёмах, а также речи бытовые (тосты); надгробные речи, посвященные ушедшему из жизни. Одним из видов социально-бытового красноречия в 17-18 вв. было придворное красноречие (панегирики), для к-рого характерно пристрастие к высокому слогу, пышным искусственным сравнениям и метафорам. На него сильное влияние оказывал классицизм, господствовавший в то время в лит-ре и искусстве. В 19 в. пышность утрачивается. Во 2-й пол. 20 в. социально-бытовые речи отличает свободная композиция, в них освещаются разные стороны личности и событий, используются различные средства языка в зависимости от вида и цели речи (официальная, торжественная, разг. лексика, слова с положительной стилистической окраской).

 

Опрощение - одно из изменений морфемной структуры слова, проявляющихся в ходе развития языка: основа, ранее членимая на морфемы (выделяющая в своём составе префикс или суффикс), со временем перестаёт выделять аффикс и становится основой нечленимой, равной корню. Напр., в глаголе забыть, исторически образованном от глагола быть с помощью префикса за-, но ныне несоотносимом с глаголом быть, выделяется корень забы-; в слове басня, образованном от ныне устарелого глагола баять ('говорить, рассказывать') с помощью суффикса -сн(я) (того же, что в слове песня), в совр. языке не выделяется суффикс, основа равна корню.
Основная причина О.— т. н. деэтимологизация, или демотивация, слова, т. е. потеря им первоначальной словообразовательной мотивированности другим словом. О. способствуют след. явления: 1) изменение значения слов; так, слово красный, первоначальное значение к-рого 'красивый', во вторичном значении — цветовом — перестало мотивироваться словами краса, красота и выделять корень крас-; слово прекрасный, первоначальное значение к-poro 'очень красивый', в совр. значении не соотносится со словом красный и потому не выделяет префикса пре-; 2) исчезновение из языка мотивирующего слова; так, устаревание и дальнейшее полное исчезновение слова вага — 'вес' способствовали О. первоначально мотивированного им слова важный; 3) фонетические изменения, разрушающие связь однокоренных слов; напр., О. слов облако, обод, обоз — первоначально отглагольных, мотивированных соответственно глаголами обволакивать, обводить и обвозить с префиксом об-, способствовало упрощение группы согласных на стыке префикса и корня: *бв>б, а в результате изменения дъщанъ ('нечто дощатое') > чан это слово перестало мотивироваться словом доска.
Вследствие О. нередко меняется написание слова, напр. задъхлый (от задохнуться) > затхлый (слово, в к-ром перестали выделяться префикс за-и суффикс -л-); иногда исчезают из языка целые непродуктивные аффиксы (напр., суффикс -р-, выделявшийся в прилагательных добрый, бодрый, острый, хитрый и др.). В результате О. в языке появляются новые корни. Сведения о первоначальном морфемном членении слов, подвергшихся О., можно найти в этимологических словарях. Впервые описал явление О. и предложил этот термин В. А. Богородицкий.

 

Определённо-личное предложение -простое, односоставное, бесподлежащное предложение с глаголом-сказуемым, к-рый своими личными окончаниями указывает, что действие, названное им, выполняется определённым, 1-м или 2-м, лицом: «Без любви, без счастья по миру скитаюсь, разойдусь с бедою, с горем повстречаюсь* (Кольцов); «Надевайте коньки и давайте же кататься вместе* (Л. Н. Толстой).
О.-л. п. легко преобразовать в двусоставное, введя в него местоимение 1-го или 2-го лица: «Вот раз иду из гимназии* (Вересаев) - Вот раз иду я из гимназии.
Как особый тип односоставных предложений О.-л. п. выделяются только потому, что они часто употребляются без местоимения-подлежащего. О.-л. п.- регулярные реализации соответствующих двусоставных структур. Этим О.-л п. отличается от неопределённо-личных предложений (см.) и обобщённо-личных предложений (см.), в к-рых нет и не может быть особого слова для выражения подлежащего, подлежащее в них невосстановимо. О.-л. п. отличаются и от неполных предложений (см.), в к-рых отсутствие того или иного члена всегда связано с определёнными конституативны-ми или морфолого-синтаксическими условиями; отсутствие личного местоимения в О.-л. п. таких условий не требует.
Определённо-личными чаще всего бывают предложения: с глаголом в форме 1-го лица ед.ч. наст.-буд. времени изъявительного наклонения: «Люблю тебя, Петра творенье* (Пушкин); // не понимаю, и сержусь; с глаголом в форме повелительного наклонения: «Красуйся, град Петров, и стой Неколебимо, как Россия* (Пушкин); Не смущай меня возражениями. Если необходимо специально выделить лицо, противопоставить одно лицо другому, то обязательно должно быть употреблено местоимение-подлежащее, ср.: Ду маю, чти это неверно и Я думаю, что это неверно, а Петя думает иначе; Читай ты, а он пусть слушает.

