Рубрика ‘ Т ’

Терминология (от термин и греч. logos -слово, учение) - совокупность терминов (см.), обозначающих понятия какой-либо специальной области знаний или деятельности (напр., терминология лингвистическая, см.). а также совокупность терминов какого-либо естественного языка (напр., русская терминология). Различаются два вида совокупностей терминов - собственно Т. и терминологические системы (терминосистемы).
Собственно Т. - стихийно сложившаяся совокупность терминов, отражающая исторический процесс накопления и осмысления знаний в определённой области. Т. пополняется за счёт общеупотребительной лексики и в свою очередь обогащает её. Т. обладает теми же признаками, что и любая лексико-семантическая группа (ЛСГ) естественного языка: синонимией {языкознание -языковедение - лингвистика), антонимией (бпи-зорукостъ — дальнозоркость), градацией {микромир — макромир - космомир), родо-видовыми связями {рыбы — сельдевые — атлантическая сельдь - салака), отношением «целое - части» {машина - ротор и статор) и др. Имеют место индивидуально-авторские Т., напр. Т. глоссема-тики, созданная Л. Ельмслевом. Одно и то же понятие может обозначаться в рамках Т. несколькими терминами-синонимами {карбонат натрия — сода), в т. ч. частичными синонимами, если объекты называют по разным их признакам {инструкция — наставление — памятка). Одним и тем же термином могут обозначаться разные понятия, напр. объект и процесс {публикация), в результате чего в Т. образуются многозначность {лес как совокупность деревьев и как строительный материал) и омонимия {коллектор как часть якоря электромашины и как вещество, используемое при обогащении полезных ископаемых) терминов. По мере развития знаний и практической деятельности Т. также развивается: происходит более дробное членение понятий к.-л. области (напр., в научной организации труда различаются трудовая, производственная, исполнительская дисциплина); новые объекты исследования и практического применения получают новые обозначения, к-рые называются терминами-неологизмами {нейтронная звезда, видеомагнитофон): при вовлечении в к.-л. область знаний новых подотраслей происходит перестройка Т. (напр., включение терминов математики и информатики в лингвистическую Т.: информационно-поисковый язык, частотность слова). В определённые периоды развития к.-л. областей знания могут быть лафиксированы формирующиеся и неполные Т.
Термине систем а появляется тогда, когда к.-л. область знания или деятельности сложилась в достаточной степени, имеет свою теорию, выявила и осознала все свои основные понятия и связи между ними. В отличие от Т., терминоси-стема конструируется специалистами данной области из сознательно отбираемых, а в ряде случаев и специально создаваемых слов и словосочетаний-терминов, а также терминов, заимствуемых из другого языка, для изложения теории, описывающей данную область. Так, совр. рус. тер-миносистсма неорганической химии, опирающаяся на периодическую систему элементов Д. И. Менделеева, включает и ранее существовавшие термины (.золото), и заимствованные (сурьма - из персидского языка), в т.ч. интернациональные термины (последние используются не менее чем в трёх языках: селен - из лат. языка, имеет сходную форму в рус, англ., франц. и других языках), и термины, сконструированные в 18 в. (кислород), и созданные в 20 в. (курча-товий).
Для конструирования терминосистемы необходимо наличие теории, лежащей в её основе и в основе соответствующей системы понятий; при наличии ряда теорий в одной и той же области может быть несколько терминосистем (напр., ньютоновская и эйнштейновская физика). Тер-миносистема обладает признаками системности (т. е. каждый её термин связан с другими терминами прямыми и опосредованными логическими и ассоциативными отношениями), полноты охвата понятий к.-л. области знаний или деятельности, непротиворечивости, относительной устойчивости (т. е. применяется до тех пор, пока не опровергнута теория, лежащая в её основе) и в то же время открытости (т. е. способна включать новые термины) и динамичности (дефиниции терминов могут уточняться в результате углубления знания). С точки зрения используемых языковых средств, терминосистема обладает более высокой степенью регулярности, чем Т. (однородные понятия обозначаются сходными по форме терминами, напр. все названия минералов имеют суффиксы -ит или -ин). В терминосистеме достигается минимальная степень вариантности: сознательно сокращаются или устраняются синонимия и многозначность. Между системой понятий как логической категорией и терминосистемой как языковым образованием нет полной изоморфно-сти; между ними существует отношение адекватности, при к-рой терминосистема может быть и богаче, и беднее системы понятий по количеству единиц и характеру связей.
В каждом развитом языке насчитывается несколько тысяч Т. и терминосистем. Их классифицируют  прежде  всего  по областям  знаний  и
деятельности, к-рые они обслуживают. Наиболее 559 общая классификация: научно-технические Т. и терминосистемы, охватывающие совокупности терминов естественных, технических, общественных и других типов наук, а также совокупности собственно технических и производственных терминов (напр., клапан, прокатный стан, гидроэлектростанция); общественно-политическая Т. с примыкающей к ней общественно-политической лексикой, включающие обозначения реалий политической и общественной жизни и используемые в официальных документах и средствах массовой информации (напр., референдум, встреча на высшем уровне); Т. и терминосистемы других специальных областей (спорта, искусства, военного дела и т. п ). Имеет место классификации совокупностей терминов по структуре и степени сложности: большие и малые (микросистемы); иерархические, многоаспектные, гнездовые. Б. Н. Головин классифицирует терминосистемы по соотнесённости входящих в них терминов с областями трудовой деятельности, с профессиональным членением каждой из этих областей, с научными направлениями, школами и методами, а также с личностными системами научных взглядов и концепций авторов терминосистем.

