Рубрика ‘ С ’

Стилизация - намеренное построение художественного, реже публицистического текста в полемических  целях  в соответствии с основными принципами, приёмами организации, использования языкового материала, присущими известному литературному направлению, школе, какому-либо жанру, официальному документу, индивидуальной манере какого-либо писателя, речевому обиходу определённой социальной среды, группы, исторической эпохи, к-рые избираются в качестве объекта имитации, при демонстрации, воспроизведении (и особой акцентировке, шаржировании в пародийных и сатирических текстах) его наиболее показательных или типичных внешних (речевых, отчасти композиционных) примет.
К С. прибегают в разных идейно-эстетических целях: при историческом повествовании, исследовании и воспроизведении народной жизни, жизни отдельных социальных слоев, в жанрах сатиры и юмора, при пародировании.
В зависимости от объекта имитации обычно выделяют С, ориентированную на фольклорные жанры (напр., стихотворения А. В. Кольцова, И. С. Никитина, А. К. Толстого, А. А. Прокофьева), народно-разг. речь («Вечера на хуторе близ Диканьки» Н. В. Гоголя, «Рассказы Ивана Су-дарева» А. Н. Толстого), индивидуальную манеру письма определённого автора («Бурыга» Л. М. Леонова, прозаические пародии А. И. Куприна). В зависимости от социально-культурного характера воспроизводимой речи различают С. социально-речевую (ориентация на язык определённой социальной среды), жанровую или стилевую (ориентация на наиболее яркие приёмы построения речи, средства выражения в том или ином жанре или стиле, напр. деловом, научном), историческую (воспроизведение наиболее характерных черт речевого обихода конкретной исторической эпохи).
Цели С. и объект имитации обусловливают нек-рые особенности композиционно-речевой организации стилизованного текста. Ориентация на народно-разг. речь предполагает форму сказа как имитацию монологической речи персонажа «из народа» или «рассказчика» (напр., у Н. С. Лескова, П. П. Бажова), к-рая может объединяться с ориентацией автора на фольклорные жанры, на их стилистику и поэтику. Такой вариант художественного повествования служит композиционно-речевой основой орнаментальной прозы (А. С. Неверов, A.M. Ремизов). Традиция сказа как особое стилевое направление в рус. лит-ре сложилась в творчестве Гоголя, В. И. Даля, Лескова, И Ф. Горбунова, в 20 в. продолжена Е. И. Замятиным, М. М. Зощенко, Леоновым, В. Я. Шишковым, В. И. Беловым, В. М. Шукшиным и др. Историческое повествование предполагает последовательное, тематически и эстетически мотивированное вкрапление в его композиционно-речевую структуру лексико-фразео-логических и грамматических историзмов и архаизмов, композиционных элементов текстов и документов описываемой эпохи. В целях юмористического и сатирического изображения речь в тексте строится на столкновении стилистически разнородных, полярных средств выражения в рамках «узкого» контекста (напр.. у Гоголя, М. Е. Салтыкова-Щедрина, Зощенко), к-рые в текстах нейтральной тональности не употребительны. В пародии отдельные, наиболее показательные черты «прототипного» стиля нарочиты, часто гипертрофированно выделены или преподнесены изолированно, что и создаёт предпосылки для «сниженного», юмористического или сатирического истолкования, обыгрывания основных или частных характеристик, примет пародируемого автора, текста (И. П. Мятлев, Д. Д. Минаев, А. Г. Архангельский, А. А. Измайлов).
При С. определённые речевые средства и приёмы их использования актуализируются. Напр., при социально-речевой С. на первом плане орфоэпические и лексико-фразеологические речевые средства, а также нек-рые грамматические особенности речи изображаемой социальной среды или персонажа известного общественного статуса. При жанровой С. на первом плане черты синтаксической организации имитируемых текстов, общие принципы композиционно-речевой структуры «прототипного» стиля.
С. как феномен лит. творчества появляется с развитием индивидуальных писательских стилей и сопутствующим ростом ощущения чужого стиля (Д. С. Лихачёв), в рус. лит-ре - с нач. 19 в. Достаточно широкое распространение С. получает в лит-ре нач. 20 в. (проза В. Я. Брюсова, М. А.  Кузмина, С. А. Ауслендера и др.).
С. называют и воспроизведение в художественном тексте разг. речи (в драматургических текстах, в художественной прозе - чаще в речи персонажей). Будучи способом типизации лит. об раза, речь персонажей представляется не «зеркальной», стенографической записью живой (спонтанной, ситуативной, диалогической) разг. речи, а отражением её наиболее типичных свойств.

 

Степени сравнения - грамматическая категория прилагательных и наречий, выражающая различия в степени проявления признака и образуемая противопоставлением положительной С. с. (сильный, ярко) формам сравнительной (сильнее, ярче) и превосходной С. с. (сильнейший, самый сильный, наиболее ярко). Способностью изменяться по С. с. обладают только качественные прилагательные и соотносительные с ними наречия на -о, -е, обозначающие признаки, к-рые допускают количественные градации.
Положительной степенью называют исходную форму прилагате аьного или наречия, обозначающую признак вне прямого его сопоставления с другими конкретными проявлениями данного признака. Вместе с тем безотносительная абсолютная оценка переменного признака предполагает учёт нек-рой типовой меры признака, зависящей от носителя этого признака и от конкретной ситуации (ср. высокая трава и высокое дерево). Сравнительная и превосходная степени выражают относительную оценку.
Сравнительная степень (компаратив) показывает, что признак присущ данному его носителю в большей мере, чем другому: Этот дом выше, чем тот. Превосходная степень (суперлатив) имеет более узкое значение, выделяя среди однородных предметов тот, к-рый обладает названным признаком в большей степени, чем все остальные: Он самый сильный в классе (в школе, в городе и т.д.) Это же значение может быть выражено формами сравнительной С. с. в сочетаниях типа сильней асех, сильнее всего.
Сочетания сравнительной и превосходной С. с. с различными предложно-падежными формами, обозначающими объект сравнения (выше гор; выше, чем горы; крупнейший в мире; высочайшая из вершин), образуют особые синтаксические конструкции, характерные именно для этих форм; употребление в них положительной степени невозможно.
От простых форм сравнительной степени могут образовываться префиксальные компаративы с приставкой по- (пострашнее, повыше) преим. со смягчительно-ограничительным значением. Они свойственны разг. речи.
Простые формы сравнительной степени прилагательного не изменяются по числам, родам или падежам и употребляются гл. обр. в функции сказуемого. Свободно используются в функции определения префиксальные компаративы: Эта книга поинтереснее - Выбери книгу поинтереснее.
Особую группу составляют формы больший, меньший, худший, лучший, представляющие собой склоняемые простые формы сравнительной степени; формы худший и лучший могут иметь и значения превосходной степени, различаемые в конкретных употреблениях: Лучшего друга мне не найти (сравнительная степень) - Это мой лучший друг (превосходная степень).
Аналитические формы сравнительной степени прилагательного представляют собой сочетания слова более с формой положительной степени. Они могут быть полными и краткими (более заметный, более заметен) и изменяются подобно полным и кратким прилагательным: Эта книга более интересная (более интересна) — Это более интересная книга. По аналогии с ними образуются и антонимичные им аналитические конструкции со словом менее (менее заметный, менее интересный), не имеющие прямого соответствия среди простых форм сравнительной степени. Эти формы сравнительной степени носят более книжный характер, чем простые, но не имеют формальных ограничений на образование: прилагательные ветхий, робкий, чуждый, рослый и многие др. образуют только сложную форму сравнительной степени.
Формы сравнительной степени наречий образуются аналогичным образом: бежит быстрее -более быстро, светит ярче — более ярко. Неизменяемые простые формы сравнительной степени прилагательных и наречий омонимичны. Они различаются только своим синтаксическим употреблением: «Всё настойчивее, крепче, резче (наречие) ударял по кибитке ветер, чернее, суровее (прилагательное) становилось небо» (Чехов).
Сложные (аналитические) формы превосходной степени прилагательных представлены сочетаниями форм положительной степени со словами самый и наиболее (наименее): самый молодой, наиболее (наименее) значительный. Последние имеют книжный характер и употребляются реже.
Средства выражения превосходной степени наречий гораздо более ограниченны. Простые формы превосходной степени на -ейше/-айше сохранились лишь в единичных устойчивых сочетаниях (строжайше запретить, покорнейше прошу), в к-рых к тому же выражается не выделительное суперлативное значение, а т. н. элативное значение высокой степени признака. Иногда встречающиеся сочетания наречий со словом самый представляются отклоняющимися от нормы, ср. «Книга эта не менее увлекательна, чем самый мастерски написанный роман» (Паустовский). Практически в функции форм превосходной степени наречий используются сочетания типа паи-более сильно, сильнее всего, сильнее всех.
Относительно состава С. с. нет полного единства мнений. Аналитические сочетания (самый высокий, более высокий и особенно выше всех, выиье всего, менее высокий) многие исследователи рассматривают как свободные сочетания слов, представляющие собой описательные выражения со значением сравнения. Из числа С. с. нередко выводят положительную степень, как не выражающую сравнения, и превосходную степень, к-рую уподобляют образованиям субъективной оценки типа пренеприятный, большущий, тяжеленный, выражающим высокую степень признака.