 

Определение - второстепенный член предложения, отвечающий на вопросы какой? чей? который? О. служит для распространения и пояснения другого члена (главного или второстепенного), входящего в состав того же предложения и выраженного именем существительным или любой другой субстантивированной частью речи (Лучшие ученики получили грамоты; Утром прибыли н о -вые отдыхающие), а также любой позиционно субстантивирующейся словоформой или группой словоформ (Твоё *не хочу* звучит странно; Его *мне скучно* всем надоело). Пояснение, выражаемое О., может иметь разное содержание. Оно определяет предмет или лицо, характеризует его с разных сторон. О., отвечающие на вопрос какой?, указывают на различные признаки предметов, напр. качество, размер, форму, свойства, материал, из к-рого изготовлен предмет (Он купил новую большую тетрадь в клеточку; Она пришла в красивом шерстяном костюме).
О., отвечающие на вопрос который?, указывают на порядок предметов при счёте (Прозвенел второй звонок; Он едет в пятом вагоне). О., отвечающие на вопрос чей?, указывают на принадлежность предмета (Брат Виктора учится в университете; В концерте исполнялись произведения Чайковского; Я познакомила их с мо ими родителями). В зависимости от характера связи О. с определяемым словом различаются О. согласованные и несогласованные.
Согласованными называются О., связанные с определяемым словом посредством согласования (см.). Согласованное О. уподобляется опре- 293 деляемому слову в роде, числе и падеже. Специализированной формой выражения согласованного О. являются прилагательные (Большие деревья росли вокруг низкого деревянного домика; Они бережно хранят отцовскую шинель). Согласованные О. могут быть выражены также порядковыми числительными, причастиями, местоимениями (В нашем классе нет отстающих учеников; Он решает эту задачу уже второй час). Разновидностью согласованного определения, выраженного именем существительным (часто с поясняющими его словами), является приложение (см.).
Несогласованными называются О., связанные с определяемым словом посредством управления (см.) или примыкания (см.) (Он прочитал ещё раз письмо отца; Олег обрадовался предлогу выйти на улицу; Они живут в квартире напротив). В функции несогласованного О. выступают имена существительные в формах косвенных падежей с предлогами и без предлогов, сравнительная степень, наречие, инфинитив (Листья берёзы шумели; Ему нравились вечера в доме бабушки; Она познакомила нас с товарищем по университету; Сестра выбрала ткань с рисунком повеселее; Всех их собрало желание увидеться; На завтрак дали яйца всмятку). Несогласованные О., выраженные существительными в косвенных падежах, могут быть синонимичными согласованным О.-прилагательным (хлопья снега - снежные хлопья, студенты из Москвы- московские студенты, стена из камня- каменная стена). Несогласованное О. может быть выражено также сочетанием существительного с прилагательным или существительного с числительным (Их встретил молодой человек невысокого роста; Они смотрели на малыша с большими голубыми глазами; Вошла девочка лет тринадцати).
В предложении оказывается очень часто невозможным разграничение несогласованного О. и косвенного дополнения (см. Дополнение), а также несогласованного О. и обстоятельства (см.). Так, в сочетаниях полотенце для рук, лекарство от головной боли формы косвенных падежей с предлогами равно могут быть квалифицированы как О. и как дополнение: полотенце - какое? и для чего?, лекарство - какое? и от чего? Такое неразграничение объясняется тем, что категория О. традиционно выделяется на двух, не всегда совместимых, основаниях: на основании формы (косвенные падежи) и логического вопроса.

 

ОППОЗИЦИИ языковые (от лат. oppositio -противопоставление) - лингвистически существенное (выполняющее семиологическую функцию) различие между единицами плана выражения, к-рому соответствует различие между единицами плана содержания (см. Знак языковой), и наоборот.
В этом смысле говорят о фонологической О. между рус. фонемами (к) и {р) — слова кот и рот отличаются не только по звучанию, но и по значению, или о семантической О. «ед.ч.» - «мн.ч.», т. к., напр., между формами стола и столов имеется как содержательное, так и формальное различие (см. Категория языковая).
Подобное истолкование О. позволяет разграничить отношения между различными языковыми единицами (разными инвариантами) - т. н. оппо-зитивные отношения - и отношения между фонетически либо семантически различными вариантами одной и той же языковой единицы - неоппози-тивные отношения. Так, напр., глухие заднеязычные согласные [к] (смычный) и [х] (фрикативный) - разные фонемы рус. языка (ср. корь и хорь), тогда как соответствующие звонкие согласные [г] и [у], между к-рыми существует то же самое фонетическое различие, являются вариантами одной фонемы, т. к. замена одного другим не связана со смыслоразличением (возможно произношение бо[у]атый наряду с более обычным бо[г]атый).
В разработке понятия О. большую роль сыграли труды Н. С. Трубецкого и Р. О. Якобсона (см. Пражская лингвистическая школа).