 

Троп (от греч. tr6pos — поворот, оборот речи) -перенос наименования (иногда называемый переносом значения), заключающийся в том, что слово, словосочетание, предложение, традиционно называющее один предмет (явление, процесс, свойство), используется в данной речевой ситуации для обозначения другого предмета (явления  и т. д.), связанного с первым той или иной фор- мой  содержательного  (смыслового)  отношения.
Так, слово орёл, являющееся наименованием птицы, может быть употреблено в качестве характеристики человека, обладающего качествами, свойствами, традиционно приписываемыми орлу (смелостью, зоркостью и т. п.). Предложение Галёрка аплодирует имеет в виду не верхний ярус зрительного зала, а зрителей, сидящих в этом ярусе. В обоих примерах между традиционной предметной отнесённостью и ситуативной, фактической предметной отнесённостью налицо нек-рая смысловая связь. Механизм действия Т.— совмещение в одном слове или высказывании двух семантических планов: коллективно-языкового, соответствующего «буквальному» значению языковой единицы, и ситуативного, относящегося к данному случаю. Именно в этом состоит изобразительно-выразительная сущность Т.: наименование переносится, традиционное и ситуативное предметные значения совмещаются; два представления связываются воедино, создавая образ. Функция образной характеристики в Т. преобладает над функцией номинации (названия).
К Т. обычно относят метонимию (см.), метафору (см.) и иронию (см.), при более широком понимании Т. к ним причисляют также гиперболу (см.) и мейозис (см.). Кроме перечисленных основных Т. выделяются их разновидности: литота (см.), синекдоха (см.), олицетворение (см.).
Совокупность Т. можно представить в виде логически полной, регулярной системы, основанной на обобщённых понятиях количества и качества, связи, сходства и противоположности. Различия между традиционно адекватным обозначением и ситуативным обозначением носят чисто количественный характер в таких Т., как гипербола {Тысячу раз тебе говорил}) и её противоположность мейозис (Это вам влетит в копеечку). Вторую группу Т. образуют переименования, основанные на качественном различии между двумя объектами. К ним относятся метонимия (перенос по смежности, по фактической связи именуемого с традиционным референтом наименования: За мной очередь занимала зелёная кофточка; Острая боль, проходите, врач свободен), метафора (переименование по сходству, по тождественности нек-рых признаков двух объектов действительности, фактически не связанных между собой; в отличие от метонимии, метафора опирается не на непосредственное впечатление, а на предшествующий опыт говорящего и слушающего, ср. приведённый выше пример орёл), ирония (переименование по контрасту, подразумевающее прямую противоположность сказанному: Хорош друг, нечего сказать]).
В одной и той же языковой единице Т. могут совмещаться (синкретизм Т.); так, метафора может быть гиперболической (И ничего не разрешилось Весенним ливнем бурных слёз), метонимической (В его голосе был лёд),  иронической (Кто сей Голиаф? - о невысоком тщедушном человеке). Для Т. характерна нерегламентированность языковой формы, они могут содержаться в одном слове, группе слов, предложении, группе предложений. Т. употребительны в повседневной речи; их широкое использование - отличительная черта художественной лит-ры и публицистики; официально-деловым и научно-техническим текстам Т. не свойственны. Тропеические переосмысления лежат в основе семантического развития многих слов, однако в выражениях типа спинка стула, подошва горы слова спинка и подошва
уже утратили образность,  и эти словосочетания   57: можно считать содержащими Т   лишь в историческом  плане  (см.  также  Переносное  значение слова).

 

