Рубрика ‘ С ’

Семантическая    структура    слова -смысловое строение основной единицы лексики (см Слово). С. с. с. проявляется в его полисемии (см.) как способность с помощью внутренне связанных значений называть (обозначать) различные предметы (явления, свойства, качества, отношения, действия и состояния) Семантическая структура однозначного слова сводится к его сем-ному составу (см. Сема).
Простейшая единица (элемент) смысловой структуры многозначного слова - его лексико-се-мантический вариант (ЛСВ), т. с лексическое значение (см.), связанное с другими лексическими значениями определёнными отношениями, главные из к-рых - иерархические: выражение подчинения зависимых лексических значении с юва главному. В С. с. с. лексико-семантические варианты связаны друг с другом благодаря общности внутренней формы (см. Внутренняя форма слова), их взаимной мотивированности, выводимости друг из друга.
Поэтому в словарях каждый предшествующий ЛСВ определяет толкование последующего, напр. круг^ 'часть пчоскосгн, ограниченная окружностью, а также сама окружность' ~^- круг± 'предмет в форме окружности' (спасатсчьный. резиновый круг), [круг-) 'замкнутая область, в очерченных границах к-рой происходит совершение и разнитие чего-либо' (круг обязанностей, интересов, вопросов)], [кругд 'группа людей, объединённых общими интересами, снялямн' (круг знакомых, друзей; в своём кругу)], [круг$ 'социальная совокупность лиц преимущественно интеллектуального, творческого труда' (широкие круги общественности, литературные, журналистские круги; о дипломатических кругах: в кругу учёных, специалистов)] и др. Здесь иерархически главный ЛСВ - круг,, в содержании к-рого в наибольшей степени проявляется внутренняя форма; с этим ЛСВ метафорически (по сходству формы) связаны все остальные ЛСВ слова круг. При <ггом представление о круге присутствует в толковании значений всех ЛСВ слова и внутренне связывает их в единое целое. Основанием для выделения главного и частных значений (или иначе: главного и частных ЛСВ) служит различный характер взаимодействия слова в таких значениях с контекстом, т. е. фрагментом текста, необходимым и достаточным для определения того или иного значения слова. Главное значение в наименьшей степени обусловлено контекстом. Слово в главном (первом в словарях) значении является семантически наиболее простым по своему содержанию (ср. вода\ 'прозрачная бесцветная жидкость') и обладает в силу этого самой широкой н свободной сочетаемостью с другими лексическими единицами. Все прочие значения слова (его ЛСВ) выступают как частные. В частных значениях по сравнению с главным слово в значительно большей степени обусловлено контекстом, присоединяет к себе его элементы и является в силу этого семантически более сложным (напр., вода2 'минеральный, газированный, фруктовый напиток', т. е. вода+содержащая минеральные соли; насыщенная газом; приготовленная из фруктов), при атом характеризуется ограниченной, избирательной сочетаемостью: минеральная, сельтерская, газированная, фруктовая вода.
Главное значение называют первичной семантической функцией слова, частные значения - его вторичными семантическими функциями.
Наряду с обычными словарными значениями (главным, частным) в С. с. с. выделяется общее значение как её инвариант (от лат.  invarians -неизменяющийся), противопоставленное вариантным значениям: это совпадающая часть содержания всех значений (ЛСВ) слова, нечто постоянное, неизменное в них. Оно выделяется подобно общему    множителю    в    алгебре:    ab + ac + ad = = a(b + c + d), является предельно обобщённым и семантически простым содержанием и представляет собой лингвистическую абстракцию, полезную для  семантического  анализа  языковых  единиц. Отношение значений слова к его общему значению [т. е. к общему содержанию всех его вариантов] позволяет установить их семантическую иерархию по степени близости к нему: центральные, доминирующие   значения  оказываются  семантически наиболее простыми, периферийные - более сложными  и  потому дальше отстоящими  от общего (инвариантного) значения слова, чем первые. В С. с. с. те или иные значения (ЛСВ) могут отмирать. Напр., значение 'красивый' в общеславянском по своему происхождению прилагательном красный (ср. Красная площадь) было исторически исходным, главным в слове, образованном от той же основы, что и слово краса. В значении цвета слово красный стало употребляться позднее, в эпоху раздельного существования вост.-слав. языков. Это значение стало главным в С. с. с, приведя к её частичной перестройке. Вместе с тем С. с. с. постоянно обогащается новыми значениями, т. к. слово - единица «открытой» лексической системы, напр. значения 'человек, занимающийся плаванием зимой в открытых водоёмах' в слове морж (ср. секция моржей), 'результативный нападающий игрок в футболе, хоккее' в слове бомбардир (ср. лучший бомбардир сезона) и др.

 