 

Сравнительный оборот - часть предложения, состоящая из словоформы существительного, прилагательного или наречия — одиночной или с зависимыми словами, к-рая вводится сравнительными союзами как, что (устар.), чем, нежели, как и или союзами, придающими сравнению модальную окраску,— словно, точно, будто, как будто {бы), словно как: «Жизнь, как подстреленная птица, Подняться хочет и не может» (Тютчев); «Не так ли и ты, Русь, что бойкая необгонимая тройка, несёшься?» (Гоголь); «Летом спать было гораздо тяжелее, чем зимой» (Достоевский); «Дед кинул им деньги, словно собакам» (М. Горький); «Ты под окном своей светлицы Горюешь, будто на часах» (Пушкин); «Как чугунная, гудела под телегой промёрзшая к ночи дорога» (Мальцев).
Словоформа, составляющая основу Co., разными способами связана с другими словами предложения. Наиболее полно смысл сравнения выражает конструкция, состоящая из трёх членов, называющих предметы сравнения и основание сравнения: «Как женщину, ты родину любил» (Некрасов); родину как женщину - связь параллельных (аналогичных по функции) членов; любил как женщину - связь с общим членом. Ср. также: «Её уста, как роза, рдеют» (Пушкин); «Здесь было светлее, чем в поле» (Чехов). Им. п. при союзе имеет субъектное значение {плачет как дитя — дитя плачет; холодный как лёд -лед холодный) и сохраняется при любом падеже той словоформы, к-рая называет сравниваемый предмет: росинки горят как алмазы - росинок, горящих как алмазы; холодная, как лёд, рука -холодной, как лёд, рукой и т. д. Другой способ связи - без параллелизма словоформ - представляет сравнение как бы неразвёрнутым: «Вода бежит, как из ушата» (Крылов); «Заволокло всё небо, словно чёрным рядном» (Гоголь). В этом случае словоформа, составляющая оборот, зависит от одного из слов предложения (ср.: бежит из ушата, заволокло рядном), а союз, вводящий зависимую словоформу, семантически мотивирует её связь с предложением.
В силу двунаправленного смыслового отношения - к основанию сравнения и к объекту сравнения - С. о. выполняет в предложении разные функции: он выступает то как обстоятельство, характеризуя действие или качественный признак, напр. пчачет как дитя; сверкая как алмаз; лёгкий как облако: душно, как перед грозой, то как определение или сказуемое, характеризуя предмет: с руками как грабли, «... со щечками, как у лягушонка» (Катаев); Наш двор как сад; Она выглядела как старушка. Двунаправленное отношение часто присутствует одновременно, так что типичный С. о. сочетает в себе функции и обстоятельства, и определения: «Луна, как блед нов пятно, сквозь тучи мрачные желтела» (Пушкин).
С. о. обычно вносит в предложение дополнительное значение, поэтому он, как правило, обособлен (см. Обособленный оборот). Обособленный С. о. занимает в предложении относительно самостоятельное и свободное положение: находясь в начале, конце или середине предложения, он соотносится со всей его предикативной частью и сближается по функции с придаточным предложением: «Как буря, смерть уносит жениха» (Пушкин); «Сердце моё болезненно сжалось, как после первого расставания» (Лермонтов); «Во мраке носился ураган, и его бешеный гул, словно похоронный звон, уныло звучал над одинокой юртой» (Серафимович). Со. интонационно не выделяется (не обособляется), если он является ре-мой (см. Актуальное членение предложения) высказывания или тесно связан с одним из слов, являясь обязательным его распространителем: напр., частью сказуемого {Дорога сделалась как каток), обязательным определением (Есть письма как сигнал тревоги), обязательным обстоятельством («Сербы сражались как львы», Катаев; Она была одета как кукла), частью фразеологического оборота (спит как убитый, красный как рак и т.д.). Пунктуация при Со. не упорядочена: согласно письменной традиции, С. о. часто выделяется запятыми и тогда, когда он синтаксически не обособлен, напр.: «Она обернулась ко мне, бледная, как мрамор» (Лермонтов); «Он стал есть, но не садясь, а стоя у самого котла и глядя в него, как в яму» (Чехов); «Дверь распахнулась, задрожав, как от озноба» (Антонов).
С. о. может быть введён в предложение с помощью указательных слов типа так, такой, напр. «Я к ней наконец так привык, как к дочери» (Лермонтов), хотя для совр. речи такое употребление нехарактерно.
Обороты с союзами чем (нежели) и как и отличаются семантико-синтаксическими особенностями. Они не имеют чисто сравнительного значения, в силу чего для них нехарактерна опре-делительно-обстоятельственная функция. Союз чем (нежели) выражает градуированное сравнение (сопоставление по изменению, нарастанию или убыванию признака) и поэтому сочетается с формами сравнительной степени или с местоимениями иной, другой и др.: «Теперь голос был дальше, чем о прошлый раз» (М. Горький); «Осина больше сочетается с северным сероватым небом, нежели с пылающей лазурью небес» (Солоухин). Союз как и (равно как и; так же, как и) по значению представляет собой контаминацию (см.) сравнения и соединения, он выражает отношение приравнивания: «На войне деревья, как и люди, имеют каждое свою судьбу» (Шолохов); «Егорушкой тоже, как и всеми, овладела скука» (Чехов).
Не выражает сравнения оборот, оформленный при помощи сочетания такой(ая, ое, ие) как или такой(ая, ое, ие) ..как: «Для таких, как вы, людей не бывает лошадей» (Михалков); «Окон чен сев такой важной культуры, как соя» (газ.). В синтаксической теории вопрос о типе предложений со С. о. является спорным, поскольку С. о. проявляет противоречивые признаки с формально-грамматической и семантической стороны. С. о. не содержит в своём составе грамматического предиката, но в нём можно видеть скрытую предикативность: семантически он соответствует целой ситуации. Это свойство позволяет трактовать его двояко: или как придаточное предложение особой структуры, или как член простого предложения, осложняющий его семантически и синтаксически. «Русская грамматика» (1980) описывает С. о. дважды — и в системе простого, и в системе сложного предложения. В С. о. отражена семантика предиката, к к-рому он отнесён: смысл оборота осознаётся только на его фоне: ср.: ...как ребёнок {плачет?/ резвится?/ наивный! и т. д.). С. о. обладает широким предикативным значением, не ограниченным модально-временным планом, поэтому адекватная замена на придаточное предложение практически невозможна (ср.: Они веселились, как дети = Они веселились, как веселятся дети/Они веселились и тем были похожи на детей). С другой стороны, конструкции со С. о. обнаруживают и нек-рые свойства, сближающие их с сочинительными конструкциями. Как и сочинённые, сравниваемые члены характеризуются функциональной близостью. Высказано суждение, что на них можно распространить понятие «однородные члены» (В. 3. Санников). Особенно близки к сочинительным конструкции со значением градуированного сравнения (союз чем) и со значением приравнивания (союз как и).
С. о. с собственно сравнительным значением имеет ярко выраженную стилистическую функцию: наряду с метафорой он относится к числу образных средств языка и используется преим. в художественной речи, особенно в поэзии. С. о. с другими значениями не имеют стилистических ограничений.