Трёх стилей теория, учение о трёх стилях,- собирательное название стилистических теорий, существовавших в античной, западноевропейской и отечественной научной традиции, к-рые построены на основе разнородных лингвистических и нелингвистических принципов. Сближает эти теории использование приёма логического деления исследуемого объекта на три части для создания классификационной схемы письменной и устной речи, когда за основание деления принимается противопоставление полярных видовых понятий. Эти понятия могут выделить некую среднюю сущность, находящуюся на границе между ними. Среднее понятие как бы нейтрализует противопоставленность полярных понятий. Подобный исследовательский приём в разные исторические эпохи отличался своеобразием, т. к. понятие «речь» могло делиться по многим основаниям.
Основные приёмы трёхчастного изучения языка, выработанные риториками и грамматиками донациональной поры лит. языков, сводились к следующему: 1) давалась трёхчастная характеристика речи по территориальному признаку (ази-анский, или азиатский, род речи, аттический и родосский; эпоха эллинизма, 2 в.); 2) давалась трёхчастная классификация объектов описания, предметов описания, тем (высокие, средние и низкие объекты описания, напр. в «Риторике» Гер-могена, кон. 2 - нач. 3 вв.); 3) проводилось социально-идеологическое прикрепление трёх родов речи к. классам феодального общества: «важный род» соответствовал речи полководцев, царей, героев, «средний» — земледельцев, «простой» — простого народа, напр. в «Риторике» 13 в. Иоанна из Гарланда, в трактате Н. Буало «Поэтическое искусство» (1674); 4) проводилось трёхчленное описание речи по её экспрессивным качествам («величественная», или «пышная», речь, «средняя» речь, «скудная», или «тощая», речь, напр. в сочинениях Цицерона «О наилучшем роде ораторов» и Квинтилиана «Двенадцать книг риторических наставлений», сер. 1 в.); 5) давалось описание основных разновидностей ораторской речи - возвышенный, средний и сниженный роды речи, напр. в «Риторике к Гереннию» (1 в. до н.э.); 6) давалась трёхчленная характеристика речи в соответствии с целями и задачами сообщения: высокий род речи должен «услаждать» (delectare), средний - «трогать» (movere), низкий - «научать» (docere), напр. в сочинениях Цицерона и Квинтилиана.
В эпоху становления европейских лит. национальных языков трёхчленное описание используется для характеристики языковых стилей в рус., франц., нем., итал., польск. и других языках. Впервые в науке о рус. языке «Риторика» (1617-19) указала на существование языковых стилей в рус. лит. языке - «три рода глагола-ния»: «высокий», «мерный» и «смиренный». Три языковых стиля названы и охарактеризованы в «Риторике» М. И. Усачёва (1699), в работе «О риторическом искусстве» Феофана Прокоповича (1707), в «Риторике» Георгия Даниловского (до 1720), в «Риторике» Порфирия Крайского (1734)
и в других сочинениях по ораторскому искусству   571 17 - нач.  18 вв. (см.  Риторика).
Наибольшие заслуги в разработке теории трёх стилей применительно к рус. лит. языку принадлежат М. В. Ломоносову, для к-рого схема трёхчленного деления языка послужила формой, в к-рую он заключил результаты наблюдений в области исторического развития и стилистической организации рус. лит. языка («Краткое руководство к красноречию», 1748; «Предисловие о пользе книг церковных в российском языке», 1757).
Особое значение Т. с. т. приобретает в сер. 18 в. в связи с развитием классицизма. Напр., героические поэмы, оды, «прозаичные речи о важных материях» предписывалось писать высоким стилем; стихотворные дружеские письма, эклоги и элегии, «описания дел достопамятных и учений благородных» - средним; комедии, увеселительные эпиграммы, песни, дружеские письма в прозе, «описания обыкновенных дел» — низким.
Для разграничения стилистических контекстов рус. лиг. языка 17—18 вв. Ломоносов использовал принцип трёхчленного деления на разных уровнях: предметов или тем описания, «родов речений», звуков, грамматических форм, синтаксических конструкций, «штилей», жанров.
Основу стилистической теории Ломоносова составляет классификация «речений» рус. языка. Эта классификация носит историко-генетический характер, т. к. Ломоносов хотел указать, что лексика рус. лит. языка сложилась в результате длительного совместного развития народно-разг. стихии и книжного, «славянского» языка. Но методы обнаружения этих лексических групп и их оценка имеют стилистический характер.
Каждый из двух основных лексических разрядов, к-рые исторически принадлежат соответственно «славянскому» и рус. языкам, оценивается через призму трёх стилистических категорий, формулируемых Ломоносовым.
Во-первых, все группы «речений» характеризуются с точки зрения пристойности», т с соответствия их «материям», теме повествования или рассуждения. Во-вгорых, определяется степень употребительности групп «речений» в сферах речевого общения. В-третьих, они оцениваются с точки зрения такой важной стилистической категории, как понятность. Ломоносов классифицировал и разграничивал стили лит. языка в прямой зависимости от стилистической характеристики слов, выражений, грамматических форм, синтаксических конструкций и тем самым определил нормы стилей — высокого, среднего и низкого. «Штили» получили научную, лингвистическую характеристику, а трёхчленное деление речи оказалось приёмом научного исследования. «Разделение языка на три стиля вносило порядок в ту пестроту внешних форм - русских и церковнославянских, которая была особенно характерна для стилей литературного языка конца 17 - первой трети 18 в. Это была великая грамматическая реформа» (Виноградов В. В., «Очерки по истории русского литературного языка XVII-XIX вв.»,  1934, с. 100).
Теория трёх стилей с развитием рус. лит. языка потеряла свою актуальность, т. к. с последней четверти 18 в. в рус. лит. языке устанавливаются стилистические отношения нового характера, основанные на функциональном назначении языковых средств, способов их отбора, взаимного сочетания и соотношения при употреблении. В произведениях Н. М. Карамзина и А. С. Пушкина формируется понятие индивидуально-художественного стиля, к-рый становится определяющим фактором развития языка художественной литры и словесно-художественного творчества (см. Стиль, Стилистика, История русского литературного языка).

 

Транспозиция (от позднелат. transpositio -перестановка) — использование одной языковой единицы (слова, формы, конструкции) в функции другой языковой единицы. Термин «Т.» применяется чаще всего к след. фактам.
1)   Переносное   (несобственное)   употребление категориально-грамматических форм, напр. употребление наст, времени в значении прош. времени («настоящее историческое», напр., Вчера я иду по улице и встречаю знакомого), употребление наст, времени в значении буд. времени (Завтра я еду в Москву), употребление повелительного наклонения в значении сослагательного (Приди он вовремя, мы бы не опоздали), употребление ед. ч. о значении множественного (магазин педагогической книги) и т. п. Начальный этап такой Т., т. е. употребление слова, формы, сочетания слов в синтаксической функции другой части речи, обычно существительного: дорога в никуда, работать через не могу и т. п.- называют синтаксической Т. Полная Т. предполагает либо происшедшее в диахронии языка, в процессе функционирования слова (словоформы), их лексико-семантическое обособление от игходного слова (словоформы) (см. приведённые выше в п. 2 примеры), либо функциональное преобразование аффиксов по определённым словообразовательным моделям: превращение падежной флексии в суффикс при адвербиализации существительных и прилагательных, напр.: шагом, временами, напрямую; специфическое видоизменение системы флексий при субстантивации прилагательных и причастий.
3) В словообразовании под Т. (по Е. Куриловичу - «синтаксической деривацией») понимается образование (суффиксальным способом) слова, семантически отличающегося от соответствующего мотивирующего (производящего) слова только общим значением чагти речи, напр.: падать — падение, смелый — смелость, быстрый - быстро и быстрота, завтра — завтраш ний. Этот тип словообразовательного значения называется транспозиционным. Другие случаи словообразования, при к-рых имеют место не только различие частей речи мотивированного и мотивирующего слов, но и другие семантические сдвиги (напр., образование относительных прилагательных или отыменных глаголов: берег — береговой, белый - белеть и белить), к Т в этом понимании не относятся.

 