Ситуация речевая - ситуация, составляющая контекст высказывания, порождённого в речевом акте (см. Речь). Высказывание делается в определённом месте в определённое время и имеет определённый набор участников - это говорящий (субъект речи) и слушающий (адресат). Соответственно основные параметры, характеризующие С. р.,— это говорящий, слушающий, время и место высказывания. С. р. выполняет важную функцию в речевом общении, поскольку естественный язык устроен таким образом, что значения многих его грамматических категорий и слов содержат отсылку к С. р. Это прежде всего грамматическая категория времени и местоименные (дейктические) слова (см. Дейксис) типа я, ты, этот, сейчас, здесь, там, вот, к-рые, имея всегда одно и то же значение, позволяют говорящим производить идентификацию самых разных лиц, предметов, событий, временных моментов и участков пространства - через отсылку к С. р. высказывания. Напр., здесь = «в том месте, в к-ром было сделано высказывание, содержащее данное упоминание слова здесь*. В смысл предложения входят прагматические переменные, иначе — координаты референции (см.), гакие, как «я», «ты», «здесь», «сейчас». В С. р. они принимают конкретные значения, в результате чего смысл предложения превращается из пропозициональной формы, каковой он обычно является, в пропозицию (см. Суждение), к-рая может быть истинной или ложной; напр., смысл предложения «Идёт дождь» - это пропозициональная форма; соответствующая пропозиция - «Идёт дождь в таком-то месте в такое-то время». Значение дейктического слова может отсылать и к другим аспектам С. р.— к относительному расположению и степени выделенное™ объектов в общем поле зрения говорящих; к указательному жесту говорящего: к общему фонду знаний говорящих; к их социальному статусу и т. п.
Дейктические слова и категории максимально эффективны в том случае, если язык функционирует в условиях канонической речевой ситуации - когда время произнесения высказывания (время говорящего) синхронно времени его восприятия (времени слушающего), т.е. определён момент речи; когда говорящие находятся в одном и том же месте и каждый видит то же, что и другой (в идеале, они располагают общим полем зрения); когда адресат - конкретное лицо и т. д. Язык может использоваться и в неканонических речевых ситуациях: пространство говорящего может не совпадать с пространством адресата (ситуация телефонного разговора); время говорящего, т. е. время произнесения высказывания, может не совпадать с временем адресата, т. е. временем восприятия (ситуация письма); высказывание может не иметь конкретного адресата (ситуация публичного выступления) и т. д. В неканонической С. р. иначе употребляют дейктические слова; напр., в телефонном разговоре говорящий может обозначить словами сюда, здесь только своё пространство, а о пространстве адресата не может сказать ни сюда, ни туда; в письме говорящий может обозначить словом сейчас только своё время, а время адресата (т. е. время получения сообщения) дейктически не выражается.
В нек-рых сферах употребления языка высказывание может утрачивать связь с С. р. Различаются разные режимы употребления языка. Наряду с диалогическим, или речевым, режимом, существует нарративный, или повествовательный, режим, при к-ром связь высказывания с речевой ситуацией отсутствует. При нарративном режиме (вторичный дейксис) местоименные слова и грамматические категории приобретают либо особую нарративную, либо просто анафорическую (отсылающую к контексту) интерпретацию; общее поле зрения заменяется полем внимания (Он переехал о Киев и здесь <атам> жил уже всю жизнь); момент речи -временной точкой отсчёта (Ему казалось, он пони-чал <хпонимает' происходящее). В нек-рых языках нарративному режиму соответствуют особые грамматические формы глагола (в частности, во франц. языке это форма Passe Simple).
Помимо дейксиса, С. р. может участвовать в интерпретации высказываний с ситуативным эл-чипсисом (Ошибка!; Таракан!); с субъективной модальностью (напр., с вводными словами - они обычно выражают пропозициональную установку говорящего как участника Ср.); уточнять целевую функцию высказывания (напр., фраза Ружьё заряжено! в разных С. р. может выражать угрозу, рекомендацию и т. п.); выявлять причинные связи данного высказывания с другими событиями - речевыми и неречевыми (напр., связь между командой и выполнением соответствующего действия).

 

Сложное предложение - синтаксическая единица, состоящая из двух (и более) связанных между собой содержательно и формально частей, каждая из к-рых обладает категорией предикативности (см.). Всё С. п. в целом характеризуется как полипредикативная единица, в отличне от простого предложения, представляющего собой монопредикативную единицу. Будучи всегда полипредикативной структурой, С. п. не всегда по-липропозитивно, т. е. в форме С. п. может быть заключена и всего одна пропозиция, или одна «ситуация» (одно «событие») объективной действительности. Ср.: Что касается конференции, то она будет проходить в Москве = Конференция будет проходить в Москве.
Части С. п. соединяются в целостную синтаксическую единицу на основе одного из видов синтаксической связи. С. п., образованные на основе сочинительной связи (см. Сочинение), называются сложносочинёнными предложениями (см.); С. п., образованные на основе подчинительной связи (см. Подчинение),- сложноподчинёнными предложениями (см.). В нек-рых случаях провести разграничение между сложносочинённым и сложноподчинённым предложением не удаётся, поскольку в сфере С. п. отсутствует резкая граница между сочинительной и подчинительной связью (Хотя уже давно стемнело, но люди не расходились; Стоило пройти небольшому дождю, и все преобразилось; Стоило пройти небольшому дождю, как всё преобразилось).
Основными средствами связи между частями С. п. являются союзы (Он обещал мне, что придёт; Он пришёл, когда мы уже уходили) и союзные слова, в роли к-рых выступают относительные местоимения (Я не расслышал, что он произнёс; Надо спросить, когда приходит поезд).
Помимо союзов и союзных слов, в С. п. функционируют и другие средства связи. Среди дополнительных средств связи прежде всего выделяются т. н. лексические конкретизаторы союзов, т. е. разного рода лексические элементы (гл. обр. наречия, частицы), к-рые уточняют, конкретизируют широкое значение нек-рых союзов, напр. и, а, но (Мне там не понравилось, и поэтому я ушёл; Мне не хотелось двигаться, но я всё-таки встал; Отец молчал, и мать тоже молчала). Развитие у лексических элементов связующей функции приводит к тому, что они оказываются способными самостоятельно (без участия союзов) оформлять С. п., становясь, т.о., аналогами союзов (Отец молчал, мать тоже молчала). В качестве дополнительных средств связи в оформлении С. п. участвуют также местоимения, частицы и другие слова, коррелирующие так или иначе с основными союзными средствами (Было так жарко, что трудно было дышать; Здесь нужен такой человек, который умеет ладить с людьми; Он слишком простодушен, чтобы лгать; Всё кончилось тем, что завод пришлось закрыть).
В  рус.  языке существуют С. п.,  построенные по т. н. фразеологизированным схемам. Эти С. п. характеризуются наиболее тесной связью между частями. В одной из частей такого С. п. имеется союз,   в  другой  -   семантически   опустошённый (полностью или частично) лексический элемент, являющийся  структурно  обязательным  для  построения С. п. (Не успел он проснуться, как сразу потребовал завтрак; Стоит только пробежать лёгкому ветерку, и лепестки осыплются). Совр. научные классификации С. п. построены по структурно-семантическому принципу, т. е. в основу классификации положены и структурные, и семантические признаки С. п.
В речи представлены как С. п. с минимальным для данного типа количеством частей, так называемые С. п. минимальной конструкции (Экспедиция закончилась, и все её участники возвратились домой), так и С. п. усложнённого типа, представляющие собой объединение минимальных конструкций С.п. (Нам сообщили, что экспедиция закончилась и что все её участники возвратились домой).
Наряду со С. п., оформленными с помощью союзов и союзных слов, существуют также полипредикативные построения, оформленные бес-союзно. В совр. синтаксической науке нет единства в ответе на вопрос о том, как квалифицировать соединение двух (и более) предикативных единиц в одно целое без участия союзных средств: как бессоюзное С. п. или бессоюзное соединение предложений, рассматривая при этом последнее как единицу уже текстового уровня. Исключение бессоюзных полипредикативных конструкций из состава С. п. и присвоение им особого статуса бессоюзного соединения предложений обосновывается тем, что эти конструкции характеризуются отсутствием эксплицитно (вербально) выраженного структурного показателя связи. Включение бессоюзных полипредикативных построений в класс С. п. опирается на признание других грамматических средств (в первую очередь интонации и порядка слов) показателями специфической синтаксической связи, функционирующей в сфере С. п., недифференцированной, однако, по линии сочинение - подчинение.