 

Сравнение - стилистический прием, основанный на образной трансформации грамматически оформленного сопоставления. Средством грамматического оформления С. служат- 1) сравнительный оборот (см.), вводимый союзами как, как будто, словно, точно, ровно, как бы и др.: «Безумных лет угасшее веселье Мне тяжело, как смутное похмелье Но, как вино,- печаль минувших дней В моей душе чем старе, тем сильней» (Пушкин); 2) сравнительная степень прилагательного или наречия и (реже) форма твор. п. (творительный сравнения): «Под ним струя светлей лазури» (Лермонтов); 3) присоединительная конструкция, вводимая союзом так и обычно содержащая развёрнутое С: «Живу печальный, одинокий, И жду: придет ли мой конец? Так, поздним хладом поражённый. Как бури слышен зимний свист, Один - на ветке обнажённой Трепещет запоздалый лист!..» (Пушкин).
Особое место занимают т. н. огрицательные С, характерные для произведений народного творчества и фольклорных стилизаций: «Не псарь по дубравушке трубит, Гогочет сорви-голова,— Наплакавшись, колет и рубит Дрова молодая вдова» (Некрасов).
Стилистическая выразительность С. обусловлена характером и степенью трансформации обще-языковой семантнко-стилистической основы сопоставления, причём преобразованиям могут подвергаться как семантика, так и синтаксис (в отдельности либо одновременно): «Гарун бежал быстрее лани. Быстрей, чем заяц от орла...» (Лермонтов). Однако в высказываниях Он бежал стрелой или Он бежал как настоящий спортсмен стилистического эффекта не возникает: образность первого носит общеязыковой характер (ср.: голодный как волк, злой как собака, выпить залпом), во втором - обычное приравнивание.
Образная трансформация вызывается: 1) сопоставлением разноплановых (семантически далёких) понятий: «Ты меня хотя бы для приличья Выслушай, красивая и шустрая, Душу сквозь моё косноязычьс. Как тепло сквозь полушубок. Чувствуя» (Светлов); 2) усложнением или развёртыванием объекта или средства сравнения: «И над вершинами Кавказа Изгнанник рая пролетал. Под ним Казбек, как грань алмаза, Снегами вечными сиял...» (Лермонтов). С. здесь носит двустепенный характер: сначала Казбек сам по себе сравнивается с гранью алмаза, а затем это С. усложняется тем, что Казбек и в отношении приписываемого ему действия {сиял) также сравнивается с гранью алмаза; 3) опущением союза: «Мы с какой угодно стороны Несосди-няемые части: Я - как биография страны, Ты -её сегодняшнее счастье» (Светлов); 4) нарушением форм синтаксической соотнесённости (влияние конструкций разг. речи), что характерно для иек-рых поэтических текстов: «Как сжима ется сердце дрожью за конечный порядок земной. Вдоль дороги стояли рощи и дрожали, как бег трусцой» (Вознесенский).

 