Транскрипция практическая - запись иноязычных слов средствами национального алфавита с учётом их произношения. Иногда не вполне точно называется транслитерацией (см.). Термин «практическая Т.» впервые применён А. М. Сухотиным
Практическая Т. используется в тех случаях, когда перевод иноязычных слов невозможен или по к.-л. причинам нежелателен, гл. обр. при передаче имён собственных и терминов. В результате практической Т. иноязычные слова, не будучи переведёнными, могут включаться в текст и вообще функционировать как слова данного языка, т. е. они фактически заимствуются.
Практическая Т. основывается на правилах передачи графем или графических сочетаний одного языка графемами или графическими сочетаниями другого языка, причём в отличие от транслитерации эти правила должны учитывать то, как графемы и графические сочетания произносятся в каждом конкретном случае. Так, англ. Berkeley [ЬэгШ] или [barkli] должно транскрибироваться в текстах на рус. языке либо как Беркли, либо как Баркли в зависимости от реального произношения. Возможна также практическая Т. иноязычных слов без обращения к их графической форме (напр., в случае бесписьменных языков или языков с иероглифической письменностью), при к-рой используются правила передачи непосредственно фонем или фонетических вариантов.
Существование различных правил или систем правил приводит к появлению транскрипционных вариантов. Англ. графема а, обозначающая фонему (а?), передаётся рус. буквами а, э, е, в результате чего англ. Stanley \Stsenli] встречается в текстах на рус. языке и как Станли, и как Стэнли, и как Стенли.
Одним из основных требований, предъявляемых к практической Т., является возможно более точное сохранение звукового облика передаваемого слова, но наряду с этим практическая Т. должна  по  возможности  сохранять  морфемную структуру слова, его графические особенности (напр., наличие удвоенных согласных), фонемные противопоставления языка, к-рому принадлежит передаваемое слово, а также обеспечивать лёгкость освоения этого слова и т. д. Эти требования часто вступают в противоречие друг с другом, вследствие чего одновременное соблюдение их всех невозможно. Так, передача англ. фонемы (ге) рус. буквой з сохраняет противопоставление между англ. фонемами {ге), (а), передаваемыми рус. буквой а, и (е), передаваемой рус. буквой е, но затрудняет освоение слов типа Стэнли из-за непривычного для рус. языка использования буквы э после согласных. Выбор того или иного требования в качестве основного обусловливает предпочтение того или иного транскрипционного варианта.
Практическая Т. осуществляется строго на базе алфавита данного языка без использования дополнительных знаков. При практической Т. допускается неправильное или необычное употребление графем и графических сочетаний, однако только в том случае, если это не препятствует прочтению слова (так, при практической Т. в рус. языке допускаются сочетания графем, как правило, запрещённые в орфографии, напр. сочетания я, ю с шипящими: литов. Siauliai — Шяуляй; франц. parachute - парашют, но недопустимо употребление ь после гласных как в принципе неинтерпретируемое).

 