 

СТИЛЬ (от лат. stilus, stylus - остроконечная палочка для письма) - общественно осознанная, объединённая определённым функциональным назначением система языковых элементов внутри литературного языка (см.), способов их отбора, употребления, взаимного сочетания и соотношения; функциональная разновидность, или вариант, литературного языка; по В. В. Виноградову - «функциональный стиль» (ФС). Данное понятие является центральным, базовым при дифференциальном делении лит. языка, своего рода точкой отсчёта для таких соотносительных со С. понятий (категорий), как подстиль, речевой жанр (варианты С.), функционально-стилевая сфера (ФСС). С- одно из фундаментальных понятий стилистики (см.) и лит. языка.
Понятие С., или ФС, постепенно становится традиционным: обычно С. называют научную, публицистическую, официально-деловую речь (научный С, публицистический С, официально-деловой С). Синонимами терминов «С», «ФС» выступают более общие номинации -функциональная разновидность, функциональный вариант, реже - функциональный тип.
Функционально-стилевая система совр. рус. лит. языка многомерна, т. е. его функциональные разновидности выделяются по разным основаниям. Напр., научный, официально-деловой, публицистический С. выделяются при ориентации на соответствующие сферы человеческой деятельности (наука, законодательство и делопроизводство, политика), к-рые они «обслуживают». Конституирующим фактором для устной публичной речи (см.), выполняющей функции, во многом аналогичные только что названным С, является «ус-тность». Кроме того, составляющие функционально-стилевую систему лит. языка функциональные разновидности неодинаковы по своей значимости в речевой коммуникации и по охвату ими языкового материала.
Общей основой С. или функциональных разновидностей, является совокупность базовых параметров (для каждого С. выступающих в той или иной комбинации): социальная задача речевого общения, ситуация речевого общения (официальность/неофициальность), характер коммуникации (массовая, групповая, межличностная), форма реализации (устная/письменная речь). Напр., для устной публичной речи социальной задачей общения является публичность «говорения» па темы науки, права, политики, эта речь реализуется в ситуации официальности, в условиях групповой коммуникации, в устной форме. Кроме того, в основе каждого С. (вообще функциональной разновидности) лежит также единый конструктивный принцип или стилеобразуюший фактор экстралингвистического характера, к-рый определяет принципы отбора и способы сочетания средств выражения в данной функциональной категории, организует их в систему. Так, для публицистического С. устанавливается в качестве единого конструктивного принципа чередование экспрессии и стандарта (В. Г. Костомаров).
Наряду со С. выделяется ФСС. Это понятие соотносительно с понятием С. и аналогично ему.
Если функционирование С. в лит. языке обусловлено специализированными задачами речевого общения, то ФСС характеризуется совокупностью таких социальных задач речевой коммуникации. ФСС может объединять ряд С. Соотносительность данных понятий наглядно демонстрирует исторически сложившаяся дифференциация в такой ФСС, как книжная речь (см.). В книжной речи обычно выделяют в качестве её разновидностей публицистический стиль (см.), научный стиль (см.), официально-деловой стиль (см.), язык художественной литературы (см.), устную публичную речь, язык радио, язык кино, телевизионную речь.
ФСС может пониматься и как нек-рая группировка разновидностей лит. языка, объединяемых к.-л. общим для них фактором. Напр., письменная речь — ФСС, объединяющая научный, официально-деловой, публицистический С, язык художественной лит-ры и эпистолярный С. (см. Разговорная речь); воздействующая речь — язык радио, кино, телевизионная речь, язык художественной лит-ры, устная публичная речь. Реальное существование этих и других ФСС отражает сложность и многоплановость функционально-стилевой системы совр. лит. языков, в т. ч. рус. лит. языка.
Функционально-стилевая система, как и сами С,— явление, исторически изменяющееся. Изменяются принципы выделения С, их взаимное соотношение и степень обособленности друг от друга (ср. систему стилей, сложившуюся в 18 в. и в послепушкинский период истории рус. лит. языка), меняется материальный состав С, их внутренняя организация в рамках одного периода развития лит. языка, как, напр., в рус. лит. языке 2-й пол. 19 в. и в 20-90-х гг. 20 в.
В аспектах стилистики термин «С.» употребляется также в связи с жанровой дифференциацией функциональных разновидностей, напр. С. деловых бумаг, С. передовой статьи, очерка, репортажа (в рамках публицистического С), С. романа, рассказа, басни, баллады (в языке художественной лит-ры). Индивидуальную манеру письма писателя называют индивидуально-авторским С, или С. писателя. По характеру заключённой в языковых элементах экспрессии выделяются С. экспрессивные; обычно выделяют: торжественный (риторический), официальный, фамильярный, шутливый (юмористический), сатирический С. Эти С. определяются на фоне нейтрального С, т.е. такой речи, к-рая лишена экспрессии. Вопрос о том, представляют ли экспрессивные С. определённые системы языковых элементов, лингвистами решается по-разному.
Термин «штиль» появляется в рус. языке в кон. 17 в. Термин «С.» в других значениях и осмыслениях употребляется в литературоведении, искусствоведении, эстетике.