Способы глагольного действия - лексико-грамматические разряды глаголов, обозначающих различные временные, количественно-временные и результативные модификации действия,  выраженные с помощью словообразовательных формантов (приставок, суффиксов и постфикса -ся). В рус. языке имеются след. основные С. г. д.
1.   Начинательный способ. Глаголы со значением 'начать действие, названное мотивирующим глаголом' имеют приставки: за-: запеть "начать петь', забегать, заволноваться, застучать; воз- (иногда в сочетании со значением интенсивности действия): возликовать 'начать ликовать', возлюбить, возненавидеть; по-: подуть 'начать дуть', полюбить, почувствовать, посыпаться; вз- (в сочетании со значением интенсивности действия): взволноваться 'начать сильно волноваться', взвыть, взреветь; формант раз- + -ся (в сочетании со значением достижения большой интенсивности, часто в результате постепенного нарастания интенсивности): разгореться 'начать сильно или хорошо, ровно гореть', разбушеваться, распеться, расшалиться.
2.   Ограничительный способ. Глаголы со значением 'действие, названное мотивирующим глаголом, совершить в течение нек-рого времени (чаще недолгого)' имеют приставку по-: побеседовать 'провести нек-рое время в беседе', постоять, покатать, полетать, поработать.
3.  Длительно-ограничительный способ. Глаголы со значением 'действие, названное мотивирующим глаголом, совершить в течение к.-н. времени (чаще длительного)' имеют приставки про-: простоять 'провести какое-то время стоя', прождать, проворочаться, проискать; пере- (обычно в сочетании со значением известного, определённого отрезка времени): переждать 'провести определённое, необходимое время, ожидая окончания чего-н.', перезимовать, переночевать.
А. Окончательный способ. Глаголы со значением 'окончить длившееся определённое время действие, названное мотивирующим глаголом' имеют приставку от-: отшуметь 'кончить шуметь', отболеть, отзвучать, отлюбить; формант от- + -ся (в сочетании со значением длительности прекращённого действия, освобождения от него, иногда вследствие невозможности его продолжать): отбегаться 'кончить бегать, оказаться не в состоянии больше бегать', отъездиться, отвоеваться.
5.    Повторительный способ. Глаголы со значением 'повторно, заново, иногда по-новому, иначе совершить действие, названное мотивирующим глаголом' имеют приставки: пере-: переделать 'сделать заново и иначе', перевоспитать, перекроить, пересеять; ре-: реорганизовать 'повторно организовать', реэвакуировать; воз-: воссоединить 'соединить вновь', воссоздать.
6.  Ограничительно-завершительный способ. Глаголы со значением 'действие, названное мотивирующим глаголом, довести до определённой точки во времени или до конца' имеют приставку до-: досидеть 'просидеть, пробыть до к.-л. времени', доварить, домыть, доучиться.
7 Однократный способ. Глаголы со значением 'однократно совершить действие, названное мотивирующим глаголом' имеют суффиксы: -ну-: толкнуть 'однократно совершить действие, названное глаголом толкать', дунуть, свистнуть, скользнуть; -ану- (в сочетании со значением интенсивности или экспрессивности, резкости действия): стегануть 'сильно стегнуть', мазануть, резануть, толкануть, сказануть; префикс с-: сжульничать 'однократно совершить действие, названное глаголом жульничать', схитрить, сманеврировать, сходить, съездить, сглупить; формант с- + -ну- (в сочетании со значением небольшой интенсивности): сполоснуть 'один раз слегка пополоскать', сболтнуть, сбрехнуть, соснуть.
8.   Уменьшительно-смягчительный способ. Глаголы со значением 'с небольшой интенсивностью совершить (или совершать) действие, названное мотивирующим глаголом' имеют приставки: на-: наиграть 'бегло сыграть', напеть; по- (иногда в сочетании со значением постепенности действия): поотстать 'немного отстать', попривыкнуть, поизноситься, поостеречься, пообсохнуть; под-: подбодрить 'немного ободрить', подзабыть, подсократить; при-: приглушить 'слегка заглушить', привстать, приоткрыть, притормозить; форманты: на-+ +-ива-/-ва-: насвистывать 'свистеть тихо, слабо', накрапывать, напевать; под-+-ива-/-ва-: подпахивать 'немного пахнуть (обычно неприятно)', поддразнивать, поддувать, подкашливать; при-+-ива-: прихрамывать 'несколько, немного хромать', припахивать, прихварывать; вз-+ + -ну-: всплакнуть 'немного поплакать', взгрустнуть, оздремнуть; при- + -ну-: прихворнуть 'похворать недолго, несильно', присвистнуть, прихвастнуть; с- + -ну- (в сочетании со значением однократности, см. п. 7).
9.    Многократный способ. Глаголы со значением 'многократно совершать действие, названное мотивирующим глаголом' имеют суффикс -ива-/-ва-/-а-: хаживать 'многократно ходить', сиживать, певать, едать.
10.   Прерывисто-смягчительный способ. Глаголы со значением 'время от времени и с небольшой интенсивностью совершать действие, названное мотивирующим глаголом' имеют формант по- + -ива-/-ва-: повизгивать 'время от времени слегка визжать', побаливать, подёргивать, подремывать, подувать, покачивать.
11.   Дистрибутивный способ. Глаголы со значением многократного, иногда также поочерёдного действия, распространённого на все или многие объекты или совершённого всеми или многими субъектами, имеют приставки пере-: переглотать 'проглотить поочерёдно, всё, многое', перегаснуть 'погаснуть поочерёдно (о всём, многом)', перебывать, перебудить, перездороваться (со всеми); по-: повывезти 'вывезти поочерёдно всё, многое (всех, многих)', померзнуть, поглотать, полопаться, потаять.
12.   Длительно-дистрибутивный способ. Глаголы со значением 'длительно, медленно, не спеша совершать действие, названное мотивирующим глаголом (в глаголах движения с оттенком: направляя его то в одну, то в другую сторону) ' имеют формант раз- + -ива-/-ва-/-а-: распивать 'пить долго, медленно, не спеша', раздумывать, раскуривать, расхаживать, разгуливать, разъезжать.
13.   Сопроводительный способ. Глаголы со значением 'совершить (совершать) действие, названное мотивирующим глаголом, во время другого действия или сразу после его окончания (иногда приспосабливаясь к другому действию)' имеют приставки под-: подыграть 'сыграть, приспосабливаясь к игре другого', подладить, подпеть, подсвистеть, подтянуть {песню); при-: пристукнуть 'стукнуть чем.-л. в момент к.-л. действия или в довершение чего-л.', прищёлкнуть, присвистнуть, прихлопнуть; формант при- + -ива-/-ей-: припевать 'сопровождать что-л. пением', приговаривать, прикрякивать, присвистывать, прихлопывать, пришёптывать.
14.   Интенсивно-кратный          способ. Глаголы со значением 'интенсивно и многократно совершать действие, названное мотивирующим глаголом' имеют форманты: вы- + -ива- (в сочетании со значением 'отчётливо выделять каждый акт действия'): вытанцовывать 'старательно танцевать, отчётливо выделяя каждую фигуру танца', вызванивать, высвистывать: на- + -ива-: названивать 'длительно, непрерывно или многократно, настойчиво звонить', накручивать, наплясывать; от- + -ива-: отплясывать 'плясать с увлечением, с жаром', отстукивать, отщёлкивать.
15.  Интенсивно-результативный способ. Глаголы со значением 'интенсивно совершить, довести до к.-л. результата действие, названное мотивируюшим глаголом' имеют приставки: вы-: выбелить 'тщательно побелить', вылизать, вымокнуть, выписать (каждую букву); из-: иззябнуть 'сильно озябнуть', изобидеть, иссушить; на-: нагладить 'тщательно погладить', начистить {пуговицу), набезобразничать, нагрешить; от-: открахмалить 'тщательно накрахмалить', отработать, отрепетировать, отциклевать; пере-: перепугать 'сильно испугать1, перемёрзнуть, переволновать, перековеркать, перетрусить; пре- (иногда в сочетании со значением чрезмерности действия): преисполнить 'целиком наполнить к.-л. чувством', преувеличить 'представить ббльшим, более существенным, важным, чем есть на самом деле', преуменьшить; про-: проварить 'долгой варкой довести до полной готовности', прогладить, продумать, прожевать; раз-: растолстеть 'сильно потолстеть', разбранить, разволновать, раскормить, раскритиковать; форманты вы- + -ся (иногда в сочетании со значением 'приобрести или утратить к.-л. свойства'): выбегаться 'после долгого бега исчерпать свои силы', выговориться, выспаться, выстояться; до- + -ся: 1) в сочетании со значением 'довести действие до к.-л. этапа, границы, целн': добудиться 'долго будя, добиться, чтобы кто-н. проснулся', додуматься, дождаться, дозваться, доискаться, достучаться; 2) в сочетании со значением 'довести себя до неприятных последствий': доработаться 'работой довести себя до неприятных последствий', добегаться, довоеваться, докуриться; за- + -ся (в сочетании со значением 'целиком погрузиться в действие, увлечься, утомиться'): забегаться 'устать от длительного бега', заслушаться, заговориться, замечтаться; из-/изо- + -ся (в сочетании со значением 'дойти до нежелательного состояния; приобрести или утратить определённые качества, способности или привычки'): изолгаться 'привыкнуть лгать', изнервничаться, избегаться, изголодаться; на- + -ся (в сочетании со значением 'дойти до состояния удовлетворения или пресыщения'): набегаться 'вдоволь, много побегать', нагореваться 'долго, много погоревать', навоеваться, наговориться, нагуляться, настрадаться; об-/обо- + -ся (в сочетании со значением 'чрезмерно интенсивным действием причинить себе неприятность'): объесться 'съесть слишком много, до пресыщения', облопаться, обожраться, обтрескаться; от-/ото- + -ся (в сочетании со значением 'прийти в нормальное состояние'): отлежаться 'долго полежав, прийти в нормальное состояние', отвисеться, отоспаться; про- + -ся (в сочетании со значением 'прийти в нормальное состояние'): проспаться 'долго поспав, прийти в нормальное состояние', проплакаться, прочихаться; с- + -ся (в сочетании со значением 'дойти до нежелательного состояния, негодности'): сработаться 'в процессе длительной или интенсивной работы прийти в негодное состояние (об инструменте, механизме)', спиться, стосковаться; у- + -ся (в сочетании со значением 'дойти до нежелательного состояния - крайней усталости, бессилия, исчерпанности'): убегаться 'утомиться от длительного бега', уездиться, уходиться.