 

ОПОЯЗ (Общество по изучению поэтического языка) - научное общество, основанное в 1916 в Петрограде при участии В. Б. Шкловского, О. М. Брика, Е. Д. Поливанова, Р. О. Якобсона, Л. П. Якубинского и др. Не имело формальной организационной структуры, но в нек-рых документах председателем О. назван Шкловский, к-ро-му принадлежит первое изложение идей ещё не созданного О. в брошюре «Воскрешение слова» (1914).
О. стал основной организацией т. н. рус. формализма - одного из наиболее значительных течений в поэтике нач. 20 в. С возникшим в 1915 Московским лингвистическим кружком (см.) - МЛК - О. сближали цели и методы исследования, а также ряд общих членов — Якобсон, Брик, Б. В. Тома-шевский. С О. и МЛК был связан В. В. Маяковский (О. на раннем этапе ориентировался на поэтическую практику футуристов, позднее нек-рые члены О. входили в ЛЕФ, руководимый Маяковским). В 20-х гг. деятельность основных членов О., включая новых (в 1918 в О вошёл Б. М. Эйхенбаум, в 1918 или 1919 - Ю. Н. Тынянов), и их учеников продолжалась в Отделении словесных искусств Гос. ин-та истории искусств (ГИИИ), где работали и другие учёные, в т. ч. формального, но не строго ОПОЯЗовского направления, включая Л. В. Щербу; в разное время к О. примыкали учёные, не полностью разделявшие его установки и полемизировавшие с ними, напр. В. В. Виноградов, В. М. Жирмунский.
Основные издания О.: «Сборники по теории поэтического языка» (в. 1-2, 1916-17; в. 3 - «Поэтика», 1919; позже под этим грифом с нумерацией или без неё вышел ряд отдельных работ), «Поэтика. Временник Отдела словесных искусств ГИИИ» (в. 1-5, 1926-29), «Вопросы поэтики» (непериодическая серия того же отдела), а также вышедшие в кон. 20-х гг. сборники работ основных теоретиков О.
Первый этап деятельности О. связан с изучением звуковой организации поэтической речи (включая «заумь»), отграничением её от речи практической. Значительный вклад в эту работу внесли ученики И. А. Бодуэна де Куртенэ Я кубинский и Поливанов. Однако в основном для О. характерно отношение к лингвистике как к источнику методологических нововведений; стремление к эмансипации науки о лит-ре заставляло видеть в языке лишь ближайший сопоставительный «ряд» - в отличие от МЛК и Пражской лингвистической школы, для к-рых задачи поэтики были неотделимы от лингвистики и само обращение к поэтическому материалу было отчасти обусловлено потребностями развития лингвистической теории, особенно у Якобсона с его концепцией поэтической функции языка. В этом смысле справедливое для нашего времени утверждение о том, что совр. семиотика (см.) восстанавливает традиционное единство филологии, исторически игнорирует непосредственную преемственность, не прерывавшуюся в деятельности Якобсона.
В 20-х гг. позиция О. отчасти сближается с пражской, но существенно расходится с московской, начинается полемика с поздним МЛК и с Гос. Академией художественных наук, а также, с другой стороны, со школой М. М. Бахтина (ср. полемику с О. в книгах, вышедших под именами П. Н. Медведева и В. В. Волошинова). Методологическая эволюция нач. 20-х гг. субъективно осознавалась членами О. как «антилингвистическая»; напр., Эйхенбаум именно так понимал свою полемику с нем. «слуховой филологией» - направлением экспериментальной фонетики, поначалу вызывавшим большой интерес в О. (особенно работы Э. Зиверса и Ф. Зарана). В «нелингвистичности» упрекал О. и Виноградов. На этом этапе важную роль играла разработка проблем поэтического синтаксиса и «мелодики» как соотношения синтаксиса со стиховыми факторами (работы Эйхенбаума, Брика, Жирмунского), а также поэтической семантики - прежде всего семантики слова в стихотворном контексте (книга Тынянова «Проблема стихотворного языка», 1924, первоначально называлась «Проблема стиховой семантики»), а также в публицистической прозе, т. е. с выходом за рамки «чистой» поэтики [специальный номер «ЛЕФ», 1924, № 1 (5), посвященный памяти В. И. Ленина; в этом номере опубликована статья Тынянова «Словарь Ленина-полемиста»]. Идеи Тынянова ещё не вполне освоены лингвистической семантикой. Его концепция лит. эволюции как смены «эпох-систем» прямо параллельна (если не является источником) диахронической концепции Пражской лингвистической школы с её «антисос-сюровским» тезисом о системности диахронии и иллюзорности чистой синхронии (эти принципы изложены, в частности, в совместных тезисах Тынянова и Якобсона «Проблемы изучения литературы и языка», 1928,- последнем программном документе О.).