 

Сценическая речь - звуковая реализация актёрами языка художественной литературы на театральной сцене, в кино, в теле- и радиопередачах, являющаяся важным выразительным средством их игры и ориентированная иа устойчивые орфоэпические нормы литературного языка. С. р. состоит из ряда компонентов: речевых характерологических средств (средств речевой характеристики персонажей), речевого фона, средств экспрессивной, эмоциональной передачи речи персонажей и др.
С. р. опирается па нормированное лит. произношение (см. Норма) и удерживает нек-рые архаичные орфоэпические черты, к-рыс постепенно утрачиваются в живом лит. произношении, напр. чёткое звучание гласного е в безударных слогах. Орфоэпические явления, бывшие основной нормой в 19 - нач. 20 вв., до последнего времени культивируются в С. р. для того, чтобы не терялась связь с языком лит-ры и поэзии прошлых столетий. Такими особенностями являются: ориентация на твёрдое произношение согласного с в возвратных частицах (постфиксах) глаголов --сь, -ся (взял\са\, закрь1ли[с\), произношение безударных окончаний прилагательных муж. рода ед.ч. -кий, -гий, -хий, как если бы было написано -кой, -гой, -хой, т.е. чут[къ\й слух, тонкон6[гь\й олень, вёт\хъ]й домишко, смягчение согласного р в словах верх, первый, четверг (вё[р' \х, пё[р']вый, четвё[р']г). ассимилятивное смягчение нек-рых согласных (се[л'г']ы, вё[т'в']и) и ряд др.
Речь персонажей представляет собою стилизацию живой  речи  и включает  в себя  вес стили произношения, свойственные живой речи во всем её многообразии. Она опирается на лит. произношение и на интонацию разг. речи.
Произношение большинства действующих лиц исполняемого произведения составляет речевой фон, к-рый в большинстве случаев строится на лит. произношении. Однако иногда речевым фоном может быть произношение диалектное (спектакли «Виринея» Л. Н. Сейфуллиной и В. П. Правдухина в Театре им. Евг. Вахтангова, «Без креста» по повести В. Ф. Тендрякова «Чудотворная» в театре «Современник») или передающее нерус. акцент (напр., в спектаклях «Я, бабушка, Илико и Илларион» Н. Думбадзе и Г. Лордкипанидзе d Санкт-Петерб. Большом драматическом театре им. Г. А. Товстоногова, «Ха-нума» А Цагарели в том же театре). На единообразном  речевом фоне любое отклонение от
него, используемое актером для речевой характеристики персонажа, становится более отчётливым и выразительным.
Средствами экспрессивной и эмоциональной передачи речи персонажа являются интонация, эмфатическое ударение, отчётливое произношение безударных гласных, темп речи, ритм, пауза и др.

 