Толковые словари — лингвистические словари, в к-рых объясняются (толкуются) значения слов и фразеологизмов какого-либо языка средствами самого этого языка. Т. с. являются, как правило, комплексными: их словарные статьи помимо определения значения слова содержат сведения о его написании, особенностях произношения, о месте ударения, о грамматических, словообразовательных свойствах, о тех стилистических и функциональных сферах, к к-рым принадлежит слово, о типичных сочетаниях и фразеологических оборотах, в к-рых оно может употребляться, о его синтагматических и парадигматических связях и т. д. В Т. с. могут приводиться также исторические, этимологические, энциклопедические и нек-рые другие сведения. В практике лексикографии выработаны специальные приёмы для показа всех таких видов информации, напр. сам способ расположения слов (алфавитный, гнездовой, частичного гнездования), разные типы толкований (семантические, синонимические, грамматические) и их отдельные элементы (специальные вводы и пояснения), различного рода пометы (сгилистические, морфологические, синтаксические), языковые иллюстрации, специальные условные знаки, иногда рисунки и т. д. Помимо корпуса словарных статей в Т. с. обычно включаются сведения о правилах пользования словарём, иногда также краткие очерки по орфоэпии, морфологии, словообразованию. Словник, структура словарной статьи, способы иллюстрирования и т. д. определяются задачами и назначением конкретного словаря.
Т. с. отражают словарный состав языка на определённом этапе его развития. Они могут давать относительно полное описание лексики общенационального языка (см., напр., Тезаурус) либо только определённой её части (словари лит. языка, областные словари, словари иностранных слов и др.). По характеру отношения к лит. норме различают нормативные (предписывающие) Т. с. (последовательно отграничивающие те языковые факты, к-рые реально существуют в общелит. языке и соответствуют действующим языковым нормам, и те, что только спорадически проникают в него из диалектов, терминологической сферы и т. д.) и ненормативные Т. с. (регистрирующие, включающие в себя всю лексику, к-рую можно зарегистрировать по определённым источникам, вне зависимости от её происхождения, употребительности и сферы распространения). Нормативные Т. с. служат справочными пособиями по культуре речи, содействуют нормализации словарного состава языка; ненормативные - описывают с возможной полнотой лексический состав языка определённого периода. Т с. являются важными
источниками для изучения рус. языка в его ис-   563 тории и совр. состоянии.
Важнейшие словари рус. языка: «Словарь Академии Российской» - первый большой Т. с. рус. языка, появление к-рого в кон. 18 в. было подготовлено предшествующим ходом развития словарного дела в России (напр., словарные труды П. Берынды, Ф. Поликарпова, различные двуязычные словари); в 1-м изд. (ч. 1-6, 1789-94, св. 40 тыс. слов) словарные статьи располагаются по алфавиту основного (производящего) слова и включают производные от него; во 2-м переработанном и дополненном изд. (ч. 1—6, 1806-22, св. 50 тыс. слов), вышедшем под названием «Словарь Академии Российской по азбучному порядку расположенный», вся лексика упорядочена по алфавитному принципу. В словаре впервые дано нормативно-стилистическое описание рус. лексики 2-й пол. 18 - нач. 19 вв.
«Общий церковно-славяно-россий-ский словарь» П. И. Соколова (ч. 1-2, 1834, св. 80 тыс. слов) — словарь справочного типа, снабжённый грамматическими таблицами, более доступный по изложению, чем академические словари, и предназначенный для учащихся; словарь сыграл заметную роль в развитии рус. речевой культуры.
«Словарь церковнославянского и русского языка» (т. 1-4, 1847, св. 100 тыс. слов; 2 изд., 1867-68) - по своему характеру приближающийся к тезаурусу, включающий как лексику др.-рус. и церк.-слав. памятников, так и многие слова, закрепившиеся в рус. языке к сер. 19 в., в т. ч. и заимствованные (прежде всего терминологические); будучи в целом ориентирован на старинную лексику, словарь шире, чем предыдущие академические словари, отражает живой лит. язык.
«Толковый словарь живого великорусского языка» В. И. Даля (т. 1-4, 1863-66, св. 200 тыс. слов; 2 изд., 1880-82, переиздававшееся в 1935, 1955, 1978-80, 1981-82 и 1989-90; 3 изд. исправленное и дополненное, под ред. И. А. Бодуэна де Куртенэ, 1903-09; 4 изд., стереотипное с 3 изд., 1911-12; последнее изд. вышло в 1995) - памятник рус. лексикографии, словарь-тезаурус, в основу к-рого впервые был положен живой народный язык с его областными видоизменениями; словарь охватывает лексику письменной и устной лит. речи 19 в., а также терминологию и фразеологию различных
ремёсел, профессий; принцип расположения слов - гнездовой.
Академический «Словарь русского языка», начатый под ред. Я. К. Грота как нормативный, включающий общеупотребительную лит. лексику со времён М. В. Ломоносова до кон
19  в. [т.  1 (в.  1-3), буквы А-Д,  1891-95, св.
20  тыс. слов], затем под ред. А. А. Шахматова, издававшийся уже как словарь-тезаурус рус. языка [т. 2 (в. 1-9), буквы Е-3, 1897-1907; т. 4 (в. 1-10), буква К, 1906-26], позднее под ред В. И. Чернышёва и Л. В. Щербы - как смешанный толково-исторический словарь (отдельные выпуски на буквы А, Д, И, Л, М, Н, О, 1932-37).
«Толковый словарь русского языка» под ред. Д. Н. Ушакова (г 1-4, 1935-40, св. 85 тыс. слов; стереотипное изд., 1947-48) -первый лексикографический труд, в к-ром достаточно полно отражён словарный состав совр. рус. лит. языка (до 30-х гг. 20 в. включительно), т. е. лексика классической лит-ры от А. С. Пушкина до М. Горького, а также получившая широкое распространение в кон. 19 - нач. 20 вв. научная и общественно-политическая лексика; в словаре по-новому решены сложные лексикографические задачи стилистической и грамматической характеристики слова, объяснения его значений и их оттенков и др.; словарь имел нормативный характер. Он оказал большое теоретическое влияние на словарную работу применительно ко многим языкам народов СССР.
Большой академический «Словарь современного русского литературного языка» (т. 1-17, 1948-65, св. 120 тыс. слов; вт. 1-3 слова располагаются по гнездовому принципу, в остальных — по алфавиту; с 1990 начало выходить 2-е исправленное и дополненное изд.) -самый полный толково-исторический и нормативный словарь, отражающий лексическое богатство рус. лит. языка, начиная с эпохи Пушкина до 50-х гг. 20 в. (Ленинская пр.,  1970).
Малый академический «Словарь русского языка» под ред. А. П. Евгеньевой (т. 1-4, 1957-61, св. 80 тыс. слов; 2 изд. исправленное и дополненное, 1981-84, св. 90 тыс. слов; 3 стереотипное изд., 1987) - нормативный словарь, близкий по структуре и объёму к словарю под ред. Д. Н. Ушакова; в 1-м изд. фиксируется состояние словарного состава рус. лит. языка 40 50-х гг. 20 в.; во 2-м изд. отражены те изменения, к-рые произошли в нём к кон. 70-х гг. 20 в.
«Словарь русского языка» СИ. Ожегова (1949, ок. 50 тыс. слов) - однотомный Т. с, нормативное справочное изд., назначение к-рого -содействовагь повышению культуры речи самых широких кругов читателей; в 1952 вышло 2-е исправленное и дополненное изд. (св. 51 тыс. слов), в 1960 - 4-е исправленное и дополненное изд. (ок. 53 тыс. слов), в 1972 - 9-е исправленное и дополненное изд., посмертное, под ред. Н. Ю. Шведовой (св. 57 тыс. слов); в 1989 -21-е изд., значительно дополненное и исправленное (ок. 70 тыс. слов); в 1990 - стереотипные 22-е и 23-е изд.); словарь включает в себя основную   общеупотребительную   лексику   совр.
рус. лит. языка. Словарь Ожегова сыграл боль-   565 шую роль в развитии теории и практики отечественной   лексикографии   (Премия   АН    СССР им. А. С. Пушкина, 1989).
«Толковый словарь русского языка» С. И. Ожегова и Н. Ю. Шведовой (1992, св. 75 тыс. слов и фразеологических выражений; в 1994 вышло 2-е исправленное и дополненное изд.) - однотомный Т.е., сохраняющий теоретические основы и лексикографические принципы «Словаря русского языка» С. И. Ожегова и отражающий те живые процессы, к-рые имели место в рус. языке в последние десятилетия 20 в.
«Малый толковый словарь русского языка» В. В. Лопатина и Л. Е. Лопатиной (1990, ок. 35 тыс. слов) - однотомный Т.е., составленный на основе 9-16-го изд. «Словаря русского языка» С. И. Ожегова и включающий наиболее употребительную лексику совр. рус. языка.

 