 

Союзные слова - местоименные слова (см. Местоимение), служащие, наряду с союзами (см.), средством выражения подчинительной связи в сложном предложении (см.) и выполняющие, в отличие от союзов, функцию члена придаточного предложения (см.). В качестве С.с. выступают только вопросительно-относительные местоимения (см.), как обладающие формами словоизменения (местоимения-существительные, местоимения-прилагательные и местоимения-числительные), так и неизменяемые (местоимения-наречия). В предложении С. с. совмещают, т.о., синтаксические функции и самостоятельной (знаменательной; см. Знаменательные слова), и служебной (см. Служебные слова) части речи; ср. употребление местоименного слова что (*Сам не знаю, за что я люблю тебя, ночь», Полонский) и омонимичного ему союза что (*Не отнеси к холодному бесстрастью, Что на тебя безмолвно я гляжу*, Фет). С. с. характерны для сложных предложений нерасчленённой структуры, в основе построения к-рых лежит принцип присловности. Они относят содержание придаточной части либо к главному предложению (см.) в целом (*Чему бы жизнь нас ни учила. Но сердце верит в чудеса», Тютчев), либо только к одному из его членов (*Неужели нет на свете женщины, которой вы хотели бы оставить что-нибудь на память?», Лермонтов). В оформлении подчинительной связи в сложном предложении одновременно с С. с. могут участвовать и другие средства, в частности указательные местоимения (т. н. соотносительные слова; см. Указательные местоимения), к-рые образуют с С. с. устойчивые пары (ср.: тот -кто, такой - какой, такой — который, там -где, туда - куда и т. п.). При таком оформлении отношения между частями сложного предложения являются наиболее тесными, напр. «Она только тогда дышала свободно, когда была одна со своими счетами и хозяйственными предприятиями, когда никто не мешал её деловым разговорам с бурмистрами, старостами, ключницами и т.д.* (Салтыков-Щедрин).

 