Существительное, имя существительное,- часть речи, обозначающая предмет (субстанцию) и выражающая это значение в словоизменительных морфологических категориях числа и падежа, а также в несловоизменительных категориях рода и одушевлённости — неодушевлённости.
Понятием грамматического предмета охватываются не только названия вещей (стол, книга, дерево), лиц и животных (учитель, мальчик, собака), а также их совокупностей (народ, мебель), веществ (чугун, вода), но и названия промежутков времени (день, каникулы), количеств (тысяча, десяток), качеств, свойств, отвлечённых от их носителя (доброта, решимость), действий и состояний в отвлечении от их субъекта (бег, пение, дремота, страх, тоска). Такие слова также вовлекаются в разряд слов с грамматическим значением предметности, поскольку они имеют те же грамматические категории, формы и те же синтаксические функции, что и названия собственно предметов. Различаются С. собственные (индивидуальные наименования предметов: Пётр, Волга; см. Собственные существительные) и нарицательные (все остальные; см. Нарицательные существительные).
С. различаются по родам и изменяются по числам и падежам. В рус. языке три рода: мужской, женский и средний (см. Род). Каждый из родов характеризуется своими особенностями склонения, согласования, а в большинстве одушевлённых С- также способностью обозначать принадлежность к биологическому полу. Как формальный класс род С. определяется по способности сочетаться в им. п. ед. ч. с прилагательными с флексией -ой, -ый, -ий (муж. род), -ая, -яя (жен. род), -ое, -ее (ср. род). Во мн. ч. родовые различия не имеют выражения; ср.: в ед. ч. большой дом, большая книга, большое ведро и во ми. ч. большие дома, книги, вёдра. Особое место занимают С. общего рода (со значением лица), способные определяться прилагательными и с флексией -ой (-ый, -ий), и с флексией -ая (-яя) и соответственно обозначать лицо и мужского н женского пола: круглый сиро/па и круглая сирота.
С. может иметь формы ед. ч. или мн. ч. (см. Число).   Формы  мн. ч. С-  названий  считаемых предметов показывают, что предмет берётся в нек-ром количестве, больше одного; ср.: стол — столы, стена - стены, окно - окна. У С— названий несчитаемых предметов формы числа не связаны с выражением количественного противопоставления. К ним относятся С. со значениями, несовместимыми с понятием о счёте, — отвлечённым, собирательным и вещественным. Такие С. имеют либо только (или преим.) формы ед. ч. (слова singularia tantum), либо только формы мн.ч. (слова pluralia tantum). К С. singularia tantum относятся слова, обозначающие вещество (медь, уксус, баранина), совокупность предметов (собирательные С: беднота, мошкара) и отвлечённые понятия (рисование, отдых, терпение, гордость, блеск), а также собственные С, являющиеся названиями единственного объекта (Киев, Гомер, Франция). Слова эти, однако, обладают потенциальными формами мн.ч., к-рые при необходимости могут быть образованы, напр.: Довольно с меня этих отдыхов]» (Бунин). При этом вещественные и отвлечённые С, выступая в формах мн.ч., выражают обычно более конкретные значения. Слова pluralia tantum не имеют и не могут иметь форм ед. ч. К ним относятся как слова с вещественным, собирательным, абстрактным значениями (чернила, сливки, письмена, мемуары, дебаты, хлопоты), так и названия конкретных предметов, преим. «парных» (брюки, качели, сани, ножницы, ворота), и собственные имена (Афины, Карпаты). Падежные флексии у таких слов лишь внешне совпадают с флексиями мн. ч. слов, изменяющихся по числам; по значению же слова эти ие отличаются от форм ед. ч. других С, ср.: один большой дом, одна большая книга и одни большие сани. Тем самым слова pluralia tantum составляют особый, четвёртый согласовательный класс С, не принадлежа ни к одному из трёх родов: это слова, способные определяться в им п. прилагательными с флексией -ис (-ые): большие сани, ножницы, грабли.
Кроме принадлежности к одному из трёх родов или к словам pluralia tantum, каждое С. принадлежит к одушевлённым или неодушевлённым (см. Одушевлённость - неодушевлённость). Одушевлённые С- это названия живых существ (отдельных людей и животных), а также слова мертвец, кукла и нек-рые др. Морфологическое значение одушевлённости выражается совпадением флексий вин. и род. п. у С. 1-го склонения в сд. ч. и у С. всех типов склонения во мн. ч.
Склонение С— изменение их по числам и падежам. Падежные формы - это видоизменения С, определяемые их синтаксической сочетаемостью с другими словами. В рус. языке шесть падежей: именительный, родительный, дательный, винительный, творительный, предложный (см. Падеж). Каждый падеж имеет несколько значений, объединяемых в семантический комплекс. Формы косвенных падежей (кроме предл. п.) могут употребляться и без предлогов, и в сочетаниях с предлогами (предложно-падежные формы), семантически дифференцированных в соответствии со значениями предлогов.
В склонении С. выделяются три типа. Различие типов склонения наиболее выражено в формах ед.ч. К 1-му склонению относятся С. муж. рода с нулевой флексией в им. п. ед.ч.: стол, конь; С. ср. рода с флексией -о(-с): окно, поле; С. муж. рода с флексией -о(-е): дочишко. волчище, подмастерье. Ко 2-му склонению относятся С. жен., муж. и общего рода с флексией -а(-я) в им. п. ед.ч.: карта, земля, юноша, сирота. В школьной традиции нумерация типов склонения иная (см. Склонение). К 3-му склонению относятся С. жен. рода с основой на мягкую согласную или на шипящую и с нулевой флексией в им. п. ед.ч.: область, степь, ночь; С. муж. рода путь; С. ср.  рода на -мя и дитя.
Особые группы составляют С, падежные формы к-рых совпадают с флексиями прилагательных (С. адъективного склонения): портной, запятая, насекомое, чаевые и т.п.; несклоняемые существительные (см.), все падежные формы к-рых одинаковы (к ним относятся слова иноязычного происхождения на гласную: пальто, интервью, ателье, алиби, аббревиатуры разных типов: ЭВМ, сельпо, комроты).
Помимо падежных флексий, склонение С. иногда сопровождается другими формальными изменениями: различием основ (мать - матери, время — времени, чудо - чудеса, брат - братья, горожанин — горожане, телёнок — телята), беглостью гласных корня (день - дня, сон - сна, прыжок - прыжка), переносом ударения (стенд — стены, гблуби - голубей, профессора род. п. ед.ч.- профессоре им. п. мн.ч.).
В предложении С. является одним из важнейших компонентов, формирующих его предикативную основу. В однокомпонентных предложениях именного класса С. выступает как единственный главный член (напр., в форме им. п. в предложениях типа: Ночь; Тишина). В двухкомпонен-тных предложениях С. в форме им. п. выступает в роли подлежащего (Ученик пишет) или сказуемого (Мой брат - студент). Формы косвенных падежей С. являются разнообразными распространителями предложения, имеющими объектное (Ученик читает книгу, смеётся над товарищем), субъектное (Ребёнку весело), определительное (Комната отца — большая и светлая), обстоятельственное (Ученики собрались в классе) значения (см. Семантический синтаксис). С. определяется прилагательным, к-рое согласуется с ним в роде, числе и падеже; С.-подлежащее координируется с глаголом-сказуемым в числе и (в прош. времени и сослагательном наклонении) роде. Вне предложения падежные формы  С.   (чаще всего им. п.)  выполняют называющую функцию (в перечнях, названиях, заголовках, подписях под изображениями и т. п.). Способы словообразования С. различны. Среди производных С. выделяются: суффиксальные (.читать - читатель), префиксальные (дед -прадед), префиксально-суффиксальные (море -приморье), безаффиксные, или слова с нулевым суффиксом (выходить — выход, новый - новь), сложные слова (лес, степь - лесостепь), суффиксально-сложные (море, плавать - мореплаватель), в т. ч. с нулевым суффиксом (книга, любить - книголюб), аббревиатуры (ГЭС, Сбербанк), субстантивированные прилагательные и причастия (больной — С, заведующий - С). Наиболее продуктивны в словообразовании С. и характерны для этой части речи суффиксация и сложение. Суффиксы С. выражают разнообразные с човообразовательные значения, напр. значения «производитель действия» (носить - носильщик), «орудие действия» (сеять - сеялка), «место действия» (хранить - хранилище), «носитель признака» (старый - старик), «лицо или предмет по его отношению к другому предмету» (буфет - буфетчик, градус - градусник), «отвлеченное действие или состояние» (курить - курение), «отвлечённый признак» (белый - белизна), «лицо женского пола» (писатель - писательница) или «самка животного» (заяц -зайчиха), значения единичности (горох - горошина), собирательное (зверь - зверьё), уменьшительно-ласкательное (стол - сточик), чисто ласкательное (голова - головушка), увеличительное (доч — домище), стилистической модификации (картофель - картошка) и др. Для префиксации С. характерны модификационные значения отрицания или противоположности (правда - неправда, порядок - беспорядок, фашист — антифашист), подчинённости (группа — подгруппа), а также - преим. в сочетании с суффиксами - значения пространственное и временное (грудь - нагрудник, река — заречье, гроза - предгрозье).
Класс С. активно пополняется за счёт аффиксальных и сложных слов, создаваемых по образцу продуктивных словообразовательных типов; слов, заимствуемых из других языков (преим. зап.-европейских), а также слов с интернациональными корнями, принадлежащих б. ч. к научно-технической терминологии; в рус. языке 20 в. также за счёт аббревиатур.