Тире (—) - одиночный разделительный знак препинания (см.), служащий для внутреннего членения предложения и отличающийся многообразием функций. Собственно грамматические функции Т. реализуются в след. ситуациях: 1) в случае эллипсиса в структуре предложения, в т. ч. между подлежащим и именным сказуемым без связки (в частности, перед словами типа это, вот): ... то поздравляли жену, то жена позд равляла, то — дочка, то — дочку...; «Крат-костъ - сестра таланта» (Чехов); 2) перед обобщающим словом, заключающим перечисление однородных членов предложения: аТрава, кусты - всё вдруг потемнело* (Тургенев); 3) при прямой речи: Т. выступает как сигнал начала абзацного построения прямой речи (её реплик); между репликами диалога, оформляемыми подряд в строку (внутри абзаца) в кавычках: «"Не отвечает?" - "Нет".- "Он в это время всегда дома".- "Да, я знаю"» (Федин); перед вводящей частью (авторскими словами) после чужой речи или цитаты: «"Как это скучно!" - воскликнул я невольно» (Лермонтов).
Семантические функции Т.; 1) соединительное Т. между двумя словами для обозначения предела «от ... до»: беспосадочный перелёт Москва - Ванкувер; 2) Т. между частями бессоюзного сложного и сложносочинённого предложения для указания временных, условных и следственных отношений, а для выражения неожиданности, резкого противопоставления и быстрой смены событий - и между отдельными элементами этих частей, ср.: ^Положить палочку на воду - и она поплывёт по течению* (Пришвин); Молодёжь ушла - на вечере стало скучно (=поэтому стало скучно) в отличие от Молодёжь ушла: на вечере стало скучно (=потому что стало скучно); *И щуку бросили - в реку» (Крылов); *Это я не ради тебя - ради нас всех, чтоб от стыда уйти» (Дудинцев).
Функция        актуального        членения
предложения - возможность для пишущего с помощью Т. подчёркивать в тексте коммуникативную значимость отдельных слов или конструкций: «Я вас спрашиваю: рабочим - нужно платить?» (Чехов); «Смысл лекций прост - виноват во всей кутерьме — сатана» (Булгаков). Эта функция полностью не может быть регламентирована.
В совр. практике при передаче причинно-следственных отношений отмечается стремление пишущих расширять употребление Т., ставить его вместо ожидаемого двоеточия, напр.: «Он хотел сказать и сказал этой выходкой - "ты в моей власти"» (Гордин); Повторю - обстановка в городе достаточно сложная, ср.: «Моя задача: спасти "Остров"» (Горбовский).
В тексте употребление одиночного Т.- как знака разделительного - следует отличать от двойного Т. Двойное тире — парный выделительный знак препинания, служащий для внутреннего членения предложения. Основное назначение двойного Т.- выделение подчёркиваемых слов, конструкций, предложений, к-рые благорадя этому приобретают статус вставных (см. Вставная конструкция). Напр.: Дневники мною не были - о чём горько сожалею - сохранены: Сжав зубы -чтобы не. терять времени даром - он изучал противника; На въезде меня дожидался — кто бы мог подумать! - Сергей.
Двойное Т. в сильной позиции употребляется в середине состава предложения (выделяемое фиксируется в тексте с обеих сторон, см. примеры выше), в слабой позиции - в конечной части предложения (выделяемое фиксируется только спереди, левым элементом двойного Т.): Пошла сама и повела за собой Марину - так звали девочку. Выделение с помощью двойного Т. не может быть в начальной части предложения.
Распространено мнение, что знак Т. изобрёл Н. М. Карамзин, однако исследования В. Ф. Ивановой показали, что в рус. печати Т. начинает употребляться с кон. 60-х гг. 18 в.; Карамзин же способствовал популярности и закреплению функций Т. Впервые оно под названием «молчанка» отмечено в «Российской грамматике» А. А. Барсова (1797). Знак «двойное Т.»  («два тире») в качестве самостоятельного парного знака препинания впервые отмечен А. Б. Шапиро (1955).

 