СОЮЗ - служебная часть речи, оформляющая связь между словоформами в составе простого предложения, между частями сложного предложения, а также внутритекстовые связи в рамках сложного синтаксического целого. Как и предлог (см.), С. является неизменяемым словом. Однако, в отличие от предлога, он безразличен к грамматическим характеристикам соединяемых словоформ, а его контакт с синтаксической конструкцией не закреплён никакими формальными показателями (У девочки мячик и кукла; Брат играет в теннис и в шахматы; У него почерк крупный и разборчивый; Ученик пишет аккуратно и без ошибок). Такая формальная автономность отличает С. и от союзных слов (см.), имеющих формы словоизменения.
Семантические свойства С. определяются тем, что его служебная роль является одновременно ролью квалификатора: выступая как соединитель, С. содержательно определяет (квалифицирует) характер отношений между соединяемыми фрагментами текста.
Специфика С. как синтаксического средства связи заключается в его способности указывать на сочинительный или подчинительный характер отношений между соединяемыми единицами. Сочинительный С. (напр., и, а, или, но, да) указывает на относительную автономность, равноправность связываемых единиц. Подчинительный С. (напр., что, когда, если, поскольку, раз) указывает на зависимость одной единицы от другой. Разграничение подчинительных и сочинительных С. основано на их позиционных свойствах: первые прикреплены к придаточной части предложения, а вторые (за исключением повторяющихся С. типа либо... либо) занимают автономную позицию между соединяемыми единицами, не входя ни в одну из них.
Формальная (морфологическая) классификация С. осуществляется или с точки зрения цель-нооформленности, или по соотносительности с другими частями речи. С точки зрения цельно-оформленности С. делятся на простые (однословные, цельнооформленные) и составные (неоднословные, нецельнооформленные).
К простым С. относятся: а, благо (разг.), биде (устар. и прост.), будто, вроде, да, дабы (устар.), даже, едва, ежели (устар. и прост.), если, же, зато, и, ибо (книжн.), или, итак, кабы (прост.), как, как-то, когда, коли и коль (прост, и устар.), ли, либо, нежели (книжн.), но, пока, покамест (прост.), покуда (прост.), поскольку, пускай (разг.), пусть, раз, разве, ровно (прост.), словно, так, также, тоже, только, точно, хоть, хотя, чем, чисто (прост.), что, чтоб, чтобы, якобы (книжн.) и нек-рые другие. Однословные С. функционально взаимодействуют с формально неизменяемыми словами из сферы частиц, наречий и вводных (модальных) слов, таких, как ведь, вернее, возможно, всё же. всё-таки, именно, иначе, кстати, может быть, наоборот, например, напротив, потом 'кроме того', потому, правда, притом, причём, просто, скорее 'вернее', следовательно, теперь 'далее', точнее и др. Такие слова, подключаясь к С. элементарной структуры, выполняют конкретизирующую роль, выявляя конкретный характер отношения, обозначенного многозначным (полифункциональным) С: (.и) потому, (и) притом, (и) наоборот, (а) следовательно, (а) зато, (а) скорее, (.или) иначе, (или) может быть, (но) только и т. п. Кроме того, эти коикретизаторы способны самостоятельно выступать в связующей роли, являясь т. о. резервом, пополняющим класс С. Сцепления С.
с конкретизатором бывают двух типов. Это может быть целостная единица типа фразеологического сращения, эквивалентная однословному С, напр.: а то (выражает обусловленность, обоснование: Закройте окно, а то холодно; Поторопись, а то опоздаешь); а так (присоединяет сообщение об общем положении дел, противопоставляемом исключению, частности: По рисованию отстаёт, а так учится хорошо); а в общем, а вообще-то (в значении, близком к а так); а ведь (выражает необусловленную или неожиданную совместимость признаков: Бодр, а ведь уже старик). Ни один из элементов такого сращения не может быть опущен. В другом случае собственно союзный элемент, занимающий начальную позицию в составе сцепления, может опускаться, напр.: а следовательно (выражает обусловленность, указывая на вывод, умозаключение: Он сердится, а следовательно он неправ); а тем более (присоединяет усиливающий, убеждающий довод: С больным ребёнком не стоило гулять, а тем более в холодную погоду); а точнее, а вернее, а скорее (присоединяет сообщение, более соответствующее действительности: Невнимателен, а скорее просто груб). Синтагматическая неустойчивость сцеплений второго типа выражается в том, что конкретизатор, сопровождающий С, способен самостоятельно (вне С.) передать тот же вид отношений (С больным ребёнком не стоило гулять, тем более в холодную погоду и т.д.).
По соотносительности с другими частями речи среди простых (однословных) С. выделяется группа таких, к-рые существуют в языке только в качестве С. (напр.: буде, дабы, ежели, зато, ибо, коли, либо, нежели, поскольку). Другие простые С. соотносятся с местоименными словами (что, чем, как, когда, так, то, тогда, тут), наречиями (вдобавок, вернее, далее, едва, иначе, наконец, напротив, особенно, пока, потом, скорее, точно и др.), вводными словами (впрочем, значит, итак, кстати, например, правда и др.), частицами (авось, аж, ажно. будто, ведь, да, даже, ещё, же, и, или, именно, ли, лишь, пускай, пусть, разве, словно, так, тоже, только, хоть, хотя, чтобы, якобы и др.). Иногда их трудно разграничить, т. к. одно и то же слово выполняет одновременно функции С. и частицы или С. и вводного слова.
Большинство составных (неоднословных) С. образованы на основе простых полифункциональных С. и, а, что, чем, как, чтобы, если, только: и то; а именно; а то; разве что; как будто; не то чтобы; как если бы; как только и др. По структуре составной С. может быть синтаксически немотивированным (несинтагматическим) и синтаксически мотивированным. В первом случае С. образованы по принципу сцепления элементов, лишённых словоизменения, напр.: а именно; а так; а то; а также; вот и; да и; даром что; едва лишь; если не; если уж; и то; как будто; как вдруг; как если бы; как только; не то; разве что; так что; только лишь; точь-в-точь как и др.
Во втором случае воспроизводится модель предложного словосочетания с местоименным словом то в позиции именной словоформы. Необходимым строевым элементом такого С. является простой полифункциональный С. что, как, чтобы, если: без того чтобы не; для того чтобы; до того как; из-за того что; между тем как; перед тем как; ради того чтобы и т. п. Функциональная роль синтаксически мотивированных С. расширяется за счёт соединителей-речений аналитического типа, образованных при участии слов абстрактной семантики, как правило, существительных имя, знак, повод, предлог, причина, связь, смысл, результат, цель и др., полностью или частично утративших своё исходное (прямое) значение: во имя того чтобы; в знак того что; под предлогом того что; по причине того что; в связи с тем что; в том смысле что; в результате того что; в тех целях чтобы; на основании того что; в зависимости от того что; под видом того что; за исключением того что; в соответствии с тем что и др. Аналогичную функцию в составе таких С. и их аналогов может выполнять деепричастие, отрывающееся от глагольной парадигмы: благодаря тому что; исходя из того что; судя по тому что; смотря по тому что; несмотря на то что; не говоря уже о том что.
Синтаксически мотивированную структуру имеют также аналоги С, соотносительные с вводными словосочетаниями: в то же время; в том числе; в первую очередь; во всяком случае; по крайней мере; более того; между тем; вместе с тем; прежде всего; другими словами; иначе говоря; иными словами; кстати говоря; к тому же; может быть; стало быть; таким образом; точнее говоря и др. Эти аналоги С. оформляют разные виды присоединительно-пояснительных отношений, функционально сближаясь с С. или, иначе, а именно, то есть, то бишь, как то или выполняя роль конкретизатора при элементарном союзе {ив том числе; и тем самым; и более того; а к тому же; но между тем; и стало быть; и кстати говоря и т. п.).

 