 

Суффикс (от лат. suffixus — прикреплённый) - аффикс (см.), находящийся в составе простой основы (см.) между корнем и флексией. В словоформах (см.) рус. языка выделяются последовательности от одного до трёх С. (ср., напр., рез-к-а с одним С, хор-ист-к-а с двумя и устар-е-л-ость с тремя С). С. могут быть словообразовательными (служащими для образования отдельных слов) и словоизменительными (служащими для образования форм слова). Большинство С. в рус. языке - словообразовательные. Словоизменительными являются С. сравнительной и превосходной степени (сильн-ее, сильн-ейш-ии), прош. времени (нес-л-а), инфинитива (нес-ти), причастий (нес-ущ-ий,  нёс-ш-ий,  принес-ённ-ый) и деепричастий (гляд-я, написа-вши); в редких случаях словоизменительные С. выступают в тех или иных формах склонения - напр., в формах ед. ч. (горожан-ин, ср. горожан-е), мн. ч. (братья [брат'-j-a ], ср. брат; ср. также хоэя-ин и хозя-ee-a), рода (ср. об-о-их и об-е-их).
Как словообразовательное средство С. выступает в суффиксальном (читать - читатель), префиксально-суффиксальном (воля - безвольный), суффиксально-постфиксальном (гордый -гордиться), нрсфиксально-суффиксально-пост-фиксальном (шептать - перешёптываться) и суффиксально-сложном (говорить — громкоговоритель) способах словообразовании, иногда также в сочетании со сращением (см.).
Основная особенность С. как словообразовательного средства, в отличие от приставки (см.) и постфикса (см. во 2-м значении), состоит в том, что С. присоединяется не к целому производящему слову, а к производящей основе, к концу её. Непосредственно предшествуя окончанию, словообразующий С. тесно связан с ним. Образование слона посредством С. означает одновременно и отнесение этого слова к определённому грамматическому классу (части речи), определённому типу склонения или спряжения. Эта функция С. называется классифицирующей. Напр., с помощью С. -мель от глагольных основ образуются имена существительные только муж. рода 1-го склонения (читатель, глушитель), а С. -ств(о) образует от основ разных частей речи существительные ср. рода (удалой — удальство, колдовать — колдовство). Вместе с системой флексий производного слова С. составляет единое словообразовательное средство. Поэтому производные слова с С. часто относятся к другим частям речи или к иным типам словоизменения по сравнению с производящим словом (ср.: носить - носильщик, отец - отцовский, лентяй -лентяйка).
Однако есть и такие С. (их немного), для к-рых характерна способность относить слова к разным типам склонения и даже к разным частям речи Таковы, напр., С. -л- в отглагольных существительных типа запевала, зубрила (в словах со значением лица) и точило, мерило (в существительных неодушевлённых); С. -ишк- в существительных типа братишка, службишка (в словах муж. рода одушевлённых и жен. рода) и домишко, пальтишко (в словах муж. р. неодушевлённых и ср. р.); С. -ёхоньк-, выступающий в прилагательных (здоровёхонький) и наречиях (ранёхонько).
Суффиксальный способ используется при образовании слов разных частей речи. Особенно широко развито суффиксальное образование имён существительных и прилагательных. По значению С. чрезвычайно разнообразны: нек-рьге по значению близки к приставкам, т. к. они выражают дополнительные оттенки значения, добавляющиеся к значению производящего слова (словообразовательная модификация), напр.: С. -оват-со значением ослабленной степени качества (.белый - беловатый); С. субъективной оценки — уменьшительно-ласкательные, уничижительные, увеличительные (дом - домик, домишко, домище); С. лица женского пола (учитель - учительница); С. однократного действия -ну- (прыгать - прыгнуть) и т. п. Все подобные С. образуют слова той же части речи, что и их производящие. Особое место среди них занимают т. н. С. стилистической модификации, образующие стилистически окрашенные (как правило, сниженные, в разной степени экспрессивные) синонимы производящих слов (картофель — картошка, мальчик — мальчуган, штука - штуковина и штукенция, простой - простецкий, нарочно - понарошку).
Значительно больше таких С, к-рые образуют слова, обозначающие совсем новые понятия по сравнению с производящим словом (словообразовательная мутация), напр.: С. существительных со значением производителя действия (учить — учитель), носителя признака (старый - старик), помещения (хранить — хранилище), жителя населённого пункта (Ростов - ростовчане); С. относительных прилагательных с общим значением отношения к предмету, явлению (гора -горный, берёза — берёзовый, город — городской); С. отымённых глаголов со значением становления признака (седой - седеть), проявления признака (подлый - подличать) и др.
Существуют С, к-рые образуют слова, отличающиеся от производящих слов только грамматическим значением части речи, т. е. выполняющие чисто транспозиционную функцию. С помощью таких С. образуются, напр., существительные со значением признака (смелый - смелость), действия (выжимать - выжимание). К ним относятся также С, переводящие слово из класса прилагательных в класс наречий и наоборот (быстрый - быстро, певучий — певуче, вчера - вчерашний).
Среди словообразовательных С.   широко  развита омонимия.  Ср.,  напр.,  С.  -к(а) в существительных со значением действия (варка), носителя  признака  (плетёнка),  уменьшительно-ласкательным (головка), «женским» (пассажирка).