Терминология лингвистическая - совокупность терминов науки о языке. Т. л.— неотъемлемая и основная часть метаязыка лингвистики, т. е. специального языка, при помощи к-рого описываются свойства естественного языка, выступающего как язык-объект. Т. л. отражает концептуальный аппарат различных национальных научных традиций, лингвистических направлений и школ, а также языковых теорий отдельных авторов. Поэтому Т. л. существует не как единая семиологическая система, а как «система систем». Этим обусловлен, в частности, т. н. полиморфизм лингвистических терминов, когда один и тот же термин может обозначать разные понятия в различных научных направлениях и национальных лингвистических традициях (напр., морфема в рус. традиции является родовым термином, а во франц. функциональной лингвистике — видовым, родовым же выступает монема) или когда одно и то же языковое явление обозначается разными терминами (ср. аблаут в нем. традиции, апофония - во франц.). Подобные термины со сходной референцией, но относящиеся к разным концепциям и школам, можно квалифицировать как квазисинонимы (ср. также тема - топик, рема - комментарий). Кроме того, в Т. л. существуют полные синонимы, или дублеты. Они появляются в результате разного происхождения терминов (.рекурсия - отступ, дистрибуция - распределение, лингвистика — языкознание, языковедение), морфонологического и морфологического варьирования (геминат - гемината, морф - морфа, однокорневой — однокоренной), синтаксического варьирования {лингвистическая стилистика — лингвостилистика, лингвистическая поэтика — лигвопоэтика). Неоднозначное соотнесение планов выражения и содержания также находит отражение в Т. л. в виде полисемии терминов. Причинами её может быть переосмысление старых понятий, т. е. новая ступень в изучении объекта, и другие процессы, связанные с накоплением знания. Часто встречается т. н. категориальная многозначность терминов — метонимический перенос по типу «действие, процесс -— результат» (аттракция, заимствование) или «область знания -"- объект» (морфология, фонетика, семан тика). От многозначных терминов следует отличать омонимы (наречие как говор и наречие как часть речи, тема как термин актуального членения предложения и тема как индоевропейская глагольная основа).
Т. л. может быть описана в различных аспектах (синхронном и историческом), может быть классифицирована по различным основаниям. Так, выделяются универсальные термины, обозначающие общие категории, к-рые обнаруживаются во всех языках мира (подлежащее, сказуемое, предложение, тема, рема, темпоралъ-ность), и уникальные,  обозначающие явления, специфические для к.-л. языка или группы языков (ср. термин порода для семитских языков). К универсальным терминам примыкают общенаучные термины, число к-рых в Т. л. невелико (ср. система, структура, закон). В Т. л. входят также индивидуальные термины, принадлежащие к определённой авторской концепции и не выходящие за её пределы (напр., кинема и акусма у И. А. Бодуэна де Куртенэ).
По своей внутренней форме лингвистические термины делятся на мотивированные, где налицо семантическая и структурная соотнесённость составляющих его морфем с морфемами данного языка (ср. переднеязычный, задненёбный, плоскощелевой в рус. фонетической терминологии), и немотивированные, к числу последних, помимо заимствований (см.), относятся также кальки (см.), составляющие, в частности, основу рус. грамматической терминологии (существительное, предлог, залог, лицо и др.). Эти термины, будучи буквальным переводом соответствующих греч. и лат. терминов, стали полностью немотивированными (ср. также немотивированный термин непосредственно составляющие - калька англ. immediate constituents). Подобные термины А. В. Исаченко относил к терминам-названиям, в отличие от мотивированных терминов — описаний.
По генетическому признаку в составе рус. Т. л. выделяются термины исконно русские (языкознание, буква, ударение), заимствования (аусла-ут, пиджин, шифтер, сандхи, анаколуф) и созданные на базе греко-лат. терминоэлементов (микросоциолингвистика, инессив, зооним, инто-нема).
По составу различают однословные (монолексемные) термины и термины-словосочетания (полилексемные), число к-рых в рус. Т. л. составляет ок. 60% (ср. члены предложения, несогласованное определение, основной вид фонемы) . От последних следует отличать сложение терминов - сочетание двух и более самостоятельных терминов, ср. монофтонгизация //восходящего дифтонга, прототипические свойства//подлежащего, компонентный анализ //лексического значения слова. Среди способов образования однословных терминов в составе Т. л. выделяются: семантический— терминологизация слова общеупотребительного языка, часто с метафорическим переносом, ср. поле, гнездо (слов), дерево (зависимостей); сюда же примыкает перенос терминов из других наук, с полным или частичным их переосмыслением (ср. дифференциал и интеграл у А. А. Реформатского): словообразовательный: суффиксация (вариантность, вариативность, контекстуали-зация), префиксация (подтекст, соподчинение, наддиалект), основосложение (словоформа, зву-котип, группофонема, двухфокусный). Особую роль в образовании терминов играют греко-лат.
элементы, комбинационные возможности к-рых практически неограниченны. При этом морфемный статус данных элементов не всегда поддаётся чёткому определению, ср. фон-ема, алло-фон, мор(фо)-ф о н-о-логия. Различные лингвистические дисциплины и направления предпочитают различные принципы образования терминов. Так, ономастическая терминология строится почти целиком на греко-лат. элементах (ср. топоантро-поним, астронимика, теоним). Теория порождающих грамматик, напротив, в своей терминологии отдаёт предпочтение термину-метафоре, что находит отражение и в рус. эквивалентах англ. терминов (ср. кольцо, упаковка, иссушающий контекст).
Историческое изучение рус. Т. л. связано прежде всего с развитием грамматических терминов. Первые грамматические термины возникли в результате переноса соответствующих греческих и латинских на слав, почву. Переводчики и создатели первых рукописных грамматик (напр., статья «О осмих частех слова», 14 в.; «Донат» Дм. Герасимова, 1522; «Адельфотис», 1591) стремились путём буквального перевода (калькирования) сделать термины мотивированными и понятными, т. к. славянские по морфемному составу слова этими свойствами не обладали, ср. супружество - спряжение (калька лат. conjugatio). В грамматиках Л. Зизания (1596) и М. Смот-рицкого (1619) появляется ряд самобытных терминов, отражающих грамматический строй церк.-слав. языка. Так, Зизаний ввёл термин творительный падеж, Смотрицкий ввёл в обиход след. термины: междометие (вместо различие), деепричастие; систематизировал уже существовавшие: имя существительное (вместо прежнего осущественное), имя прилагательное (вместо прилагаемое), именительный падеж, родительный падеж (вместо именовный, рбдный) и нек-рые др. Собственно рус. грамматическая терминология ведёт начало от «Российской грамматики» М. В. Ломоносова (1755), к-рой предшествовали грамматики И. Лудольфа (1696) и В.Е. Адо-дурова (1731). Из 230 терминов «Российской грамматики» половина существует и теперь.

 