Сочинение, сочинительная связь,-тип синтаксической связи между членами предложения или между частями сложного предложения, противопоставленный подчинению (см.) по следующим структурным признакам: 1) наличию/отсутствию смысловой и синтаксической зависимости одного компонента от другого; по месту каждого из компонентов в синтаксической структуре предложения; 2) по однородности/неоднородности компонентов (семантической или грамматической); 3) по наличию/отсутствию ограничений на число компонентов; 4) по формальным показателям связи между компонентами.
1. Для С, в отличие от подчинения, характерно отсутствие смысловой и синтаксической зависимости одного компонента предложения от другого. Напр., предложение Сегодня куплю сыну интересные книги включает четыре подчинительных словосочетания, где одна словоформа подчиняет по смыслу другую и определяет её морфологическую форму (направление этой зависимости можно изобразить с помощью стрелок: куплю —• сегодня; куплю —? сыну; куплю —книги; интересные**-книги). В совокупности эти словосочетания заполняют пять синтаксических позиций: сказуемое (куплю), обстоятельство (сегодня), прямое дополнение (книги), косвенное дополнение (сыну), определение (интересные). В это предложение можно ввести новые компоненты по способу С: Сегодня или завтра куплю и подарю сыну и дочери интересные и красивые книги и журналы.  При этом каждый из компонентов
первого предложения расширился до целого словосочетания, элементы к-рого взаимонезависимы в смысловом и формальном плане и соподчинены третьему компоненту, однако с введением новых компонентов число синтаксических позиций не увеличилось, их по-прежнему пять (хотя каждая позиция представлена теперь уже двумя одно-функциональными словоформами).
А. М. Пешковский заключает отсюда, что «сочинение внутри предложения — лишь эпизод на фоне подчинения», что оно «всегда тесно переплетается с подчинением».
2. Компоненты сочинительной конструкции всегда однородны, ср.: *Ни зноя, ни гама, ни плеска, Но роща свежа и темна» (Анненский) -в каждом из двух сочинённых рядов компоненты однофункциональны и вследствие этого совпадают по своим морфологическим характеристикам. Напротив, компоненты подчинительной конструкции при смысловом и структурном сопоставлении не обнаруживают смыслового и синтаксического сходства. Так, каждое из словосочетаний куплю сегодня, куплю сыну, куплю книги, интересные книги состоит из слов, семантически разнородных и относящихся к разным частям речи. Это дало основание говорить об однофункционально-сти как о непременном условии С. Однако совпадение синтаксических функций - лишь частный (хотя и самый частый) вид однородности.
Есть множество примеров, где сочинённые словоформы синтаксически разнотипны, но воспринимаются тем не менее как однородные. Самый распространённый случай - лексико-семан-тическая однородность компонентов: *Я развалился на диване и... продумал долго и о многом» (Достоевский). Как правило, сочиняются од-нокоренные, а то и однолексемные компоненты, ср.: *Ветер - пение, Кого и о чёл?» (В. Хлебников); *Не беспокойся. Я теперь ничего и никогда не забуду* (Булгаков); *Читатъ то нечего, то некогда; Я учился в школе понемногу Не чему-нибудь, но как-нибудь» (Жигунов); *Ты кандидат в фельдмаршалы - не тебе, а тебя бояться приличествует» (Салтыков-Щедрин); «Весь вечер читала Блока и о Блоке* (Ильина); Поэт живёт с народом и для народа; Я говорю с лингвистом и о лингвисте; Я говорю с лингвистом и о лингвистике.
Кроме функциональной и лексико-семантиче-ской, возможны и другие виды однородности, такие, где компоненты разнофункциональны и неоднородны в лексико-семантическом плане, но сближаются (объединяются или противопоставляются) по степени достоверности (Придёт, вероятно, Коля и, вероятно, вечером) или же по своей оценке: *Пощупал пульс - тихо, но работает» (Зощенко) (пульс работает - это хорошо; работает тихо - это плохо).
3 Сочинительные конструкции, в отличие от подчинительных, к-рые всегда двухкомпонентны, наряду с двухкомпонентными, «закрытыми» рядами (Он ленивый, но умный), могут иметь многокомпонентные «открытые» ряды, допускающие свободное пополнение новыми членами (В. А. Белошапкова). Ср. *Всех их знал Никита: и воробьев, и пауков, и мух, и кур во дворе» (Платонов).
4. С. и подчинение существенно различаются по формальным показателям связи между компонентами. Для С. (независимо от того, являются ли компоненты членами предложения или целыми предложениями) связь между компонентами обозначается введением особой служебной лексемы -союза (или его эквивалента - специальной интонации перечисления, противопоставления и т.п.). Ср. *Небо то луч, то чайку роняет* (Маяковский). При подчинении связь в простом предложении выражается, как правило, не лексическими, а морфологическими средствами, она проявляется в морфологической зависимости подчинённого слова от главного - по способу управления (куплю книги) или согласования (интересные книги). В сложном предложении подчинение выражается обычно лексическими средствами - специальными союзами, однако роль союза здесь принципиально отлична от его роли в сочинительных конструкциях. Если при С союз соединяет компоненты, располагаясь между ними и не допуская перестановки (Приду или позвоню, но не Или позвоню приду), то в случае подчинения союз входит в состав зависимого компонента и вместе с ним занимает любую позицию в структуре предложения, ср.: Приду, если позвоню — Если позвоню, приду.
Сочинительные конструкции классифицируются по разным основаниям. По способу соединения компонентов сочинительные конструкции делятся на союзные: *На свете счастья нет, Но есть покой и воля» (Пушкин) и бессоюзные: *Швед, русский колет, рубит, режет» (Пушкин); *Кто этих мест жилец: Чудовище? титан?» (Волошин). В соединительных конструкциях оба описываемых события имеют место (Плачет и поет; Плачет, но поёт; Плачет, а поёт), в заместительных конструкциях одно событие имеет место, а другое нет (Не поёт, а плачет); в разделительных конструкциях каждое из описываемых событий возможно (Плачет или поёт). Иногда выделяют и другие семантические группы сочинительных конструкций, в частности противительные конструкции: Молодой, но (а) опытный, градационные: *Этой дороги не то что люди, волки не знают» (Тынянов). Однако выделение этих групп базируется уже на других основаниях: на признаке противопоставленности / непротивопоставленности компонентов, на сравнительной оценке компонентов, и потому оно должно проводиться (как деление более дробное) уже внутри трёх основных семантических групп сочинительных конструкций.
Деление рус. сочинительных конструкций на соединительные, заместительные и разделительные согласуется с их синтаксическими свойствами. Так, сочинённые подлежащие в соединительных конструкциях обычно индуцируют форму мн.ч. сказуемого (Пришли Миша и Коля), подлежащие в заместительных конструкциях - форму ед. ч. (Не Миша, а Коля пришёл), а подлежащие в разделительных конструкциях допускают в разных условиях то ед., то мн. ч. сказуемого (Пришёл Миша или Коля: Приходили то Миша, то Коля).

 