 

Супплетивизм (от поэднелат. suppletivus -дополняющий) - образование форм одного и того же слова от разных корней. Корневые морфы таких словоформ лишены формальной (фонематической) близости и потому не могут объединяться в одну морфему (см Морф). Образующиеся способом С словоформы называются супплетивными. В рус. языке встречается С форм ед. и мн. ч. существительных (человек - люди, ребёнок - дети), падежных форм личных местоимений - форм им. п., с одной стороны, и косвенных падежей - с другой (я — меня, мне; мы -нас, нам; он, она, оно — его, ему, ее, ей и т. п., где корень [/]), сравнительной степени прилагательных (хороший - лучше, плохой - хуже), краткой формы прилагательного (большой - велик - форма, в другом своём значении являющаяся несупплетивной краткой формой прилагательного великий), форм прош. времени глагола (идти, идут, идущий - шёл, шла, шедший).
Поскольку формы одного и того же слова, как правило, образуются в рус языке от одного и того же корня (с возможными частными видоизменениями его фонемного состава в разных морфах, сохраняющих при этом формальную близость), супплетивные формы являются в рус. грамматической системе исключениями. Так, все перечисленные выше грамматические значении (число, падеж, сравнительная степень, время) заодного и того же слова однокоренными словоформами, напр.: дом - дома, вы — вас, крепкий -крепче, ловкий — ловок, гулять — гулял.
Понятие С. может также применяться к нек-рым случаям образования слов (а не форм слова), если в этих случаях выражение соотно-стельных значений словами одного и того же корня характеризуется высокой регулярностью, напр.: видовые пары брать - взять, класть -положить, разложить - раскладывать, перей ти - переходить (ср. нормальные для рус. языка видовые нары с глаголами одного корня: делать - сделать, решать - решить); пара глаголов, обозначающих однонаправленное и неоднонаправленное движение: идти — ходить (ср. лететь - летать, нести - носить, где подобную пару составляют однокорспные глаголы); пары, состоящие из количественного числительного и счётного прилагательного (порядкового числительного): один - первый, два - второй (ср. четыре - четвёртый, пять - пятый, сто -сотый). Подобно тому как формы типа я - меня, идти - шёл рассматриваются (как исключение) в пределах одной словоизменительной парадигмы, слова с корнями -клад- и -лож-, -йд- и -ход- и т.п. могут рассматриваться (как исключение) в пределах одного словообразовательного гнезда.
Супплегивные формы имеют различное происхождение. Возникновение таких форм может быть, в частности, следствием объединения в одну парадигму форм, первоначально принадлежащих разным парадигмам (так, дети - первоначально форма мн.ч. слова дитя), илн результатом фонетических изменений, нарушивших первоначальную фонематическую близость корневых морфов (так, ход- в ходить и шед- в формах глагола идти — исконно морфы одного и того же корня: шед- возникло из *хьд-). Характерно наличие С. в формах слов тождественного значения в разных индоевропейских языках; ср., напр., рус. хороший - лучше, нем. gut - besser и франц. Ьоп — meilleur; рус. я - ченя и англ. / - те.