Терминологические словари - словари, содержащие терминологию (см.) одной или нескольких специальных областей знаний или деятельности. Т. с. отражают достижения терминологической лексикографии (терминографии) — одного из разделов общей лексикографии (см.). В России первые Т. с- словари религиозных терминов - появились в И в. Первый словарь научных терминов - «Дикционер, или Речениар, по алфавиту российских слов, о разных произращениях, то есть древах, травах, цветах, семенах огородных и полевых, кореньях и о прочих бы-лиях и минералах» К. А. Кондратовича - вышел в 1780.
В Т. с. к каждому заголовочному слову (термину) обычно даются формальные (напр., грамматические, фонетические) и статистические сведения, определение значения термина (т. н. се-млгтизация термина), другая содержательная информация о термине, напр. эквивалент на другом языке, указание на взаимосвязанные термины (синонимы, антонимы, родовые термины) с помощью помет типа см., см. также, выше, ниже и др., показатели допустимости/недопустимости или рекомендуемое™/нерекомендуемое™ термина с помощью помет типа ндп. (недопустимо), нрк. (не рекомендуется), языковые и графические иллюстрации, иногда стилевые пометы типа спец., проф.
На основе наиболее существенных параметров построен ряд классификаций Т. с. Самые распространённые Т.е.: по тематическому охвату терминов — многоотраслевые (напр., «Политехнический словарь», 3 изд., 1989), отраслевые (напр., «Химический энциклопедический словарь», 1983) и узкоотраслевые (напр., «Англо-русский словарь по химии и технологии силикатов», 1986); по типу заголовочного слова, т.е. левой части словарной статьи, - словари терминов (напр., «Словарь лингвистических терминов» О. С. Ахмано-вой, 1966), терминоэлементов (напр., «Элементы
международной терминологии. Словарь-справоч- 557 ник» Н. В. Юшманова, 1968) и сокращений (напр., «Английские сокращения по космической технике», 1990); по типу информации, содержащейся в правой части словарной статьи после заголовочного слова - переводные (напр., «Вычислительная техника и новые информационные технологии. Русско-английский терминологический словарь», 1992), толковые (напр., «Толковый металлургический словарь. Основные термины», 1989), словари-справочники (напр., «Маркетинг. Толковый терминологический словарь-справочник», 1991), перечни терминов (глоссарии) и дескрипторные словари (напр., «Дескрипторный словарь по информатике» Э. Г. Азгальдова, О. А. Высочан-ской, М. И. Хаскиной, 1991); по способу упорядочения словника - алфавитные (напр., «Информатика. Русско-английский терминологический словарь», 1992), тематические, в т.ч. гнездовые (напр., «Русско-немецкий словарь, тематический по книговедению» Ю. К. Якимович, 1983) и алфавитно-гнездовые (напр., «Библиотечное дело. Терминологический словарь», 2 изд., 1986), статистические (напр., «Частотный словарь общенаучной лексики», 1970); по цели (функции) и читательскому назначению словаря- регистрирующие (инвентаризирующие) (напр., «Немецко-русский политехнический словарь», 1984), регламентирующие, в т. ч. ненормативные и нормативные, к-рые включают стандарты на термины (напр., ГОСТ 16487-83 «Делопроизводство и архивное дело. Термины и определения»; Международный стандарт. Per. № ИСО 704-87 «Принципы и методы терминологии»), словари стандартизованных терминов (напр., «Словарь стандартизованных терминов по охране окружающей среды», 1989) и сборники рекомендуемых терминов (напр., «Физика атомного ядра и элементарных частиц. Терминология», 1989), научно-популярные (напр., «Популярный экономико-математический словарь» Л. И. Лопатникова, 2 изд., 1979); Многие Т. с. являются комплексными, совмещая признаки словарей разных видов, в т. ч. толково-переводные (напр., «Радиоэлектроника: русско-английский терминологический словарь», 1992), толково-нормативные (все стандарты на термины и определения), многоязычные тезаурусы, включающие одновременно толкования терминов на нескольких языках (напр., «Терминологическое пособие по теории и методике применения УДК. Словарь терминов с определениями», 1986), частотные словари, выполняющие учебную функцию и содержащие эквиваленты терминов на двух языках (напр., «Частотный англо-русский словарь-минимум по квантовым генераторам» II. С. Манасян, 1983). Создаются, кроме того, Т.е., помогающие решать различные научные и прикладные задачи (напр., «Словарь медицинских терминов на основе греко-латинских и немецких синонимов» Г. В. Шураковой, 1992; «Краткий русско-английский словарь-справочник менеджера», 1991, включающий ок. 3 тыс. слов и словосочетаний, в т. ч. нетерминологического характера; «Русско-английский разговорник для геологов» Е. Н Исаева, И. И. Бондаренко, 1990, содержащий термины геологии, а также типовые тексты документов, используемых на разных этапах работы геологов, типовые фразы и выражения, необходимые для делового общения).
Широкое распространение получили различные способы механизации и автоматизации разработки и использования Т. с. Создаются электронные словари и автоматизированные терминологические банки данных, позволяющие получать необходимые сведения о терминах и обозначаемых ими понятиях с помощью компьютеров, без применения словарей книжного типа. Т.е., отображая в систематизированном виде определённые специальные области знаний или деятельности, выполняют не только информационную, но и познавательную, классификационную и другие функции.

 

Термин (от лат. terminus - граница, предел) —  слово или словосочетание, обозначающее понятие  специальной  области знания или деятельности.
Т. входит в общую лексическую систему языка, но лишь через посредство конкретной терминологической системы (см. Терминология). К особенностям Т. относятся: 1) системность; 2) наличие специального определения - дефиниции (для большинства Т.); 3) тенденция к однозначности в пределах своего терминологического поля, т. е. терминологии данной науки, дисциплины, научной школы (поэтому такие термины, как функция в математике, физиологии и лингвистике принято называть межотраслевыми омонимами; ср. также стопа — в анатомии и стихосложении, операция - в хирургии, военном деле, банков ском деле и др.); 4) отсутствие экспрессии; 5) стилистическая нейтральность. Эти свойства Т. реализуются только внутри терминологического поля, за пределами к-рого Т. теряет свои системные и дефинитивные характеристики - де-терминологизируется (ср. цепная реакция как образное выражение в общелит. языке; калибр в разг. языке - 'размер, величина, форма'). Процессы детерминологизации (переход Т. в общеупотребительную лексику) и терминологизации (переход общеупотребительного слова в Т., напр. усталость, надёжность как технические термины, избыточность, окончание в лингвистике и др.) свидетельствуют о взаимопроникновении терминологической и нетерминологической лексики. Наряду с терминологизацией, в основе к-рой часто лежит метафора (ср. щёки в геоморфологии, память в кибернетике и информатике, тяжёлая вода в химии), к способам создания Т. относится ретерминологизация - перенос готового термина из одной дисциплины в другую с полным или частичным переосмыслением, ср. дифференциал в математике - дифференциал в лингвиста ке (в фонологии). Т. могут заимствоваться из другого языка (компьютер, файл, сервер - из англ., авизо из итал.: сюда же относится калькирование, см. Калька), а также создаваться из морфемного инвентаря собственного языка (при боростроение, дождевание, водность, странич-ность, расфильтровка, задувка) или из интернациональных элементов (астрогеология, диод, алломорф, эхограмма, перикардит).
Т. как единица рус. языка подчиняется его фонетическим и грамматическим законам. Структурно-семантические особенности Т. проявляются в сфере словообразования, где происходит специализация отдельных формантов, характерных для собственно терминологических моделей: -ома (фиброма, аденома), -оз (стеноз, остеохондроз), -ит (панкреатит) в медицине; -ема (фонема, лексема, интонема) в лингвистике. Для описания структуры Т. используется понятие термино-элемента - минимального значимого компонента Т. (им может быть как морфема, ср. интернациональные терминоэлементы, так и слово в термине-словосочетании, напр. система управления положением корабля посредством выброса газа). Система Т. в целом и отдельный Т. подвержены семантическим изменениям в связи с изменением общего состояния («парадигмы») науки и концепций конкретной научной дисциплины.
Т. являются объектом самостоятельной лингвистической дисциплины — терминоведе-ния. Т. различных отраслей знания находят отражение в специальных терминологических словарях (см.).