Социолингвистика, социальная лингв и с т и к а,- научная дисциплина, развивающаяся на стыке языкознания, социологии, социальной психологии и этнографии и изучающая широкий комплекс проблем, связанных с социальной природой языка, его общественными функциями, механизмом воздействия социальных факторов на язык и той ролью, к-рую играет язык в жизни общества. Нек-рые из этих проблем (напр., язык и общество) рассматриваются и в рамках общего языкознания. Междисциплинарный статус С. находит выражение в используемом ею понятийном аппарате. Так, языковой коллектив, рассматриваемый в качестве исходного понятия социолингвистического анализа, определяется на основе как социальных, так и языковых признаков (наличие социального взаимодействия и единство языковых  признаков).   Основные операционные
единицы социолингвистического исследования - 523 социолингвистические переменные - характеризуются соотнесённостью, с одной стороны, с определённым уровнем языковой структуры (фонологическим, морфологическим, синтаксическим, лексико-семантическим), с другой - с варьированием социальной структуры или социальных ситуаций.
Одной из основных проблем, изучаемых С, является проблема социальной дифференциации языка на всех уровнях его структуры, и в частности характер взаимосвязей между языковыми и социальными структурами, к-рые многоаспектны и носят опосредованный характер. Структура социальной дифференциации языка многомерна и включает как стратификационную дифференциацию, обусловленную разнородностью социальной структуры, так и ситуативную дифференциацию, обусловленную многообразием социальных ситуаций.
С этой проблемой тесно связана проблема язык и нация, изучая к-рую С. оперирует категорией национального языка, трактуемого в отечественном языкознании как социально-историческая категория, возникающая в условиях экономической и политической концентрации, характеризующей формирование наций.
Одним из ключевых понятий С. является понятие языковой ситуации, определяемой как совокупность форм существования языка (языков, региональных койне, территориальных и социальных диалектов), обслуживающих общение в определённой этнической общности или административно-территориальном объединении. Выделяются 2 группы языковых ситуаций: эк-зоглоссные - совокупности различных языков и эндоглоссные - совокупности подсистем одного языка. Экзоглоссные и эндоглоссные ситуации подразделяются на сбалансированные, если их компоненты функционально равнозначны, и несбалансированные, если их компоненты распределены по различным сферам общения и социальным группам.
Особое внимание уделяется в совр. С. вопросу о связи и взаимодействии языка и культуры. Связи между языком и другими компонентами культуры носят двусторонний характер. Процессы соприкосновения разных культур находят отражение в лексических заимствованиях (см.). Особое место среди проблем С. занимает проблема языковой политики - совокупности мер, предпринимаемых государством нли общественной группировкой для изменения или сохранения существующего функционального распределения языков или языковых подсистем, для введения новых или сохранения старых языковых норм (см.  Норма).
Методы С. представляют собой синтез лингвистических и социологических процедур. Они подразделяются на методы полевого исследования и методы социолингвистического анализа языкового материала. Методы полевого исследования включают анкетирование, интервьюирование, непосредственное наблюдение. Опросники, используемые при заочном выборочном анкетировании, существенно отличаются от социологических анкет характером и числом вопросов, а также стратегией опроса, определяемой его задачей - получить сведения о речи информанта. Большое внимание уделяется составлению программы и разработке техники интервью. Для получения достоверных данных о влиянии ситуативных параметров на речь информантов тщательно контролируют речевую ситуацию, стимулируя либо естественно-непринуждённую речь, либо сознательную ориентацию на престижный эталон. Наблюдения над речевой деятельностью информантов строятся таким образом, чтобы исключить или свести до минимума влияние наблюдателя на их речевое поведение. Иногда проводится т. н. включённое наблюдение, при к-ром наблюдатель выступает не в роли интервьюера, а в качестве одного из участников коммуникативного акта. Получили распространение нек-рые методы моделирования социально обусловленной вариативности языка с помощью т. н. вариативных правил, соединяющих в себе элементы порождающей модели с той вероятностной моделью, к-рая лежит в основе статистического анализа речевой деятельности. Для анализа социально детерминированной вариативности в ситуациях языкового континуума используется импликационная волновая модель, позволяющая установить социальную иерархию языковых вариаций и связать их синхронный анализ с анализом диахронным. В основе этой модели лежит гипотеза о волнообразном распространении языковых инноваций в пространственном и социальном измерениях. Существуют также различные модели социально обусловленного речевого поведения, и в частности модели, в к-рых речевое поведение представлено в виде стратегии выбора социолингвистических переменных. Ограничивающие выбор социальные факторы моделируются в виде последовательных бинарных селекторов, позволяющих определить возможные исходы процесса выбора.
Основы отечественных социологических исследований были заложены в 20-30-х гг. 20 в. трудами Л. П. Якубинского, В. В. Виноградова, Б. А. Ларина, В.М.Жирмунского, P.O. Шор, М.В.Сергиевского, Е. Д. Поливанова, изучавших язык как общественное явление на основе понимания языка как общественного явления и историко-материалистических принципов анализа общественных отношений. Почву для совр. С. подготовили также труды представителей социологического направления во франц. языкознании (А. Мейе), внёсшего существенный вклад в выявление роли социальных факторов в развитии языка; работы американских этнолингви-стов, развивавших идеи Ф. Боаса и Э. Сепира о связи языковых и социокультурных систем; труды представителей Пражской лингвистической школы (см.) - В. Матезиуса, Б. Гавранека, Й. Вахека и др., продемонстрировавших связь языка с социальными процессами и социальную роль лит. языка; исследования нем. учёных, в особенности Т. Фрингса и созданной им Лейп-цигской школы, обосновавших социально-исторический подход к языку и необходимость включения социального аспекта в диалектологию; оригинальные работы в области языковой ситуации и культуры речи япон. школы «языкового существования».
В 60-70-х гг. интерес к социологическим проблемам языка возрос в связи, с одной стороны, с потребностями совр. общества, для к-рого проблемы языковой политики и другие практические аспекты С. приобретают всё большую актуальность, и, с другой - с критикой структурной лингвистики, со стремлением преодолеть ограниченность имманентного подхода к языку и глубже проникнуть в природу языка как общественного явления.
Социолингвистические направления, разрабатываемые учёными разных стран, характеризуются различной методологической ориентацией. Нек-рые направления зарубежной С. (напр., в США) ориентируются на бихевиористскую модель речевого поведения, символико-интеракцио-нистскую теорию социального взаимодействия, феноменологическую социологию. С. опирается прежде всего на теорию социальной структуры общества, теорию социальных систем, социологию личности и др.

 

Состав слова - 1) совокупность морфем (см.), составляющих слово; 2) словообразовательная структура слова. Морфемный С. с. образуют все выделяющиеся в нём морфемы. Определить морфемный С. с- это значит установить, из каких морфем оно состоит. Прил. при/бреж/н/ый и бел/ес/онат/ый состоят из четырёх морфем, дв/ух/сот/пят/и/десят/и /лет/н/ий - из десяти, глагол от/винч/и-ва/ть./ся — из пяти, наречие вчера, звукоподражание мяу, междометия ах, ох - из одной морфемы.
Словообразовательная структура слова, как правило, существенно отличается от его морфемного состава. Это семантическое отношение производного слова к производящему, выражаемое при помощи словообразовательных средств языка. Ср.: вод(а) - вод-н-ый 'связанный с водой, относящийся к воде', мыть - до-мыть 'действие мыть довести до конца, до к.-л. результата', тащить - вытащить 'действием тащить извлечь, вынуть', красн(ый) - красн-е-ть 'делаться красным'.
Морфемный состав имеют производные и непроизводные слова. Ср.: рас/кал/ыва/ть и кол/о/ть, вод/ян/ист/ый и под/а. Словообраэовательной структурой обладают только производные слова, имеющие на данном историческом этапе развития языка своё производящее как реальную, живую единицу. Слова однокорен-ные, но на данном этапе не имеющие такого производящего, членятся на морфемы, но не обладают словообразовательной структурой, напр. слова за/купор/и/ть, от/купор/и/ть, рас/ку-пар/и/ть не находятся в словообразовательных отношениях.
Достаточно распространённой в рус. языке является множественность словообразовательной структуры слова - свойство производного иметь два (редко более) производящих, способность его в зависимости от этого по-разному члениться и обладать двумя (редко более) словообразовательными структурами, напр. безбилетник: 1) билет — без-билет-ник; 2) безбилетн{ыи) -»? -*- безбилетн-ик; несправедливость: 1) несправедливей) — несправедлив-ость; 2) справедливость-- не-справедливостъ;          атлетический:
1)  атлет — атлет-ическ-ий:   2) атлетик(а) —
— атлетич-еск-ий; обрадоваться: 1) обрадовать-- обрадовать-ся; 2) радоваться— об-ра-доваться. Подобное явление представлено большими группами слов в именах существительных, прилагательных, глаголах, встречается в наречиях, напр. несложно:  1) несложный) —
— несложно; 2) сложно--не-сложно; страшновато:     1) страшноват{ый) — страшноват-о;
2)  страшно--страшноват-о.