 

Субъект (от лаг. subjectum - подлежащее) -в реальной ситуации, обозначенной в предложении, главный активный или неактивный «участник действия» (напр.: Ласточки скрепляли ветки глиной; Ребёнок закапал скатерть; Ветер закрывает солнце тучами; Дым заполнял комнату), носитель признака или субъект состояния (напр.: Хлеб заплесневел; Ему везёт).
С, предикат (см.) и объект (см.) являются такими понятиями, к-рые помогают уяснить смысл предложения. В традиционном языкознании смысл предложения характеризовался в терминах главных его членов (см. Члены предложения) — подлежащего (см.) и сказуемого (см.) и второстепенных - определения (см.), дополнения (см.), обстоятельства (см.). Данный уровень грамматической абстракции не позволял трактовать как подлежащее словоформы в косвенных падежах, вследствие чего общность значения предложений типа Она в обмороке и У неё обморок не обозначалась терминологически. Новый уровень рассмотрения семантики предложения в терминах «С— предикат - объект» даёт возможность различать значения С. и способы его выражения: смысл предложения зависит от таких свойств С, как активность/неактивность, способность/ неспособность к целенаправленному действию, и соответственно от таких свойств предиката, как произвольность/непроизвольность действия, спонтанность, внезапность, независимость от воли С.
Нормальна синтаксическая позиция С. в начале предложения. Как правило, имя в субъектной позиции является темой сообщения (см. Актуальное членение предложения). Исторически имена в позиции С, способного к самостоятельному действию, перемещению, оформились как подлежащее. Неактивная роль С, его непроизвольное действие, неконтролируемое состояние, свойство, постоянный или временный признак показываются значением косвенных падежей; напр.: вин. п. -Его коробит от пошлости; род. п.- У меня новая квартира; дат.п.- Ему нездоровилось; Рукам холодно; твор. п.— Работа выполнена группой специалистов; Лодку заливало водой; Со мной всё в порядке; предл. п.- В семье лад; На душе легко. При этом очевидна оценка этого качества С. говорящим, автором высказывания.

 

Страдательные причастия - разряд причастий (см.) со значением страдательного залога (см.), имеющих полные и краткие формы настоящего и прошедшего времени {выполняемый, выполняем, выполненный, выполнен). Полные С. п., подобно полным прилагательным, изменяются по падежам, числам и родам (в ед. ч.), имеют аналогичные окончания и употребляются в сходных синтаксических функциях (см. Причастные конструкции). Краткие С. п., изменяющиеся по числам и родам (в ед. ч.), используются гл. обр. в ана читических формах страдательного залога.
С. п. наст, времени образуются от перех. глаголов иесов. вида присоединением к основе наст, времени суффикса -ем- (под ударением -оч-) для глаголов 1-го спряжения (.открываемый, ведомый) и суффикса -им- для глаголов 2-го спряжения (.гонимый, ценимый). Глаголы типа создавать, познавать образуют эти формы от основ прош. времени, сохраняющих суффикс импер-фективации (несовершенности): создают - создавал - создаваемый. Эти С. п. образуются гл. обр. от приставочных глаголов с суффиксами им-перфективации (изучаемый, застраиваемый) и глаголов на -овать/-евать (рисуемый, рекомендуемый). У б.ч. глаголов несов. вида других типов (ср. топтать, держать, строить, кормить, чистить, стричь, рыть и др ) их образование невозможно или затруднительно.
Для образования С. п. прош. времени используются суффиксы -нн-, -енн- и -т-. Суффикс -нн-присоединяется к основам прош. времени на -а-, -я- (написа-л--написанный, засея-л--засеянный, изгна-л-- изгнанный); этот же суффикс выделяется в С. п. аиденный (увиденный) от виде-л (увиде-л) Суффикс -енн- присоединяется к основам наст, времени глаголов на -итъ, -етъ (кроме глагола видеть), -ти, -сть, -чь; при этом происходят чередования конечного согласного основы, подобные тем, к-рые имеют место в личных формах наст, времени (погубить - погублю -*? погубленный, обидеть - обижу -*- обижен ный, украсть - украду -"-украденный, сжечь -сожжёт^-сожжённый). Суффикс -т- присоединяется к основам прош. времени на -ну- (поки-ну-л -•- покинутый),    -о-    (расколо-л -»? расколотый), -р- (запер--запертый) и к основам с од-   543 несложным   корнем   на   гласный   (нагре-л — нагретый,     разби-л -*? разбитый,     умы-л -*? умытый, обу-л -*? обутый,    нача-л -*? начатый,    из-мя-л— измятый).
Наиболее последовательно С. п. прош. времени образуются от перех. глаголов сов. вида, обозначающих результативные действия: сваренный суп, прочитанная книга. У глаголов сов. вида, выражающих внешнюю (временную) предельность действия - начинательных (запеть, полюбить), ограничительных (поварить, покру тить), многих одноактных (лизнуть, махнуть),- формы С. п. прош. времени отсутствуют или малоупотребительны. Их образованию могут препятствовать и сопровождающие его чередования согласных.
С. п. прош. времени глаголов несов. вида (кроме виденный, слышанный и нек-рых др.) употребляются редко, что отличает лит. язык от диалектов рус. языка, где они распространены. Эти формы могут быть образованы только от глаголов, не имеющих формальных показатетей несов. вида. В лит. языке от глаголов с суффиксами несов. вида типа бросать, создавать, рассказывать С. п. прош. времени не образуются. В отличие от других форм несов. вида, С. п. прош. времени не могут обозначать действие в процессе его протекания.
Возможно образование С. п. от нек-рых непе-рех. глаголов (руководимый, управляемый, об-чадаемый, польщённый, отмщённый, достигнутый); часть из них употребляется только в краткой форме (С этим покончено; Приказано наступать).
Близки по значению к С. п. наст, времени отглагольные прилагательные на -мый со значением возможности или (чаще) невозможности совершения действия от глаголов сов. вида (достижимый, неоспоримый) и неперех. глаголов несов. вида (несгораемый, неиссякаемый). С. п. прош. времени в наибольшей степени подвержены процессу адъективации (см.) и могут выступать в стативных значениях, когда обозначается не само достижение результата (ср. только что закрытая дверь), а последующее состояние (ср. всё еще закрытая дверь).