 

Ономастика (от греч. onomastike — искусство давать имена) - раздел языкознания, изучающий собственные имена (см. Собственные существительные). Термином «О.» называют также совокупность собственных имён, к-рая обозначается и термином «онимия» (см. Оним). В нек-рых работах термин «О.» употребляется в значении антропонимика (см.).
О. традиционно членится на разделы в соответствии с категориями объектов, носящих собственные имена: антропонимика изучает имена людей, топонимика - названия географических объектов, зоонимика - клички животных, астронимика — названия отдельных небесных тел и т. д. О. делит собственные имена на реалионимы (имена существовавших или существующих объектов) и мифони-мы (имена вымышленных объектов в мифах, сказках, эпопеях, былинах и т. п.).
В зависимости от языковых особенностей собственных имён различают О. литературную (область лит. языка) и диалектную; реальную и поэтическую (т.е. О. художественных текстов); современную и историческую; теоретическую и прикладную.
Объектом исследования О. являются история возникновения имён и мотивы номинации (называния), их становление в к.-л. классе онимов, различные по характеру и форме переходы онимов из одного класса в другой (трансонимизация), территориальное и языковое распространение, функционирование в речи, различные преобразования, социальный и психологический аспекты, юридический статус, формульность имени, использование и создание собственных имён в художественном тексте, табуирование. О. исследует фонетические,  морфологические,  словообразовательные, семантические, этимологические и другие аспекты собственных имён.
Теоретическая О. использует различные методы языкознания: сравнительно-исторический, структурный (формантный и исследования основ), генетический (устанавливает родство собственных имён), ареальный (выявляет ареалы сходных элементов собственных имён), метод ономастической картографии (создание ономастических карт и использование материала карт для ономастических исследований), типологический (устанавливающий изоморфизм в онимии), региональный (исследование О. региона), стратиграфический, сопоставительный (сопоставление собственных имён различных языков), этимологический [применяется с ограничением: выявляется только эти-мон-анеллятив (см. Апеллятив) или первичное собственное имя], статистический (подтверждает активность моделей и тенденции их развития). При исследовании собственных имён используются: приём моделирования; текстологический анализ (применяется к специальным ономастическим текстам, где онимы преобладают над апеллятива-ми, и к обычным текстам, особенно древним, где необходимо разграничение собственного и несобственного имени); дешифровка текста по именам; реконструкция имени; стилистический анализ, к-рый применяется к собственным именам в художественном тексте и в речи; приём построения словообразовательных парадигм; фонетический анализ «своих» и «чужих» собственных имён; составление специальных анкет и вопросников и нек-рые другие частные приёмы. При помощи этих методов и приёмов О. выявляет ономастические системы, ряды, универсалии и др. Данные О. применяются в сравнительно-историческом языкознании, при этимологизировании апеллятивов; наложение ономастических ареалов на ареалы иных языковых явлений выявляет их несовпадение или частичное совпадение, что свидетельствует об обособленности онимов в языке.
О. связана с историей, этнографией, археологией, генеалогией, геральдикой, текстологией, литературоведением, географией, астрономией, расширяет также связи с геологией, геоморфологией, демографией, страноведением и др.
Прикладная О. занимается транскрипцией (см.) и транслитерацией (см.) иноязычных имён, установлением традиционных (по произношению и написанию), переводимых и непереводимых имён, созданием инструкций по передаче «чужих» имён, образованием производных от иноязычных имён, вопросами наименования и переименования.
Хотя собственные имена были предметом внимания учёных и философов с древнейшей эпохи и на Востоке и на Западе, О. получила научный статус в 30-х гг 20 в. 1-й Международный ономастический конгресс (1930) был созван во Франции по инициативе А. Доза. В 1949 в Бельгии создан Международный   ономастический   комитет   при
ЮНЕСКО, к-рый издаёт ж. «Onoma» (с 1950), публикующий библиографию по О.